Куда девать урожай. Интервенции и экспорт.
08 сентября 2017, 13:31

Сизов Андрей Андреевич
Директор аналитического центра «СовЭкон»

У нас в гостях: Андрей Сизов, директор аналитического центра «СовЭкон», Олег Рогачёв, член совета директоров «Русагротранс», Аркадий Злочевский, президент Российского зернового союза.

Один из самых нелюбимых гостями вопрос, который касается государственного регулирования.

— Как Вы оцениваете то, как сейчас регулируется отрасль? Многие говорят, что как раз отсутствие неких системных механизмов регулирования во многом вредит, но при этом у нас же есть известные механизмы, отрасль работает, всё растет.

Андрей Сизов:  Несколько десятков лет мировая практика заключается в том, что, в общем-то, цен никто не регулирует.

— Цены, понятно…

Андрей Сизов: Нет, это Вам понятно, а государству пока не очень понятно. У нас основной механизм госрегулирования — это интервенции, с помощью которого государство рассчитывает, предположим, цены удерживать от слишком сильного роста или от слишком сильного падения. Что в условиях: а) относительно открытого рынка; б) ограниченных государственных ресурсов — в общем, довольно большая утопия. Фактическими бенефициарами являются не сельхозпроизводители, а участвующие в хранении зерна элеваторы. Они хранят это зерно и за это получают деньги.

Основной фокус давным-давно сместился не на поддержку и регулирование цен и рынка в целом, а на поддержку сельхозпроизводителей. Грубо говоря, давайте не будем регулировать цены. Если у Вас упали цены, давайте этим сельхозпроизводителям просто доплатим. Вот и весь подход. Рано или поздно постепенно мы уйдем от этих интервенций, потому что они просто не нужны. Особенно в том виде, в котором они есть.

— Аркадий (Злочевский — ред.) возвращайтесь к нам! Вы с оценкой Андрея Сизова согласны, с его взглядом на интервенции, которых сейчас многие ждут с нетерпением?

Аркадий Злочевский: Я не согласен с тем, что мир отказался от регулирования цен. Ничего подобного. Практика достаточно обширная, просто применяется совершенно другой механизм. Не тот, который применяем мы. И он гораздо более эффективен, чем наш, поскольку в основном базируется на так называемых минимальных гарантируемых ценах, или целевых ценах, как в Америке. Соответственно этот механизм позволяет не допускать падения ниже заданной планки по рынку. То есть, это цена отсечения, собственно говоря, а не прямое вмешательство в ценообразование.

Мы же через биржевые торги пытаемся напрямую как-то влиять на формирование цен. В этом с Андреем я согласен. Это неправильно. Нам не нужно применять столь неэффективные устаревшие механизмы, от которых отказались Европа и Америка. Они тоже через это проходили, но отказались и перешли на более совершенный механизм.

Мы говорились сейчас с Минсельхозом на тему того, что сейчас будем переводить стрелки на минимальные гарантированные цены по форме залоговых закупок, с так называемым, обратным выкупом. Просто, когда это произойдет и будут поправлены нормативные документы, база для того, чтобы перейти на новые механизмы, это пока ещё открытый вопрос.

— Андрей, а почему так тяжело вздыхали в первой части в плане реплики Аркадия?

Андрей Сизов: Мне, кажется, что это просто одни «грабли», совсем устаревшие, а это «грабли» — чуть поновее, немного покрашенные краской, но тоже в общем «грабли», на которые все наступили.

Давайте рассмотрим конкретный пример с цифрой по нашему урожаю. 130 млн. тонн общее предложение зерна в прошлом сезоне, 150 млн. тонн — в этом сезоне. Для того чтобы сказать, что мы вышли на реалии прошлого года, нам нужно 20 млн. тонн зерна снять с рынка, если мы говорим о минимальных закупочных ценах. На что мы будем это покупать, где хранить, и ещё напомню, рынок открытый. Если у нас искусственно поднимаются цены, мы что-то снимаем с рынка, нам везут с Казахстана. Если цены еще немного поднимаются, нам могут и вообще другие страны повезти.

То, что остается некоторой архаичной вещью в Европе, я согласен, что там по рынку молока есть такая история, она сворачивалась, а потом были введены анти санкции. Затем началось падение цен на молоко во всём мире. Европейское правительство, чтобы немного своих фермеров утихомирить, стали активно покупать сухое молоко и прочее. Они сейчас сами сидят, и не знают, что с этим всем делать. Комиссары по сельскому хозяйству Европы спрашивают: «а когда мы это будем продавать?», а они отвечают, «когда цена будет хорошая», «а какая это цена?», «ммм…», когда договоримся с Россией, тогда будут хорошие цены, тогда и механизм будем сворачивать. Это позапрошлый век, так делать не надо.

— Олег, согласны? Как надо делать, а как не надо?

Олег Рогачёв: Мне, кажется, самый хороший инструмент это, всё-таки, биржевые торги. Но не те торги, которые проводит государство интервенционным фондом, а открытый рынок, где практически нет элементов регулирования, потому что рынок свободен, участников достаточно много. И этот вопрос о востребованности инфраструктуры, потому, что на торгах мы предусматриваем инструмент не СПОТ-ового рынка, а фьючерсы, которые позволят нам спрогнозировать нам более длительный горизонт планирования и прозрачности всех участников.

Здесь, мне кажется, чем меньше государство будет вмешиваться, особенно если учесть опыт регулирования экспорта, который, безусловно, отразился на потенции и способности наших экспортеров, которые задумались о возможности перспектив этого экспорта. Мы отчасти, теряли серьёзные контракты с нашими традиционными покупателями. Если мы посмотрим на рынок с точки зрения его развития, и перестанем регулировать его заградительными мерами, и стимулировать его рост, то я думаю, что цена на внутреннем рынке будет достаточно стабильной, потому что экспорт — это залог большого урожая и соответственно низкой цены на внутреннем рынке.

— Аркадий, некоторое время назад у нас стали активно бороться с серым сектором отрасли, я имею в виду по тому же возврату НДС. В связи с этим два вопроса: эта борьба увенчалась успехом? Как-то эта история повлияла на экспорт?

Аркадий Злочевский: Сначала хотел бы пару моментов прокомментировать из прошлого разговора, потому как я не сумел воткнуться в него. Во-первых: касательно железнодорожных тарифов и стоимости перевозок. У нас дискриминирован экспорт в железнодорожных перевозках. Мы до сих пор применяем коэффициент, который вводился вместе с пошлиной, правда сейчас он немного снижен, но, тем не менее, составляет 1,1% к стандартному тарифу для внутренних перевозок. То есть, мы на 10% на экспорт вывозим дороже. И это ограничитель, который давно надо снять. Почему его до сих пор не сняли, непонятно. У нас также не отменена пошлина. Она обнулена до 1-го июля 2018 года. Но она не отменена. И это означает, что ничего не надо делать для того, чтобы она вернулась в практику 1-го июля 2018 года. Как раз нужно предпринять усилия, чтобы от неё избавиться.

Ну и к вопросу о том, как регулируются рынки. Андрей говорил, что в отношении 20 млн. тонн зерна, которые надо изъять, минимальные гарантированные цены, как раз не предполагают никакого изъятия и объемов. Они предполагают, заданную планку, ниже которой государство берется закупать любой объем, предъявленный ему. Именно по этой причине цены в практике никогда не достигали минимальных гарантированных цен. Это самый эффективный механизм. И он применяется и сегодня. От него никто не отказался. Америка и сегодня его на полную катушку использует. Так, что Андрей, видимо, перепутал, то, что у нас сейчас происходит в рамках интервенций, и соответственно, то, что происходит в Америке. Мы предлагаем на него перейти.

Теперь касательно остальных моментов, того, что происходит сегодня на рынке. То есть, говорим о сегодняшней инфраструктурной проблеме, организации экспорта, объемах, как таковых и освобождение рынков от излишков. Мы прекрасно понимаем, что избавиться от этих излишков в этом сезоне будет просто невозможно в принципе. Да, экспорт это самая эффективная санация рынка. Но мы не сможем все излишки слить на внешние рынки. Для этого нет условий и места на внешнем рынке. Вот это главная проблема. Мы его не освоили и не окучивали достаточно прочно, для того, чтобы такие объемы вывезти. Что это означает для внутреннего рынка? Это означает, что крестьяне будут приспосабливаться к этой истории. Мы произвели слишком много некоторых видов продукции и при этом вполне себе недостаточно других видов, для которых есть рынки сбыта. Нужно будет переориентировать производственную базу на те рынки сбыта, которые имеются. И мы должны строить производственные программы в зависимости от тех рынков сбыта, которые у нас есть.

Читайте прогноз ценовых колебаний с 4 по 8 сентября 2017

Источник: tv.rbc.ru

Теги     зерно     экспорт     интервенции     хранение     Злочевский     РФ     проблемы     Сизов  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Чем грозит повышение экспортных пошлин на семена подсолнечника?
Производители и переработчики подсолнечника ввязались в тихую войну. Маслозаводы – видя, как успешно семечка уезжает за рубеж – настаивают на повышении экспортных пошлин.
Скотский набег: поля аграриев в Ростовской области оккупированы «бесхозными» лошадьми, коровами и овцами
В селе Каменно-Андрианово (Матвеево-Курганского района Ростовской области) на засеянных полях пасётся скот. Уже три года фермеры и колхоз не могут защитить свои земли от посягательств лошадей, овец и коров.