Русское село в импортной упаковке или тайны импортозамещения
12 October 2015, 09:19
  1 комментарий  

Абакумов Игорь Борисович
Генеральный директор медиа-группы «Крестьянские ведомости», глава оргкомитета Ассоциации аграрных журналистов

Игорь Абакумов: «В курице, произведенной в России, из нашего только земля, электроэнергия и солярка».

Больше года назад Россия гордо отказалась от импортных продуктов из стран ЕС, поменяв тот импорт на поставки из стран Латинской Америки. Одни утверждают, что ничего особенного в ассортименте не изменилось, другие — что стало похуже. Но все соглашаются: еда дорожает не по дням, а по часам, успевай только раскошеливаться!

А то ли еще будет! Накануне Минсельхоз призвал «дорогих россиян» готовиться к подорожанию хлеба, не исключив, что заодно подскочат и цены на мясные продукты.

Ход программы импортозамещения по просьбе «МК» анализирует Игорь Абакумов, который много лет на ТВ вел рубрику «Сельский час» (сегодня это — «Аграрная политика») и который сам давно уже стал сельскохозяйственным ученым. Вы узнаете много полезного об отечественном селе. Например:

  • почему в России нет (и не скоро будет) доморощенного стейка;
  • чем американский ковбой отличается от российского пастуха;
  • молоко какой коровы годится для приготовления качественного сыра;
  • зачем европейским фермерам красят солярку в синий цвет;
  • каким образом наш АПК способен заменить нефтяную трубу.

— Игорь Борисович, в советские времена ходил анекдот про Брежнева. Приехал он в какую-то глубинку, спрашивает: «Как живете?» — «Да у нас с мясом плохо», — говорят ему жители. «С мясом-то хорошо, без мяса плохо!» — ответил Леонид Ильич. Отсюда вопрос: когда у нас будет столько же говядины на душу населения, как в Аргентине или в Чили?

— Говядина — продукт высокой технологии сельского хозяйства. Казалось бы, нет ничего проще — выгнать бычка на пастбище, чтобы он пощипал травку, а та впоследствии превратилась в ароматный стейк.

Но это далеко не так. Селекционерам надо вывести мясную породу быка, агрономам — соответствующее пастбище. А еще должен родиться наш, русский ковбой, который не просто пастух, но и ветеринар, и наездник, и кузнец в одном лице. Затем надо не просто разрубить тушу на куски, а разделать ее ножами. Мало кто знает: в Америке этому искусству учат в аграрных университетах целых четыре года!..

— Все понятно, мясное изобилие нам скоро не грозит. Но чего-то мы уже добились по программе импортозамещения? Год как про это только и говорим.

— Стало больше предложений отечественных продуктов в магазинах. Фермеры раньше жаловались, что не могут пристроить в сети свою морковку, это нервировало правительство. На мой взгляд, совершенно напрасно. При всех своих бонусах торговые сети не сильно прибыльные структуры и любят порядок: упаковка, качество, крупные партии. Какой фермер может продать вагон картошки — да еще и мытой, калиброванной, упакованной?! Только крупные производители.

Фермеры должны посмотреть на себя со стороны. Сделаем упаковку — попадем в супермаркет. Нет — так и будем маяться с реализацией.

Сейчас их продукция представляется в торговых сетях. Год назад там были смешные «уголки фермеров», они ассоциировались с «красными уголками» в СССР. Помню, фермерское варенье в кондовых банках стоило в три раза дороже французского. Это был анекдот, отчет «для галочки» — «фермерские уголки» исчезли.

Сегодня отечественный продукт выставлен на общих полках и внешне не уступает импортному. Взял упаковку — читай, чье производство. Если это алтайский сыр или из Костромы, к нему можно отнестись со вниманием. Если непонятно какой компании, от покупки лучше воздержаться.

— В «МК» недавно прошла информация, что 80% отечественного сыра — фальсификат. Самого премьер-министра зацепили эти данные!

— За точную цифру не ручаюсь. Производство сыра не такой простой процесс, не каждый владелец коров может браться за его изготовление.

— Откройте секрет!

— Должна быть сыропригодная корова. Кроме определенной породы еще пастбище с особым набором трав, школа сыроварения, традиции, специалисты. Если ничего этого нет, то все производство называется халтурой. Сегодня на наших прилавках и впрямь много такой халтуры.

При отсутствии роста валового производства молока в стране на 30% выросло производство сыра. Это, разумеется, нонсенс. Получается, как в том анекдоте про масло: на хлеб уже мажется, но есть нельзя.

Это не сыр, а сыроподобный продукт, в котором отсутствует молочный жир. В лучшем случае там пальмовый или даже… говяжий. И на такие хитрости пускаются некоторые производители.

На рынке честные продавцы отделяют одно от другого. «Подобное» у них стоит 180 руб., а настоящее — по 600. В магазинах можно наколоться.

— Где отовариваетесь лично вы?

— На рынке. Покупаю алтайский сыр — это настоящий советский сыр, по тем самым суровым, но справедливым ГОСТам. Плотный, твердый, еле режется ножом. Его можно нарезать, как папиросную бумагу.

— Я думаю, ведущему аграрной передачи благодарные производители должны привозить такие сыры…

— Мы мзду не берем. За державу обидно.

— А за что конкретно?

— В плане сельхозпроизводства даже сегодня, спустя год после ответных российских санкций, особых перемен в аграрном секторе экономики не произошло.

— Как не произошло! Говорят, что курятина уже на 100% отечественная, свинина приближается к этому рубежу! Только вот цены на них в торговле почему-то не снижаются. Хотя это наше, доморощенное, не привезенное из-за океана!

— Все это в известной степени условно. Вот смотри: оборудование для птичников у нас импортное, комплектующие — импортные, инкубационное яйцо — импортное. А бывает и суточных цыплят завозим из-за границы. Убери все эти составляющие — и что в сухом остатке? Нет отечественного мяса птицы, снова, как в лихие 90-е, подсядем на «окорочка Буша»!

Говорить о зависимости от Запада можно долго. Импортные корма, ветеринарные препараты. Отечественные гиганты в лучшем случае распространяют дженерики, самостоятельно ничем не блеснули. Просто под другими названиями в промышленных масштабах штампуют то, что давно производят на Западе, только худшего качества.

Это называется «урожай отверточной сборки». Так что говорить об успехах в импортозамещении рановато. Да, курица «произведена» на нашей территории, но нашего там только земля, электроэнергия и солярка. Российский покупатель на самом деле оплачивает труд европейских и американских специалистов. Мы по-прежнему в сильной зависимости от западных партнеров.

— В общем, пока живем за чужой счет?

— Все разговоры, что вот мы их сейчас всех шапками закидаем, в пользу бедных. Если захотят нас отключить от этой иглы — сделают в один момент. Все очень серьезно.

— Будем надеяться, что этого не произойдет. Кстати о бедных. Периодически в обществе вспыхивают слухи о продовольственных талонах для малоимущих. У вас информация из первых рук: каковы планы правительства на сей счет? Народ-то беднеет!

— Только в этом году появился законопроект о продовольственных карточках. Это дотации малоимущим слоям населения, многодетным, инвалидам. Но ничего общего с советскими талонами на выпивку или табак, которые мы еще помним, они не имеют. На карту кладется энная сумма денег, на них ты вправе купить продукты отечественного производства. Ты не теряешь своего лица с этой картой, в любом магазине отовариваешься российскими продуктами. Это сильнейшая поддержка не только стариков, но и отечественного крестьянина. Такая система должна была появиться еще в 90-е годы. Опять про нее вспомнили только в прошлом году. Но реализация до сих пор не началась.

Говоря об импортозамещении, мы не сказали селянам, на сколько со своей стороны Россия ввела ответные санкции — на год, два или десять лет? Какой временной горизонт? Никто этого до сих пор не знает. Зато много разговоров о том, что мы снимем запрет на поставки сельхозпродукции то из Греции, то еще откуда-то. Ни дня не проходит, чтобы кто-нибудь из высших чиновников не заявил: дескать, если нам отменят санкции, то и мы отменим. Эта неопределенность как дамоклов меч висит над нашими аграриями.

— Неужто такие сроки так важны для крестьян?

— Конечно! Кто из серьезных инвесторов будет вкладывать в заведомо неконкурентный рынок? У нас имеются все шансы обеспечить продовольственную безопасность страны, АПК способен заменить нефтяную трубу по доходам в бюджет. Это возобновляемый ресурс, в том числе и по демографии.

Да и основа закладывается серьезная. Мы научились делать современные комбайны и тракторы — это самый локализованный в России импортный завод, практически полностью наша сборка. Наши зерно- и кормоуборочные комбайны покупает Германия. Соотношение цены и качества таково, что сельхозтехника по карману и рядовым отечественным фермерам. Вопрос к кредитной ставке – но это уже к Центробанку.

Многое развивается в правильном направлении. Вот почему важны гарантии, что закупки по импорту медленно, но уверенно будут сокращаться, эту нишу заполнят российские продукты. Однако крестьяне поверят только Путину, Медведев здесь величина переменная. Если президент заявит, что на ближайшие 5 лет отечественному сельхозпроизводителю дан зеленый свет, ситуация начнет меняться

— А что можно успеть за 5 лет?

— Вырастить поголовье скота, дождаться теленка. Можно вырастить сад и не смотреть на яблоки из Польши. Можно поставить теплицы и отойти от поставок овощей из Турции.

— Но ближайшие 5 лет для нашей экономики скорее всего будут непростыми. Где взять деньги под сады и теплицы?

— А где берут деньги для танка «Армата»? Денег нет в том числе и в Европе. Однако дотации для своих фермеров по 500 евро на гектар там находят. У нас они составляют максимум 500 рублей на 1 га. А бывает, что и 120. Для фермеров в Европе топливо всегда дешевле. На специальных заправках солярка даже другого цвета — синего.

— А цвет-то почему другой?

— Если заправщик ее зальет в обычную машину, ему грозит реальный шьраф. Это воровство, которое на Западе не прощается. Я наблюдал такую картину на выставке-ярмарке «Зеленая неделя» в Берлине. Перед ней скопилась огромная пробка, полиция проверяла… цвет топлива в городских машинах! Синий? Сразу на штрафстоянку и прочие неприятности. Немецкие фермеры тоже люди, ничто человеческое им не чуждо, в том числе втайне приторговывать дешевым ГСМом.

— Вернемся к отечественному АПК. Урожай еще до конца не собран и не засыпан в закрома родины, а эксперты уже предрекают, что валовые показатели будут хуже, чем в 2014 году. Чем это объяснить?

— Скорее всего все останется в пределах статистической погрешности. Есть более серьезная проблема. У села большая задолженность по кредитам — больше, чем продукция АПК за год. Поговаривают, что почти половину этих долгов сотворили наши флагманы — 18 крупнейших агрохолдингов. С долгами надо что-то делать. Возможно, списать, раз такая ситуация. Санкции — это форс-мажор, особое бремя. И государство его должно взять на себя. Не крестьяне себя загнали в угол!

— Наверное, этот геройский поступок — убедить кабмин — должен совершить новый министр села Александр Ткачев. Но его не видно и не слышно. В бытность свою губернатором он был более открытым политиком. Как это понимать? Село не стало главным в нашей жизни?

— За последние годы Министерство сельского хозяйства страны впервые возглавил человек, который знает агробизнес изнутри. Он и по образованию, и по воспитанию из аграриев, в свое время создавал первый в стране агрокомплекс.

Дело в том, что после 90-х министр сельского хозяйства в правительстве всегда был белой вороной. Он говорил реальные вещи, а его коллеги — о неких заоблачных либеральных ценностях. О них, наверное, слушать приятнее, чем о деградации АПК.

В штате министерства сельского хозяйства США работает 10 тысяч человек, в нашем ведомстве — 700. На местах ликвидированы управления сельского хозяйства. В администрациях за село отвечает один чиновник, который даже не имеет права запросить показатели работы у акционеров и собственников.

Это уже потеря управляемости.

К чему, скажем, привела передача Минприроде охотхозяйств? К распространению африканской чумы среди свиней. Если раньше сельский министр отдавал приказ на отстрел диких кабанов, и начинались действия, то сегодня идут бесконечные совещания и согласования между ведомствами. Минприроды за свиноводство не отвечает.

А ведь в свое время в состав Минсельхоза входили и рыбная, и лесная отрасли, пищевая и перерабатывающая промышленность. Речь шла даже о том, чтобы туда передать спиртовую промышленность. Представляешь, какие финансовые обороты шли через Минсельхоз? Это вызывало зависть.

Глава Минсельхоза должен и в состоянии вернуть ведомству все его былые «завоевания». Экспорт продовольствия может превзойти по эффективности нефть и газ.

России необходимо сформировать аграрную политику, стратегию развития. Многие считают, что у нас зашкаливает сельское население. Это бред. При такой территории — шестая часть земли — крестьян должно быть много. Хотя бы для того, чтобы следить за перемещениями саранчи. Знаешь, кто ее отслеживал в стародавние времена? Рыбаки, на утренней зорьке.

Сегодня мы даже этого лишены, хотя имеем суперсовременные средства связи, а значит, возможности борьбы с этими насекомыми.

Страна должна быть населена от тайги и до британских морей. Когда строили Транссиб, Столыпин расселял крестьян вдоль железной дороги, в войну с Японией там не было ни одной диверсии. Попытки были, а диверсий — нет, чужие там не ходили

А у нас село пошло охранниками в московские супермаркеты. И это считается в порядке вещей.

Вот в чем история…

Источник: mk.ru

Теги     АПК      импортозамещение      село   
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное
1 комментарий
  1. Статья заставляет задуматься.

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.
Важные
Минсельхоз Литвы отверг обвинения в реэкспорте украинского зерна в Польшу
Литовские власти вместе с польской стороной хотят проверить, соответствует ли количество зерна, перевозимого из Украины через Польшу в Литву, официальным данным.
Патрушев: малые сельхозорганизации собрали около половины всего объема зерна в 2023 году
Министр сельского хозяйства рассказал, что доля фермеров в общем объеме сельхозпроизводства составляет 15%