Александр Ткачев: «…Чтобы гордились, что мы крестьяне, мы россияне и мы кормим полмира»
26 May 2016, 09:47

Министр сельского хозяйства России собрался вытеснить Беларусь с молочного рынка и отучить потребителя от европейского мяса.

В течение 10 лет урожай зерна в России достигнет 120 — 130 млн. т, а европейскому мясу «здесь делать нечего» даже после снятия санкций. Об этом вчера на заседании коллегии минсельхоза РФ уверенно объявил министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев. Корреспондент «БИЗНЕС Online» узнала, что и куда собирается экспортировать Россия, почему минсельхоз впервые решился на интервенции на молочном рынке и как мы «кардинально изменили карту мира».

«Средняя рентабельность с учетом господдержки выросла до 22%»

Накануне вечером в Минсельхозе РФ на заседании коллегии подводили итоги прошлого года. Сам министр Александр Ткачев тем самым мог подвести и личные итоги — 22 апреля исполнился год, как он сменил кресло губернатора Краснодарского края на более ответственное кресло федерального министра. Компанию ему на заседании должен был составить вице-премьер Аркадий Дворкович, в сферу ответственности которого также входит сельское хозяйство, однако он с президентом РФ Владимиром Путиным в это время встречался с представителями деловых кругов Франции. Так вице-премьер и не узнал, чего достигли аграрии за прошедший год. А похвастаться, судя по отчетам выступающих, было чем. Нет, конечно, говорили и о проблемах, но на фоне достижений они уже начинали казаться семечками.

Итак, первым начал Ткачев. Он не стал давать подробный 40-минутный отчет (обычно на коллегиях в других министерствах солировали именно министры), а переложил это ответственное дело на своего первого заместителя — Джамбулата Хатуова, который, к слову, с 2006 года работал первым замом Ткачева в Краснодарском крае. В министерство к своему шефу Хатуов перебрался только в феврале нынешнего года, но за это короткое время сумел снискать дурную славу, когда пытался договориться со студентами и преподавателями Тимирязевской академии о передаче их опытных полей под коммерческую застройку. Ни студенты, ни преподаватели замминистра даже слушать не хотели. Последней каплей стал вопрос от студентки о том, чем отличается сахарная свекла от кормовой. Хатуов, назвав вопрос провокацией, спешно покинул академию.

Но вернемся к вчерашней коллегии. Первым делом Ткачев заявил, что обозначенные приоритеты в импортозамещении позволили привлечь инвестиции в отрасль, а все это вместе вылилось в выросшие объемы сельхозпроизводства, которые превысили 5 трлн. рублей — это больше на 17%, чем в 2014 году. Вот и сельхозпроизводителям удалось улучшить свое финансовое состояние. «Впервые за последние 10 лет средняя рентабельность с учетом господдержки выросла до 22%», — радовался министр. Однако, как потом добавил Хатуов, без федеральных денег этот показатель не превышал бы 11%. «Говоря о прибыли до налогообложения, показатель составил 345 млрд. рублей, выросла доля прибыльных хозяйств — 87%. Рост выручки сельхозпроизводителей также повлиял на положительную динамику уровня зарплат в отрасли, в прошлом году она выросла на 12%, составляет 21600 рублей и находится на уровне 64% от средней по экономике», — продолжал развивать мысль Ткачева его заместитель.

120-130 млн. тонн зерна в течение 10 лет

Естественно, министр вспомнил и про рекордный урожай зерна — 104,8 млн. тонн, что на 4% больше показателей 2014 года. При этом порядка 25 млн. тонн пошли на экспорт. Грех этим не похвастаться, даже его предшественник на этом посту Николай Федоров любил покозырять успехами по зерну. Но нынешних показателей нынешнему министру мало: 106 млн. тонн — таковы его ожидания от 2016 года. «В текущем году при благоприятных погодных условиях планируем собрать высокий урожай. Мы планируем собрать не менее 106 млн. тонн зерна. Естественно, как погода, господь Бог и многие другие факторы, как все будет складываться… Но задел в этом году очень неплохой. Виды на урожай достаточно приличные», — объявил министр с высокой трибуны.

А уже после заседания Ткачев заявил журналистам, что и это не предел для России: «Цифра в течение 10 лет должна быть 120-130 млн. тонн зерна. Это нам тоже по плечу. Каждый субъект должен прибавить. Мы об этом говорим, выстраиваем программу сегодня. Я надеюсь, эта задача по плечу. Мы должны стать в течение ближайших лет основными экспортерами зерна». Уверенности министру должны прибавить и вести с полей: недавно Bloomberg констатировал, что США неуклонно снижают экспортные поставки пшеницы, бесспорным лидером на этом рынке становится Россия. По данным Россельхознадзора, российский экспорт зерна с начала года по 23 мая составил 12,3 млн. тонн, из них на пшеницу пришлось 7 млн. тонн.

Судя по всему, экспорт стал идеей фикс для Ткачева. Он пообещал активно продвигать на мировые рынки не только зерно, но и другие российские продукты: «Экспорт для нас уже не пустые слова. Мы активно работаем над продвижением наших товаров, наших продуктов. Это не только зерно, но и мясо, мясопродукты. Нас прежде всего интересуют страны Азии, Персидского залива, которые нуждаются в этих видах продовольствия. Мясо птицы, мясо свинины, масло, сахар — это все то, что мы можем экспортировать, и то, что будет приносить нашей стране валютные доходы. Об этом мечтает каждая страна, чем занимаются практически все экономически крепкие страны, которые экспортируют свою продукцию за пределы своей страны. Я считаю, что наступил тот час, тот момент, когда для нас это стало возможным».

Кстати, в начале месяца под натиском Ткачева сдался Китай, который готов открыть свой рынок для поставок российского мяса. «Я надеюсь, по птице мы, по крайней мере, в первом полугодии сможем, так сказать, пробить брешь. По говядине — наверное, это вторая половина года. По свинине — надеемся, к концу этого или к началу будущего года. То есть, если все будет складываться положительно, и мы выполним все требования», — цитирует РИА «Новости» слова министра на продовольственной выставке SIAL China.

Вот и вчера Ткачев выглядел полным надежд и сил штурмовать мировой продуктовый рынок: обещал поддерживать инвесторов, выделять средства, чтобы российская продукция была представлена на международных выставках, а еще, что немаловажно, продвигать бренд «Сделано в России». «Думаю, потихонечку, шаг за шагом сможем выйти на эти рынки, быть участниками международной деятельности», — заметил министр.

«Нало закрыть дефицит и вытеснить Белоруссию с рынка»

И все-таки, чтобы кормить весь мир, придется сначала накормить свою страну. А тут пока не все гладко, признает министр. Например, по мясу свинины и птицы Россия уже вышла на уровень самообеспечения, соответствующий показателям доктрины продовольственной безопасности. «Производство скота и птицы на убой в живом весе увеличилось на 4% за счет птицеводства и свиноводства», — объявил Хатуов.

При этом нельзя похвастаться достижениями по мясу крупного рогатого скота и молоку. «В производстве молока в прошлом году прироста не было. К сожалению, мы фиксировали рост только в сельхозпроизводстве на 2,4% и в фермерских хозяйствах — 6%», — отметил Ткачев. По его словам, падение производства молока в ЛПХ — это «естественный процесс». «Весь мир так развивался, вся Европа, Америка и т.д., — успокоил собравшихся глава минсельхоза. — Люди уже не хотят заниматься коровами, это уже не входит в традицию, это тяжело. Легче пойти и купить банку молока. На смену приходят высокие технологии, большие предприятия, мелкие, средние хозяйства». Судя по этим словам, будущее сельского хозяйства — за агрохолдингами. Вероятно, с министром не согласились бы в Ассоциации крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР). На съезде в феврале ее президент Владимир Плотников настаивал на эффективности именно таких форм хозяйствования: «А на самом деле весь фермерский уклад, с учетом малых и микропредприятий, произвел 52% зерна, 58% подсолнечника. Картофеля произведено почти в 2 раза больше, чем в крупных сельхозпредприятиях. Фермеры вместе с ЛПХ содержат 69% поголовья КРС, включая 73,5% коров, 94,7% овец и коз. А нам уже 15 лет все говорят о каких-то 10%!»

Но так или иначе дефицит молока — это реальность, которая играет на руку той же Белоруссии, а она давно облюбовала российский рынок. Как заявлял в недавнем интервью «БИЗНЕС Online» председатель правления «Союзмолоко» Андрей Даниленко, Россия обеспечивает себя молоком только на 60%. «Надо закрыть дефицит и, конечно, вытеснить и Белоруссию с рынка, и других поставщиков, которые, конечно, вольготно себя чувствуют, — грозился вчера Ткачев. — 6-7 млн. тонн — прекрасный емкий рынок. Как польские яблоки, как турецкие помидоры, были созданы целые индустрии производства, нацеленные на российский рынок. Десятилетиями пожинали плоды, а мы уходили с рынка».

«Только 23-25 рублей смогут сбалансировать рынок»

Но вернуть свой же рынок у России пока не получается. «Чудес не бывает», — констатировал министр. Если в производство свинины, дефицита которой нет, до сих пор выстраивается очередь из инвесторов, то молочную отрасль обходят стороной. «Чтобы было интересно для инвестора молоко, нужна цена, — объяснил ситуацию Ткачев. — Когда цена 18-20 рублей за литр, то это низкая рентабельность — от 0 до 10% в разных территориях. На свинине можно получить рентабельность до 40%, на птице 15-20%, на овощах уже становится интересно с учетом господдержки. Мы вкачиваем средства в молоко, у нас самые большие затраты на стимулирование производства молока, но не происходит чудес, мы не демонстрируем тот рост, который бы хотели видеть. Поэтому, безусловно, цена. На рост цены влияет потребительский спрос. Мы понимаем, что уровень жизни в стране будет расти. На молоко всегда будет спрос».

Как недавно в ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online» рассказывал депутат Госдумы Айрат Хайруллин, в этом году удалось убедить правительство провести первые в истории товарные интервенции на рынке молока. Согласно концепции, опубликованной на сайте минсельхоза, будут закупаться сливочное масло, сухое сублимированное цельное и обезжиренное молоко. Интервенции планируют проводить мае-августе в регионах-производителях сырого молока, для которых характерны сезонные перепады объемов производства и цен. «Предполагается, что в результате интервенций и соответствующего регулирующего воздействия на рынок будет достигнуто приближение закупочной цены в регионах-производителях к общероссийскому уровню и снижение величины ценовых колебаний (падения) закупочных цен на сырое молоко в летний период», — говорится в документе. В этом году интервенции планируют запустить в июле.

«Цена должна расти. Мы должны работать над издержками, снижать их. Надо стимулировать надои, поощрять, тогда будем видеть и добавлять на существующем поголовье вал молока. Конечно, надо работать с переработчиками. Надо договориться, чтобы поднимать закупочную цену. Если она будет на уровне 18-20 рублей, то чудес не произойдет. Только 23-25 рублей могут сбалансировать рынок и заставит инвесторов проявить интерес к этому бизнесу, — Ткачев обозначил выход из сложившейся ситуации. — Мы никогда не напоим страну собственным молоком, если оставим все как есть».

«Мы крестьяне, мы россияне и мы прокормим полмира»

Заканчивал заседание Ткачев с патетикой. Так на министра повлияла его недавняя поездка во Францию на открытие генеральной ассамблеи Международного эпизоотического бюро, где ему удалось пообщаться с коллегами из других стран. «Наши партнеры считают по-прежнему, что мы только территория для сбыта продукции, прежде всего животноводческой, они настроены до сих пор продавать нам свинину, в их понимании у нас огромный дефицит, что россияне до сих пор не могут себя прокормить. И весь разговор был построен: «Открывайтесь для нашей страны», — поделился впечатлениями глава минсельхоза. Такой разговор произвел на министра двойственное впечатление. «Я почувствовал горечь, что нас до сих пор так воспринимают, как третью страну для сбыта продукции, — вздохнул он. — С другой стороны, было чувство гордости и понимания того, что те времена, золотые для тех стран, которые десятилетиями погружали нас в свою продукцию, закончились. Даже если завтра санкции снимутся, их продукция нам уже не нужна».

Почему страна готова отказаться от европейского мяса, Ткачев объяснял спустя несколько минут уже на встрече с журналистами: «Наверно, некоторое время мы были в иллюзии, что если санкции снимут, то мы опять пропадем, что будет хуже нашим сельхозтоваропроизводителям. Знаете, думаю, что не так. Мы научились уже производить и создавать у себя продукты питания, достаточно конкурентоспособные, в том числе девальвация нам в этом помогла. Поэтому если даже сейчас откроем все забрала, как говорится, и сюда придет французская говядина или немецкая свинина, то она будет по цене достаточно выше, а по качеству такая же. Мы будем очень конкурентоспособными, а значит этому европейскому мясу здесь делать нечего, потому что мы будем производить свое более дешевое, более качественное. Потребитель уже привык к мясу российского производства». И все это, по его мнению, заслуга правительства РФ, которое «осуществляет беспрецедентную поддержку агропромышленного комплекса», и самих товаропроизводителей, которые «не сидели годы на месте, а наращивали производство, улучшали качество продукции».

Как известно, сам себя не похвалишь — никто не похвалит. «Мы на правильном пути, мы много сделали, мы много добились, мы кардинально изменили карту мира, образно выражаясь. Мы большие молодцы, — точно следовал этой поговорке министр, закрывая заседание. — Надо наращивать объемы, темпы производства, привлекать инвестиции, создавать условия, применять все инструмены. Потребитель стал другой, он стал интересоваться нашей продукцией, для него это стало вдруг интересно. Мы почти вытеснили всю полку и отвоевали ее назад».

Дальше — больше. «Молоко и овощи — наши приоритеты на 3-5 лет. Надеюсь, не свернем с этого пути и будем наращивать господдержку. Наша задача — максимально эффективно это все использовать и сделать отрасль не только рентабельной и передовой, чтобы нам не было стыдно, чтобы народ России, президент все это видели, чувствовали, чтобы в коня корм, как говорят на селе. Чтобы мы ходили с высоко поднятой головой и гордились, что мы крестьяне, мы россияне и мы кормим полмира. У нас есть огромный потенциал. У нас с вами огромное будущее!» — наконец, Ткачев поставил точку (или восклицательный знак?) заседанию коллегии и в то же время многоточие в развитии сельского хозяйства страны.

Источник: business-gazeta.ru

Теги     Россия     сельское хозяйство     Ткачев  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.
Важные
Названы товары, которыми Россия может обеспечить весь мир
Россия является не только лидером экспорта зерна и зернобобовых, но и одним из ведущих экспортеров растительного масла, рыбы и нерыбных водных продуктов (в первую очередь, ракообразных), а также сахара, рассказал агентству "Прайм" профессор базовой кафедры торговой политики Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова Ибрагим Рамазанов.
Все больше стран защищают внутренние рынки через запрет экспорта
Эпоха продовольственного протекционизма наступает в мире, констатируют аналитики издания Business Insider, ссылаясь на растущее число государств, ограничивших или планирующих ограничить внешние поставки.