Как женщина-юрист руководит крупным фермерским хозяйством на Алтае
20 июля 2018, 10:22

Устинова Анна Владимировна
Руководитель ООО "Фермерское хозяйство Устинова В. И."

Встретить в сельском хозяйстве женщину-руководителя довольно сложно, здесь все монополизировали мужчины. Анна Устинова, дочь крупного фермера в Косихинском районе, решила это исправить. За 10 лет работы в АПК прошла путь от простого юриста до правой руки шефа. О своей роли наследницы и дальнейших перспективах семейного бизнеса она рассказала в интервью.

— Анна, сельское хозяйство традиционно мужская сфера. Как вы в нее пришли?

— В 2005 году я окончила Алтайскую академию экономики и права по специальности «юриспруденция» и твердо решила для себя, что это направление будет для меня основным. Полгода отработала в частной юридической фирме, затем некоторое время — в одном из региональных банков.

В 2008 году бизнес моего отца серьезно расширился, появилась необходимость его юридического сопровождения. Росло число партнеров, были подписаны новые зарубежные контракты, активными темпами шел процесс технического перевооружения. Папа в одиночку уже не справлялся, и тогда он сделал мне предложение, от которого просто нельзя было отказаться. «Зачем ты будешь на кого-то работать, когда можно заниматься своим делом», — сказал он. Я с этим доводом согласилась.

— До этого момента семейный бизнес вам был интересен?

— Предпосылок к тому, что я буду им заниматься, не возникало. Я с пятого класса мечтала стать юристом, представляла себя успешным специалистом в этой сфере. Я попала как раз в то время, когда выпускники школ поголовно мечтали быть юристами и экономистами. Это считалось очень престижным.

— Как дались первые шаги в аграрном бизнесе? Сложно было без профильного образования?

— На первых этапах все было легко, учитывая, что в круг моих обязанностей входило лишь юридическое сопровождение. Но вольно или невольно приходилось вникать и в производственные вопросы.

Я начала посещать аграрные выставки, семинары, стала слушателем вебинаров по земельному праву. Дважды была в Америке с рабочими командировками, мы ездили по заводам, обменивались опытом с местными сельхозпроизводителями. На мой взгляд, такое непосредственное общение дает больше знаний, чем учебники.

— Сейчас ваши полномочия расширились?

— Папа меня называет своей правой рукой. Он спокойно уезжает в командировку или на отдых и оставляет все предприятие под мою ответственность.

Помимо юридического обеспечения, работаю с надзорными и властными органами, занимаюсь вопросами хозяйственного обеспечения, организацией мероприятий на нашей базе, имиджем и рекламой, сопровождением сделок с поставщиками и нашими клиентами, кадровым делопроизводством, частично бухгалтерией.

— Что вы бы уже могли поставить себе в заслугу?

— Когда я пришла в хозяйство, в вопросах документации был полный завал. Мой отец начинал работать в 1990 году, тогда и нормальной правовой базы, которая бы регламентировала многие вопросы, не было. Поэтому люди работали как придется.

Конечно, юридические вопросы решались, но не на достаточном уровне. Когда я пришла, моей первой задачей было узаконение территории, построенной базы хозяйства, надлежащее оформление земельных отношений. Сейчас в этом вопросе у нас полный порядок.

— Иерархия в вашем бизнесе присутствует?

— Последнее слово за шефом. Мы с братом высказываем какие-то идеи, он их поначалу не воспринимает всерьез. Но затем, когда они все же воплощаются в жизнь, признает нашу правоту.

Год назад мы установили на элеваторном комплексе дополнительное оборудование — фотосепаратор. Я отцу давно говорила, что он нам необходим. В итоге фотосепаратор у нас появился. Качество продукции только улучшилось, отец с этим согласился.

— Как выстраиваете отношения с подчиненными-мужчинами?

— Конечно, в 2008 году меня никто всерьез не воспринимал. Сейчас отношения складываются прекрасно, трудностей я никаких не испытываю. Когда я даю какие-то указания, их все выполняют. По крайней мере с саботажем я никогда не сталкивалась.

— А отношения с коллегами-фермерами? Воспринимают ли они вас всерьез?

— Я стараюсь развиваться, учиться, быть в курсе событий фермерского сообщества. Стать среди них своей мне было достаточно просто. Честно, даже не знаю, в чем секрет. Конечно, свою роль сыграла репутация отца. Незнакомцы иногда спрашивают, услышав мою фамилию, не дочь ли я того самого фермера.

— Видите ли вы себя в перспективе руководителем семейного бизнеса?

— В каком-то смысле у меня нет выбора. Мне повезло, у меня есть младший брат, который учится на агронома и готов работать. Долгое время он не мог найти свой путь, не понимал, а нужен ли ему этот семейный бизнес, ведь это дело прежде всего отца. Сейчас я все чаще от него слышу такие слова: «А кто, если не мы, будет все продолжать?».

Сбыт и собственная переработка

— Каким вы видите развитие вашего предприятия в ближайшие пять-десять лет?

— В ближайшие годы нам необходимо расширить посевные площади. Чтобы максимально эффективно использовать имеющиеся технические возможности, нам не хватает 1 тыс. гектаров. На сегодняшний день возможности для увеличения посевов в Косихинском районе еще есть, но, надо признать, вопрос с землей становится все острее.

В дальнейшем также намерены увеличивать географию продаж наших семян. В нынешнем году уже вышли на зарубежные рынки, отработали солидный контракт с Монголией. Чтобы впоследствии получить замкнутый цикл производства, рассматриваем варианты запуска собственной переработки.

— Будучи человеком молодым, с незашоренным взглядом, в чем вы видите плюсы и минусы алтайского сельского хозяйства?

— Главный минус, на мой взгляд, это отдаленность нашего зернового региона от основных морских портов, логистические сложности и очень высокий железнодорожный тариф. Все эти обстоятельства ставят алтайских производителей в неконкурентные условия по отношению к другим регионам страны.

Буквально в этом году наш постоянный клиент с Дальнего Востока, с которым мы сотрудничаем на протяжении пяти последних лет, не смог осилить сделку как раз из-за транспортных проблем. В затратной части доля перевозки семян с Алтая стала неподъемной.

Еще из минусов я бы отметила низкий уровень господдержки сельхозпроизводителей. Он намного ниже всех среднеевропейских показателей. Бывает так, что выделенные средства вообще не доходят до аграриев либо используются неэффективно. Это проблема всего российского АПК.

Что же касается непосредственно нашего региона, то в качестве минуса я бы назвала закрытие целого ряда крупных элеваторов и, как следствие, уменьшение мукомольного производства в регионе.

Медленное, но настойчивое заселение московскими холдингами приводит к разорению местных крестьян и сел, что нельзя назвать позитивом. Также огромная проблема — отсутствие качественной дорожной сети в районах и перспектив газификации.

Из плюсов — огромное количество сельскохозяйственной земли, которая в случае благоприятного и грамотного подхода к ее возделыванию гарантированно может дать урожай зерна в 7−8 млн тонн. Правда, при нынешней экономической ситуации кому это нужно?

Фермерское хозяйство Устинова в цифрах

3,5 тыс. га — посевные площади

22 человека работают в ФХ.

Более 100 хозяйств из девяти регионов России закупают семена в этом хозяйстве. География продаж — от Урала до Дальнего Востока. В 2018 году начали продавать семена Монголии. В перспективе — сотрудничество с Казахстаном и Китаем.

Так ли это?

Сельскохозяйственная отрасль не самая богатая и в ней никто толком не зарабатывает, за исключением руководителей.

— Я бы сказала, что и у руководителей не всегда есть возможность заработать. Сельское хозяйство — это, пожалуй, единственная сфера деятельности, где ты, как производитель, не можешь устанавливать цену на свой товар.

На сегодняшний день средняя стоимость зерна 7−8 тысяч рублей за тонну, в прошлом году была значительно выше. При такой ситуации просчитать экономику предприятия очень сложно. Реализовав продукцию прошлого года, мы подсчитали, что только на разнице в цене мы потеряли порядка 50 млн рублей.

Для нашего небольшого хозяйства это грандиозная сумма. Это к вопросу о том, как разбогатеть.

Субсидии, льготные кредиты, компенсации несвоевременны и поэтому малоэффективны.

— Когда государство предлагает нам какую-то помощь, мы, конечно, не отказываемся. На сегодняшний день в растениеводстве существует единственная форма поддержки — погектарная субсидия. Она настолько мала и в процентном соотношении с реальными затратами на гектар просто ничтожна.

Я приведу пример, из которого можно сделать вывод об эффективности этих субсидий. На сегодняшний день наши затраты на гектар в среднем составляют 13 тысяч рублей, поддержка на гектар от государства для нас — 70 рублей.

Еще 10 лет назад ситуация была совершенно иная. Мы имели компенсацию затрат на ГСМ, средства защиты растений. Хозяйство получало солидные субсидии по инвестиционным кредитам. Сумма по году составляла 4−5 млн рублей. Это была существенная поддержка, сейчас — никакая.

Гречиха — главная надежда и опора алтайских сельхозпроизводителей.

— Климатические условия Алтайского края позволяют выращивать большой набор культур, который не сводится к одной только гречихе, это точно. Мало того, сейчас на гречихе сложно заработать при цене в 7 тысяч рублей за тонну. На сегодняшний день перспективны технические культуры — рапс и лен.

Алтайский край — зона рискованного земледелия.

— Я с этим полностью согласна. Недостаточное увлажнение почвы и засухи хотя бы раз в два-три года обязательно сказываются на сборе урожая, даже в нашей достаточно благоприятной зоне Косихинского района. Это одна из негативных сторон нашего бизнеса.

Сельское хозяйство — «зона рискованного алкоголизма».

— Если говорить о нашем хозяйстве, то нет. Мы выступаем за здоровый образ жизни и всячески его поддерживаем. Например, некурящие работники могут претендовать на различные привилегии и премии. В целом в сельском хозяйстве проблема алкоголизма, возможно, и стоит, но исключительно там, где полная разруха, запустение и безработица. Это не про наше село.

Бокс и вышивание

Анна Владимировна Устинова родилась 16 апреля 1983 года в райцентре Усть-Калманка. Когда ей исполнилось шесть лет, родители переехали в село Контошино Косихинского района. Здесь Анна окончила девять классов школы. Затем поступила в лицейский класс с юридическим профилем в Барнауле. Два высших образования получила в Алтайской академии экономики и права. После этого три года работала юристом. В 2008 году пришла в семейный бизнес. Увлекается театром, активным образом жизни, чтением, вышивает, ходит на бокс и йогу, любит путешествовать.

Факт

Пшеница, гречиха, горох — основные культуры в хозяйстве Устинова. В 2017 году в качестве эксперимента занялись чечевицей, в этом году — рапсом.

Источник: altapress.ru

Теги     АПК     Алтай     фермер     фермерское хозяйство  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Аналитика цен на зерно (Видео)
Ростовская область уверенно держится в лидерах по экспорту зерна. В этом году стоимость пшеницы немного подросла, но это не радует аграриев.
Гибрид пшеницы и ржи из Башкирии получил серебряную медаль выставки «Золотая осень»
Озимая тритикале (гибрид пшеницы и ржи) «Башкирская 3» получила серебряную медаль выставки «Золотая осень», которая прошла в Москве 10-13 октября.