Глава Россельхознадзора: Цены на красную икру могут повышаться искусственно
19 January 2022, 13:45

Сергей Данкверт
Руководитель Россельхознадзора

Более 80% кормов для домашних животных не соответствуют заявленному составу — в некоторых популярных мясных консервах мяса нет совсем. Но качество молока и рыбы, закупаемых для школ и больниц, удалось подтянуть. О борьбе с фальсификатом и контрафактом, росте цен на мясо и многом другом в интервью «РГ» рассказал руководитель Россельхознадзора Сергей Данкверт.

Вместо кролика — кукуруза

Россельхознадзор вводил в 2020-2021 годах запреты на поставки кормов для домашних животных из США, Канады и европейских стран. Высказывались опасения дефицита кормов. Есть ли эти риски сейчас?

Сергей Данкверт: Нас стараются дискредитировать, что мы якобы лишаем российских потребителей специализированных лечебных кормов для животных. Однако если речь идет действительно о кормах, обладающих лечебными свойствами, то они по законодательству страны должны пройти процедуру регистрации. А у нас ничего не зарегистрировано.

Зарубежные производители также используют в производстве кормов ГМО, но ни одна компания не подала документы на регистрацию кормов с ГМ-компонентами, несмотря на наши неоднократные предупреждения и все принятые меры.

Мы же вводили ограничения в отношении определенного перечня стран не просто из-за нашей прихоти, а потому что ветеринарные службы серьезно снизили уровень контроля за своими экспортерами, что в результате привело к отгрузкам в Россию кормов сомнительного качества и уровня безопасности.

Но домашние животные едят эти корма с удовольствием и отказываются возвращаться к «человеческому» меню…

Сергей Данкверт: Мы постараемся выяснить, что в эти корма добавляют такого «особенного». Но точно это не тот состав, что указан на упаковках. С нас в Европе требуют прослеживаемость продукции, мы действуем зеркально. Наши требования просты: производитель и импортер должен отвечать за свою продукцию.

При этом реклама у этих кормов такая, что самому хочется попробовать — ломтики кролика в соусе, специальное диетическое питание, премиальное качество… И цена соответствующая — 200 рублей за 100 грамм. Реклама же — недешевое удовольствие.

Только потом мы почему-то удивляемся, чего же наша кошка толстеет после этого корма. А потому что из 450 образцов, которые мы проверили, 380 не соответствовали заявленному составу, а это более 80%. Где-то заявлен кролик, а его ДНК в консервах вообще нет. Мы исследовали образцы очень популярного в России корма, который продается практически в каждом магазине, где в составе указаны различные виды мяса, а его там нет никакого — только растительные ингредиенты, соя и кукуруза. На маркировке одних испанских консервов была заявлена мясо-костная мука. Наши инспекторы приехали на предприятие и выяснили, что это мука из перьев птицы. В то время как по всей Европе гуляет птичий грипп.

При этом, если мы хотим поставлять любую пищевую продукцию в Евросоюз, к нам предъявляются строжайшие требования, в том числе касающиеся абсолютной прослеживаемости производства товаров и аттестации в ходе аудита производителей используемого сырья. Однако уже известны планы инспекций Еврокомиссии на этот год (2022), и российские предприятия в них не включены.

Мы же, напротив, несмотря на выявленные системные пробелы в государственном и производственном контроле в странах Евросоюза, достаточные для введения более масштабных ограничений, продолжаем сотрудничество с компетентными ведомствами, проведение инспекционной работы и остаемся открытыми для диалога с российским бизнесом. В 2021 году мы провели проверки в 14 странах, на ближайшие месяцы запланированы аудиты французских и австрийских систем надзора. По их результатам и представленным документам из закрытых стран уже более 100 компаний возобновили экспорт в Россию.

Наши требования просты: страна-экспортер и производитель, если они заинтересованы в работе на российском рынке, должны отвечать за свою продукцию, ее качество и безопасность в соответствии с требованиями нашего законодательства. Также ответственность за продаваемые корма и добавки лежит на российских импортерах.

Недавно вы предложили ввести маркировку на рыбные консервы. Зачем? Ведь есть же ваша система «Меркурий», которая позволяет отследить подмену сырья. Вы верите в то, что маркировка «Честный знак» не будет фикцией и поможет сократить долю нелегальной продукции?

Сергей Данкверт: Эти две системы взаимно дополняют друг друга. «Меркурий» прослеживает продукцию до розницы, маркировка — до потребителя. Мы видим по ветеринарным документам факты подмены сырья, маркировка позволяет зафиксировать противоправные действия с реализацией товара. Одними усилиями Россельхознадзора невозможно решить проблему качества и безопасности продукции — только совместными действиями всех заинтересованных органов.

По нашим ветеринарно-сопроводительным документам на конец 2021 года в стране произведено 193 тонны черной икры и 29,5 тыс. тонн красной икры. Благодаря системам удалось выявить, что часть икры не соответствует требованиям безопасности и качества.

Вот мы сегодня говорим, что красная икра очень дорогая. И вообще все продукты дорожают. Но часто цены могут повышаться искусственно, поскольку продукция не соответствует задекларированным параметрам. В консервах с сайрой сайры может и не быть, а вместо нее в банке может оказаться более дешевая сельдь.

По молоку помогает маркировка? В прошлом году в школах, детсадах и больницах более четверти всей продукции было фальсификатом. А в этом?

Сергей Данкверт: С 2017 года по сегодняшний день наблюдается кратное снижение доли небезопасной продукции по молоку, меду, кормам, рыбе.

Вы же помните случаи, как у нас за бюджетные деньги закупалось масло по 500 рублей за кг, тогда как оно не могло стоить меньше 700 рублей за кг? Мы проделали большую работу, в том числе с минпросвещения и общественными организациями. Удалось создать механизмы, способные отследить любые закупки продуктов — в школы, детсады, больницы. Соответствие объемов используемого сырья и произведенной из него продукции, происхождение применяемых компонентов мы отслеживаем с помощью системы «Меркурий», а все результаты лабораторных исследований видим в системе «Веста», в которой работают все ветеринарные лаборатории. Так, порядка 70 млн лабораторных исследований мы можем посмотреть в электронном виде.

Это способствует очищению рынка от недобросовестных игроков. Но по-прежнему остаются вопросы к самой системе бюджетных закупок, главным ориентиром которой является низкая цена, без учета четких критериев к качеству и безопасности продуктов.

«Болезненный» рост

К «человеческому» коронавирусу в 2021 году добавились вспышки болезней животных. У нас из-за АЧС выросли цены на свинину, а из-за птичьего гриппа — на мясо птицы. Возможно ли остановить распространение, и если да, то как?

Сергей Данкверт: Конечно, можно говорить о том, что эпизоотия повлияла на цену на мясо, но на мой взгляд, болезни не оказали значительного влияния. Ну потеряем мы 100 тыс. тонн мяса, а производим почти 5 млн тонн в год. Все могло быть гораздо хуже.

У нас ситуация контролируется через электронно-сопроводительные документы — оперативно можно найти, из какого региона пришло мясо, и отсечь поставки. В других странах ситуация менее контролируема, и поэтому там намного тяжелее. В Европе зафиксировано 13 тыс. случаев АЧС, более 2,5 тыс. — гриппа птиц. А у нас АЧС всего 390 случаев.

В России основная проблема в лояльности законодательства — например, о своих проверках мы должны предупреждать предприятия за три дня. А инспекторы должны приходить неожиданно и не для того, чтобы кого-то наказать, а чтобы понять, как ситуация обстоит на самом деле. Поэтому и получается, что белгородское предприятие два месяца скрывало от нас АЧС, и мы обнаружили его продукцию с геномом вируса потом в 16 регионах. АЧС у нас распространяется исключительно из-за человеческого фактора.

Понятно, что нам придется сосуществовать и с гриппом птиц, и с АЧС. Просто надо исключить контакт диких птиц и кабанов с домашними. Европейцы ведь и пострадали из-за того, что пошли на поводу у «зеленых», разрешив свободный выгул домашней птицы.

Кроме птичьего гриппа были ваши запреты на ввоз инкубационного яйца. Хотите сказать, это тоже не повлияло на цены?

Сергей Данкверт: То же самое — нет предмета для разговора. Мы производим в России до 4 млрд инкубационного яйца, а ввозим из других стран всего 650 млн. Причем к концу прошлого года производство собственного яйца мы еще и нарастили. К тому же мы запрещали поставки из одних стран, но их место занимали другие. Когда в Голландии начался грипп птиц, наши импортеры переориентировались на Турцию.

Так что, если цены на мясо и росли, причина не в самих вспышках болезней, а в психологических страхах — вдруг возникнет дефицит, вдруг производство остановится. Но птицей и свининой страна обеспечивает себя сама. Если раньше мы импортировали 3,5 млн тонн мяса всех видов, то в прошлом году в страну было завезено всего 590 тыс. тонн, в этом году будет еще минус 25 тыс. тонн импорта. Поэтому тут опасаться нечего.

Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила к 2024 году разработать вакцину от АЧС. Это возможно сделать?

Сергей Данкверт: Мы принимаем участие в этой работе. Но вопрос непростой, раз за 60 лет ученые так и не придумали вакцину от АЧС. Думаю, если АЧС будет дальше распространяться, придется поработать над генетической модификацией свиней — чтобы они стали менее восприимчивы к вирусу и его распространению.

Правительство решило обнулить ввозную пошлину на 100 тыс. тонн свинины и 200 тыс. тонн говядины. Но количество предприятий, с которых разрешен импорт в нашу страну, пока ограничено. Будете расширять этот список?

Сергей Данкверт: Дело ведь не в том, сколько предприятий допущено на наш рынок. Главное — какой объем продукции они могут поставить. Например, по свинине открыто 27 предприятий в Южной Америке, по говядине — 107. На наш взгляд, этого более чем достаточно. Если импорт снижается, то это связано не с количеством разрешенных предприятий, а с экономическими факторами, ростом собственного производства и большей привлекательностью для поставщиков других рынков сбыта продукции, например в странах Азии.

Уроки китайского

Мясопереработчики недавно заявляли, что перебои в поставках добавок и витаминов для животных могут привести к закрытию комбикормовых заводов. Насколько серьезный дефицит сложился? Сильно ли на это влияет ограничение поставок из Китая? С чем он связан и как можно решить вопрос?

Сергей Данкверт: Эта ситуация возникла не только у нас, это проблема для всего мирового рынка. Европейские и американские производители комбикормов закупают сырье в Китае. А Китай увеличивает производство своих сельскохозяйственных животных. Поэтому у них просто не остается прежнего объема добавок и витаминов на экспорт. Тут еще «зеленая» повестка. Мы ратуем за уменьшение углеродного следа и одновременно удивляемся дефициту продукции химического синтеза. Так не бывает.

По моему мнению, у нас есть все возможности для решения этой проблемы. Можно элементарно сеять больше сои и кукурузы и этим обходиться, кормить животных как 40 лет назад. И не надо говорить, что технологии с тех пор поменялись. Понимаете, где-то ведь есть предел наращиванию показателей. Бройлер раньше жил 65 дней, а сегодня достигает тех же параметров за 35 дней. Вы уверены, что сейчас курица лучше?

С другой стороны, самое крупное месторождение газа, в котором есть необходимые для производства витаминов и добавок вещества, находится у нас в Поволжье. Газ экспортируем в Бельгию, там делают аминокислоты, которые мы закупаем втридорога. А теперь скажите, если газ подорожал примерно в семь раз, вы всерьез ждете, что эти добавки будут дешевыми и себестоимость производства мяса будет низкая? У нашего бизнеса есть отличные возможности производить эти добавки в России.

Мы научились обеспечивать себя теми товарами, которые быстро приносят деньги, вроде той же птицы или свинины. Корма, добавки — более сложная категория. Но потенциал у нас огромный — мы можем сами обеспечивать ими весь Китай.

Больше года назад Китай почти прекратил импорт нашей рыбы из-за того, что на ней был обнаружен коронавирус. С тех пор переговоры по поводу возобновления поставок сдвинулись с мертвой точки? Или можно окончательно забыть об этом импортере?

Сергей Данкверт: Мы продолжаем вести переговоры с Китаем. Но с этой страной быстро вопросы не решаются. Да и никакой катастрофы за этот год не произошло — падение экспорта рыбы в целом в годовом выражении составило всего лишь 9%.

Зато ограничения со стороны Китая определенно пошли на пользу российским рыбакам — как только нам закрыли КНР, мы тут же нашли варианты поставлять рыбу в традиционные страны, куда она раньше ехала через Китай. Это Германия, Франция, Испания, Норвегия, Польша. Тут же задумались о своей переработке сырья, чтобы поставлять на экспорт продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Конечно, удобно было сваливать рыбу в кучу и навалом все это сгружать в Китай. Но и цена за такую продукцию копеечная. Да и, мягко говоря, это не совсем подходящие технологии для XXI века. Тем более когда на дворе бушует коронавирус. Китай защищает свое население, в том числе и такими способами. Хотите возить рыбу — везите в контейнерах, которые удобно проверить. Дефицит контейнеров? Это уже ваши проблемы, так считает Китай.

Недавно на заседании РАН вы говорили о необходимости изменения законодательства в отношении ГМО. Что именно предлагаете — снять запреты на производство ГМ-культур? Есть ли будущее у таких технологий в нашей стране?

Сергей Данкверт: Речь идет об изменении законодательства — у нас оно либо чрезмерно ужесточено, либо, наоборот, слишком мягкое. Например, по закону о семеноводстве проверять ГМО на границе мы должны начать с 2024 года. А разве не надо проверять в 2022-2023 годах? Мы уже обнаружили больше десятка случаев, когда ГМ-культуры сеют у нас в стране. Разве не надо с этим бороться уже сейчас?

При этом мы регистрируем ГМ-линии для человека, но для животных заставляем регистрировать те же линии заново. Зачем так усложнять?

Что касается производства ГМ-культур, мы можем оставаться чистыми от ГМО — у нас достаточно земли. Но если будут найдены ГМ-линии, которые дадут возможность производить более засухоустойчивую пшеницу и другие культуры, то через какое-то время, если мы не будем это использовать, нас просто подвинут на мировом рынке. Мы не сможем продавать свою продукцию. Это надо учитывать и как минимум вести соответствующие научные исследования.

Источник: rg.ru

Читать: Прогноз биржевых цен на 19 января 2022 

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.
Важные
Жара под 40 в Молдове: солнце спалило урожай, сезон у аграриев снова убыточный (Видео)
В Молдове действует «красный» уровень погодной опасности. Местами температура поднялась до плюс 40. Посевы буквально сгорели на солнце, но правительство страны пообещало оказать фермерам финансовую помощь.
ЕЦБ сохранил ключевые ставки на прежнем уровне
Совет управляющих Европейского центрального банка (ЕЦБ) решил оставить без изменений три ключевые процентные ставки