Эксперты прогнозируют рост цен на зерно, но только до весны (Видео)
18 января 2020, 13:14

К концу 2019 года темпы экспорта пшеницы упали из-за того, что аграрии придерживают зерно, а трейдеры жёстко конкурируют друг с другом. Роста темпов вывоза, а с ними и цен можно ожидать в 2020 году, однако эксперты не советуют передерживать пшеницу дольше марта.

О том, как изменится аграрная политика государства в новом году, как зернотрейдеры перестраиваются под требования покупателей и каких цен ждать на пшеницу во второй половине сезона, говорили на традиционном итоговом заседании Клуба агрознатоков ИД «Крестьянин».

В нынешнем году мы проводили его уже в пятый раз – и побили все рекорды: обсудить аграрные перспективы в растениеводстве (и животноводстве, куда без него) съехались почти полсотни руководителей крупных хозяйств юга России.

Господдержка – 2020: лимиты расширяются

Замминистра сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области Ольга ГОРБАНЁВА: – В текущем году господдержка составила более пяти млрд рублей. Действуют два алгоритма: возмещение затрат и льготное кредитование. Этот инструмент работает уже без сбоев, о чём свидетельствует и сумма выданных в этом году кредитов – порядка 17 млрд краткосрочных и чуть больше 6 млрд на инвестиционные цели. На сегодня (12 декабря. – Прим. авт.) исчерпан не весь лимит.

В следующем году поддержка предусмотрена в объёме 5,6 млрд рублей. Из регионального бюджета предполагается введение двух новых направлений. Будут средства на возмещение затрат по мясному скотоводству – 75 млн рублей. Сельхозпроизводителям возместят 30-35 рублей за килограмм мяса, сданного на донские перерабатывающие предприятия. Кроме того, заложено семь млн рублей на поддержку уходных работ на виноградниках автохтонных сортов. Сумма небольшая, но у нас и виноградников не так много.

Что касается очень востребованной поддержки на возмещение затрат по приобретению сельхозтехники, то в региональном бюджете на 2020 год предусмотрено 366 млн. На три года – 1 млрд 55 млн рублей. Что здесь меняется?

Дополнительно к тем, кто имел право получать эти средства в 2019 году (занимаю­щиеся животноводством, виноградарством и садоводством), добавлены те, кто приобретает сельскохозяйственную и автомобильную технику, работающую на газомоторном топливе – метане.

Кроме того, мы будем выплачивать эту субсидию аграриям, которые занимаются не только животноводством, но и растениеводством в районах с наименьшим уровнем плодородия: Дубовский, Заветинский, Зимовниковский и Ремонтненский.

Также в конце текущего года мы увеличили лимиты льготного кредитования в пределах, установленных МСХ РФ, до 400 млн на одного заёмщика. Сейчас МСХ РФ разместил проект приказа, в котором предполагается увеличение лимита на одного заёмщика до 600 млн рублей.

Несколько слов об агростраховании. Согласна, что условия страхования с господдержкой, которые существовали до нынешнего года, были не интересны аграриям. Получить возмещение было непросто.

Мы серьёзно и долго работали с Национальным союзом агростраховщиков. Внесены изменения в закон о страховании. Смягчены условия страхования и получения возмещения при наступлении страхового случая.

Постепенно объём средств из федерального и регионального бюджетов на возмещение ущерба сельхозпроизводителей сокращается. Поэтому вопрос страхования будет всё более актуальным.

Эксперты отмечают снижение посевов озимой пшеницы в Европе, которые к тому же находятся в неважном состоянии. В России наоборот – рост площадей и погода пока благоприятствует.

Мелиорация: что сдерживает её развитие?

Гендиректор ООО «Раздолье» Эдуард КУРОЧКИН: – У нас назревает чрезвычайный вопрос в плане развития мелиорации. В этом году мы ввели на своём предприятии 700 га орошаемых земель. И столкнулись вот с чем.

Росрыболовство обязывает всех заключить договор на возмещение ущерба по забору воды. По нему кубометр воды на нашей насосной станции обходится нам в 4 рубля 85 копеек. Сумма возмещения рассчитывается исходя из максимального потребления. То есть она не зависит от того, сколько воды мы реально потребили.

А например, в этом году из-за благоприятных погодных условий мы использовали норму только наполовину… Далее – Росрыболовство принуждает заключать договор на восполнение в водоёмах осетра русского, которого там никогда не было! Это ещё пять рублей на куб. В итоге куб воды стоит 9 рублей 85 копеек!

Мы пишем письма в Москву. У нас в проекте значится развитие орошения ещё на 1 200 га в следующем году. Но я не вижу смысла этим заниматься, потому что нет экономической эффективности. Здесь нужно поменять правила игры. Они были приняты 20 лет назад.

И почему-то осётр, которого мы должны оплачивать при разведении, должен быть навес­кой в два грамма. Выживает его до товарного вида всего 0,9%. А я должен заплатить за все 100%. Почему нельзя платить за осетра навеской 50 г, 30 г, у которого выживаемость 60%? Это будут совсем другие цифры – в 10 раз меньше. И осётр будет жить. И денег я меньше заплачу.

Следующая тема: мы построили свою насосную станцию. Подаём воду на оросительную систему, но почему-то не получаем субсидию от государства за потреблённую электроэнергию. У нас стоит отдельный узел учёта на эту станцию. А те, что раньше были государственные, сейчас почему-то оказались на 50% частные.

Выходит, кто-то их выкупил. Но они получают субсидии из бюджета на использованную электроэнергию. В чём разница между нами? Я этого тоже не понимаю. Мы можем увеличить производство только благодаря наращиванию орошаемых площадей. А мы не будем этого делать, потому что невыгодно.

Пшеница – ждём активизации экспорта?

Директор департамента стратегического маркетинга АО «Русагротранс» Игорь ПАВЕНСКИЙ: – Наш прогноз по валовому сбору зерна в 2019 году – 122,1 млн тонн. Это второй валовой сбор в истории России. Первый был в 2017 году – 135 млн тонн. По пшенице 75,7 млн тонн (тоже второй показатель после 2017 года). Кукурузы 14,1 млн тонн (второй показатель после 2016 года). Ячмень 20,6 млн тонн (на уровне 2017 года).

Иными словами, потенциал экспорта у нас высокий. Но ввиду того что внутреннее потреб­ление всё-таки увеличивается, свиноводство продолжает расти, плюс к тому ценовая ситуация… Впервые за многие годы в этом сезоне экспорт у нас с июля не растёт, а падает. Если мы начинали вывозить по 4,5-4,7 млн тонн в начале сезона, то в ноябре свалились до 3,2 млн тонн. А в декабре будет ещё меньше.

Это очень нехарактерно. И происходит потому, что экспортные цены хоть и растут (со $ 185 выросли почти на $ 30 к нынешнему моменту, а на февраль уже котируется $ 214), тем не менее внутренние цены растут гораздо активнее. За это время они выросли на $ 35-40. Это приводит к тому, что экспортёры снижают свою активность.

И всё-таки весной, думаю, мы сможем увеличить темпы вывоза по сравнению с тем, что было год назад. То есть вместо 2-2,5 млн тонн, в месяц выйдем на 3 млн тонн и больше за счёт того, что рост цен по ряду причин может продолжиться. В Европе отмечено снижение посевов озимых, и их состояние хуже, чем год назад. На Украине снижение посевов. У нас рост и хорошее состояние.

Из новых направлений – мы начнём, наконец, поставки в Иран. Он открылся по пшенице, начал закупать, и там объём может быть приличный. Это тоже поддержит спрос на российскую пшеницу.

Несмотря на снижение в экспорте, у нас зафиксировано плюс 45% объёмов по малой воде. Это за счёт Турции, плюс 28% по портам Каспия на Иран, несмотря на все проблемы с оплатами, волнениями и прочим. И в три раза вырос экспорт в Азербайджан: Казахстана на рынке нет, и, соответственно, мы монополисты здесь.

При этом самое большое снижение произошло по порту Кавказ – на треть (с 8,6 млн тонн до 5,8 млн тонн). И по Тамани – на 26%. Новороссийск всего на 14% ушёл вниз. И Балтика провалилась – падение на 62% перевалки зерна, это направление вообще сейчас неинтересно. Сейчас поставки из центра в значительной степени переориентировались на южные порты.

Каждый из экспортёров выбрал свою тактику и стратегию. Несмотря на общее сокращение экспорта, ряд компаний очень здорово нарастил свою долю и вывоз. В частности, это компания «Мирогрупп Ресурсы», которая увеличилась в доле в три раза – с 3,5% почти до 10%. Это ОЗК: увеличение с 700 тыс. тонн почти до 1,2 млн тонн. Это «Зерно-Трейд» и «Артис-агро Экспорт».

На этом фоне компании, которые вывозят через Кавказ, через Тамань – «РИФ», «Астон», трейдинговая компания Glencore – существенно сократили доли и объёмы.

Скажу о тендерах, которые проводились в октябре-декабре на Египет, Тунис, Иорданию и Алжир, в пересчёте на российский FOB. Итак, Египет поднял цену с $ 203 до $ 214, Тунис поднялся на $ 6 (с $ 206 до $212), Иордания – с $ 208 до $ 216, Алжир с $ 207 до $ 212. Идёт достаточно активный рост цен на тендерах, которые в большом количестве в последнее время проводятся.

Что с нашими конкурентами? На сегодня ЕС, Украина и США вывезли на 10,5 млн тонн больше, чем в прошлом году. То есть они с лихвой компенсировали наше снижение.

Если смотреть на остаток сезона, то достаточно большой объём предстоит отэкс­портировать у ЕС (порядка 13,7 млн тонн) и у США. Украина вывезла больше 14 млн тонн, а весь прогноз – 20 млн. Если говорить в целом, то остаток на ноябрь-июнь со стороны стран-конкурентов составляет порядка 33 млн тонн.

В прошлом году они вывезли за этот период 34 млн. То есть ресурс у стран-конкурентов ниже, чем в прошлом году. Соответственно, есть вероятность, что наша пшеница всё равно будет востребована. Потому что если смотреть на нынешние темпы, то ни о каких 32 млн тонн говорить не приходится. Даст бог, вывезем 30 млн, если всё будет происходить так, как сейчас.

Надо ли работать на протеин? К сожалению, немногие страны готовы брать у нас третий класс и платить за это. Вот Турция на этой теме выросла в разы, но при этом премию не платит. Для нас закрыты Япония, Юго-Восточная Азия, которая тратит сумасшедшие деньги, но продолжает брать дорогую высокопротеиновую пшеницу у Австралии, Канады, США.

У нас таких стран мало. Это Египет, Бангладеш, Вьетнам. Поэтому достаточно сложно получить премию на данных рынках. Пшеницу с протеином 13-13,5% мы вынуждены продавать по цене 12,5%. Если не будем прорываться на рынки высокопремиальной пшеницы, то будет тяжёло.

Руководитель Аналитического департамента Российского зернового союза Елена ТЮРИНА: – Как известно, к 2014 году Владимир Путин поручил правительству довести экспорт продукции АПК до показателя 45 млрд долларов. Из них 11,5 млрд – это зерно.

То есть в пересчёте на текущие цены мы должны увеличить объёмы вывоза на 20-22 млн тонн. Что это значит? Увеличение мощностей по логистике, рост потребности в железнодорожных вагонах, работа по продвижению продукции на рынки, притом что на некоторых мы уже имеем более 50%… Нам надо ОЧЕНЬ много работать, чтобы достигнуть озвученных показателей.

До 2024 года на агрологис­тику у нас планируется потратить около 30 млрд рублей. Программу развития зернового рынка уже начали реализовывать, и мне кажется, то, что делает на рынке группа «ВТБ», это тоже часть данной программы (в последние месяцы банк активно скупает агропредприятия различного профиля, от трейдинга до перевалки зерна. – Прим. авт.). Консолидация зерновых терминалов, активов по перевозкам… Дальше я ожидаю от этой компании действий по повышению ёмкости элеваторной инфраструктуры.

Сегодня много говорится о том, что мы вошли в сезон с высоким уровнем цен – как раз компания «Мирогрупп Ресурсы» (входит в группу «ВТБ». – Прим. авт.) давала цены на 7-8% выше, чем в среднем по рынку. Аграрии ориентировались на неё, держали зерно, и мы увидели снижение объёмов экспорта.

Я призываю всех смотреть на биржи. Если не продавать сейчас, то в конце сезона цены могут упасть. Наверное, март – последний момент, когда можно будет продать пшеницу по высокой цене. Весной рынок будет уже насыщен.

И ещё о качестве – я бы уделяла ему большое внимание. По данным аналитиков, в Европе постепенно падает количество пшеницы с протеином 11,5-12%. А это основной наш объём. Да, пока что цены на пятый класс соответствуют четвёртому, но думаю, это временно. Ориентироваться стоит на «четвёрку», производство которой снижается в Европе.

Так или иначе, общий экспорт зерна должен подняться до 65 млн тонн, но будет расти и внутреннее потребление, и не только со стороны животноводства. В глубокую переработку зерна приходят иностранные инвесторы. Есть перспективы увеличения внутреннего потреб­ления до 90 млн тонн. Пока что эта цифра составляет 78-80 млн.

Гендиректор компании «Лилиани» Армен НАЛБАНДЯН: – Современные хозяйства с большими объёмами производства, имея мобильные системы загрузки вагонов, могут отгружать урожай, минуя посреднические услуги элеваторов. Гораздо интересней железной дорогой отправлять в глубоководные порты, нежели автотранспортом.

Один из наших партнёров из Целинского района Ростовской области в 2017 году отгрузил порядка 40 тыс. тонн зерна со своего тупика в порты Новороссийска и Туапсе. Разница в дельте по сравнению с отгрузкой автотранспортом в Азов и Ростов составила от 500 до 1000 руб/тонна.

А как много мы теряем на пересушке зерна! Средняя влажность зерна на юге и в центре 10-11%. Самый продвинутый из наших партнёров в прошлом году рискнул и экспериментально заложил на хранение в двух пластиковых рукавах высоковлажное зерно. Это 400 тонн. Хранил до зимы. Затем смиксовал с пересушенным. Доувлажнил таким образом его до состояния обычного ГОСТа.

Получил подтверждение эффективности. И в этом году перешёл на массовое применение – заложил уже в 20 рукавах. Эта технология позволяет, помимо восстановления влаги, получить ещё несколько эффектов: сократить сроки уборки, уменьшить потери зерна по количеству и качеству, оптимизировать затраты на покупку техники.

К чему призывают экспортёры?

Директор ООО ТД «РИФ» Марина ТУРЯНСКАЯ: – Когда мы выходим на тендеры, начинается борьба за объёмы, цены. И страны выбирают оптимальное соотношение цены и качества. Поэтому наряду с объёмами нам надо обращать внимание на чистоту зерна. Все, наверное, слышали про Вьетнам.

Эта страна смотрит на бодяк и говорит: «Такой мусор я покупать не буду». Украина поставляет им пшеницу без бодяка. Индонезия: та же самая проблема, только с головнёй. Страны-покупатели стали обращать внимание и на другие карантинные растения. Это огромный список. И всё тщательно контролируется.

Мы два года ездили в Саудовскую Аравию. Там всегда было требование: ноль клопа черепашки. Мы им доказывали, что 1% клопа не влияет на мукомольные качества пшеницы. В этом году нам сказали: «Хорошо, дадим вам допуск 0,5% клопа». Это для нас тоже мало, но можно найти такие партии.

Основными поставщиками в Саудовскую Аравию были Германия и Латвия. Россия не поставляла туда пшеницу никогда. Разница во фрахте у нас $ 10 (от нас везти дешевле). Плюс цена FOB – тоже минус $ 10. Итого запас у России $ 20.

Мы зарегистрировались на тендер. Готовы были забрать его и сделать первую поставку. Но все страны-конкуренты сбросили цену. И мы не выиграли ни одной поставки. Поняв, что Россия может взять этот тендер, они поджали пояса и не отдали нам рынок. То же самое происходит сейчас с Египтом.

О ближайших планах. Ростовская область лидирует по экспорту зерна. У нас портовый регион. Мы начали развивать рейдовую перевалку. Все страны перестраиваются под многотоннажные партии. Как правило, это «панамаксы» на 70 тыс. тонн.

Плюс рейдовой перевалки в том, что можно грузить в разные трюмы разные культуры. Минус: погода нам мешает. На следующий год мы попробуем выстраивать прайс не только по протеину, как раньше, но и с учётом карантинных растений в партиях.

И по объёмам. Нам очень хотелось бы, чтобы они распределялись планомерно, хотя бы поквартально. Когда мы сдвигаем сезон, как в нынешнем году, то начинаются шторма, ледовый сбор и прочее. Это приводит к удорожанию доставки. И мы просто не можем вывезти нужный объём.

Получится, что в марте-мае будем срочно что-то продавать. А продать невозможно, потому что ниши заняты другими странами. Мы как экспортёры готовы показать аграриям всю свою расход­ную часть. Нам надо открывать новые рынки сбыта, учитывая экспортный потенциал. Но думаю, что пришло время сближения трейдеров и поставщиков. Давайте работать более согласованно.

Животноводство: осваиваем новые рынки и технологии?

Руководитель компании «Агроленд Кубань» Олег ГРИДИН: — Поставка технологического оборудования для содержания молочного поголовья не стала основным направлением деятельности нашей компании. Мы занялись воспроизводством, сохранностью скота, квалификацией специалистов. Используем иностранный и местный опыт.

Два года назад в одном из предприятий стали внедрять технологию интенсивного выращивания молодняка — от выпойки молозивом до выпойки голландским ЗЦМ. Получили средний привес по истечении двух месяцев 850-900 граммов.

Специалисты нашей компании присутствовали на начальном этапе опытов и выстраивали менеджмент. В этом году эти нетели отелились. В 24 месяца удачно вошли в отёл. И сейчас они выходят на пик лактации и дают в среднем до 35 литров от дойной коровы.

Важная проблема: часто на фермах наблюдается низкое воспроизводство, низкий процент выявления охоты у животных. Уже четвертый год мы реализуем продукт под названием «Электронное выявление коров в охоте». Это датчики, программное обеспечение. Израильская разработка. Данная программа позволила нам увеличить процент выявления коров в охоте до 40% по отношению к прежним результатам.

Почему? Практически все коровы имеют высокую активность и многие приходят в охоту ночью. До 45-50% коров «гуляет ночью». В это время на ферме нет специалистов. Это не фиксировалось раньше, всё делалось визуально. Наша программа все фиксирует онлайн. Предприятия, которые начали внедрять эту технологию, по итогам года в среднем на 500-650 голов дойного стада получили плюсом до 100 телят за счёт того, что мы смогли вовремя выявить охоту, осеменить.

Ещё один результат нашей работы в этом году. Мы привезли в Краснодар доильный зал с революционной технологией. Это почетвертное доение. Самый технологический на данный момент доильный зал. По своему функционалу он приближен к доильному роботу. Но доильный робот обслуживает всего 50-60 голов, и он достаточно дорогой, его обслуживание дорогое, требуется высокая квалификация специалистов.

Наша же технология — это классический стационарный доильный зал(параллель, карусель и др.), но имеющий функцию почетвертного контроля процесса доения. Наши израильские коллеги доказали, что молокоотдача по разным соскам может составлять от одной минуты до 2,5 минут.

Соответственно, если мы всех доим одновременно, то это приводит к маститу. Мы в этом году запускаем такие доильные залы в Краснодарском крае. И готовы выйти на рынок Ростовской области в 2020 году.

Гендиректор Национального союза производителей говядины Роман КОСТЮК: – На сегодня практически единственный рынок в животноводстве, который имеет строгую тенденцию роста, это производство говядины. Это единственный рынок, который имеет серьёзные масштабы. Земля для выращивания КРС в мире исчерпана. Остались Казахстан, Россия и ещё немного стран.

Главный миф о мясном скотоводстве заключается в том, что деньги зарабатывают на мясе. На сегодня это абсолютная неправда. И фактически это приводит к разорению тех, кто построил небольшие предприятия с полным циклом производства.

Бык, которого вы растили два года и получили вес 480-520 кг, стоит на бойне 70 тыс. рублей. Сегодня на рынке России тёлка от 12 до 14 месяцев , взятая с пастбища, стоит 80 тыс. рублей. Где маржа? Речь идёт о том, что на нашем континенте (РФ, Азербайджан, Киргизия, Грузия, Казахзстан, Узбекистан и др.) недостаёт 7-8 млн голов скота для обеспечения рынков продаж.

Только в России, чтобы заменить импорт говядины, не хватает 3 млн коров в мясном скотоводстве. У нас сегодня 1 млн голов мясного направления продуктивности. Вся отрасль мясного скотоводства производит примерно 400 тыс. тонн говядины и ещё 380 тыс. тонн мы завозим из-за границы. То есть нам надо удвоиться, чтобы только закрыть внутренние потребности.

У наших соседей в Казахстане в 2018 году принята национальная стратегия развития фермерства, где выделено $20,5 млрд на создание 100 тысяч семейных предприятий мясного скотоводства. Сегодня эти семьи претендуют на 15-летние кредиты  под 5% годовых с двумя годами полных каникул. Покупка скота за пределами Казахстана — в России, Америке, Австралии. Рынки сбыта для Казахстана открыты, в том числе на Китай.

В России сегодня критически не хватает от 3 до 5 млн коров — как молочных, так мясных, которых надо кормить грубыми кормами. Солома — основной корм для этих животных. Я намеренно не говорю о системе откорма, об откормочных площадках, о производстве мяса. Это следующий этап.

Сегодня откормочные площадки России испытывают безумный дефицит бычков для откорма. Компания «Оренбив» в Оренбургской области с возможностью забоя и переработки 110 тыс. голов скота в год имеет только 60 тыс. голов. «Ашан», «Мираторг» не могут найти скот для забоя. Бычки для получения качественной говядины в России в дефиците из-за отсутствия маточного поголовья.

Поэтому пришло время производства средств производства. Предприятия, которые готовы по своей стерне пасти маточные стада и продавать тёлочек и бычков в возрасте отъёма, начинают получать двойной эффект.

Как аграрии в Крыму смогли побороть аномальную погоду?

В Самаре аграрии начали выкапывать озимые посреди января

Цена на зерно выросла на треть

Источник: agrobook.ru

Теги     пшеница     зерно     экспорт     цены     мелиорация  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Аграриям Ивановской области предстоит увеличить посевные площади и повысить урожайность (Видео)
В этом году животноводы и аграрии области должны увеличить объемы производства молока, мяса и зерновых. Такая задача была обозначена на совещании по развитию сельского хозяйства.
Аукцион неслыханной щедрости: Украина распродает земли (Видео)
Распродажа последнего серьезного актива - Украина готовится открыть рынок земли. Почем нынче чернозем в Незалежной? И много ли плодородной пашни осталось в стране за годы независимости?