Глава РЭЦ: более 15 тысяч российских компаний в течение трех лет должны выйти на экспорт
25 января 2019, 10:41

Слепнев Андрей Александрович
Глава Российского экспортного центра (РЭЦ)

Глава Российского экспортного центра (РЭЦ) Андрей Слепнев в интервью ТАСС в рамках X Гайдаровского форума рассказал об ожиданиях по росту экспорта в ближайшие годы, о новых прорабатываемых мерах поддержки для российского бизнеса и о том, как будет налажена работа с регионами.

— Предварительно объем несырьевого неэнергетического экспорта РФ по итогам 2018 года достиг рекордной суммы $147 млрд. Какой у вас прогноз по росту несырьевого неэнергетического экспорта РФ в 2019 году? Какие меры необходимы для роста?

— В майском указе президента фактически был обозначен курс на развитие активной экспортной политики, в основу которой был положен национальный проект «Международная кооперация и экспорт». Наша задача — к 2024 году удвоить объем несырьевого неэнергетического экспорта до $250 млрд. Сейчас прогнозы РЭЦ довольно оптимистичны в отношении потенциала развития российского экспорта, который демонстрировал хороший рост последние два года.

Что касается 2019 года, здесь во многом ситуация будет определяться первым и вторым кварталом, конкретно это связано и с ценами на наши крупнейшие экспортные товарные группы, а также с экспортом продукции машиностроения. Здесь существует очевидная зависимость, время покажет, как будет разрешена ситуация с ГК «Базэл» и En+, поскольку они формируют достаточно большой вклад в совокупный экспорт. Ну и, конечно, аграрная сфера становится важным маркером успеха, а она в свою очередь зависит от погодных факторов, и, соответственно, урожая. Таким образом, о точных прогнозах 2019 года можно будет говорить в первом полугодии.

Особенно подчеркну, многое будет зависеть от реализации национального проекта, а также от того, как быстро откликнутся экспортеры на новые инициативы и меры поддержки.

— На какие рынки планируется выход российских товаров в этом году? С кем идут переговоры? Какая продукция пользуется спросом?

— Открытие новых рынков — дело непростое и небыстрое. При этом у нас есть большой прогресс на китайском направлении, в частности, по открытию рынков мяса птицы и зерновых.

Мы видим определенный потенциал по экспорту аграрной продукции на рынок Японии — крупнейшего потребителя

Впереди экспортеров ждет большая работа — аттестация предприятий, сертификация продукции, дальнейшее заключение контрактов. Это довольно длительные процессы, которые продлятся не одну неделю. Тем не менее надеемся, что заключение новых экспортных контрактов будет проходить динамично.

В целом, если говорить о рынках, мы не ограничиваем себя каким-то определенным узким набором стран, мы работаем по всей географии. Определены конкретные задачи на пространстве Евразийского союза и СНГ, на Азиатском направлении, большие перспективы сохраняются и на европейском направлении. Объем российского экспорта в США не сокращается, США сейчас является пятым партнером по несырьевому неэнергетическому экспорту.

— Осенью 2018 года стало известно, что Российский зерновой союз (РЗС) и Российский экспортный центр прорабатывают механизм отсрочки платежей за поставленное зерно на 365 дней для покупателей. На каком этапе данный проект? Когда вступит в силу? Какие страны затронет?

— Инструмент поддержки российского поставщика, в частности, поставщика, предоставившего отсрочку, у нас достаточно эффективен. Есть ряд кейсов, когда мы финансируем такую отсрочку, и это финансирование осуществляется с привлечением госсубсидий по процентной ставке. Таким образом, предприятие получает возможность воспользоваться очень дешевым кредитом под отвлеченные средства по отсрочке, так называемое постэкспортное финансирование. Эту программу мы начали в прошлом году, надеемся, что будем ее расширять.

— Какие еще инструменты сейчас прорабатываются для развития экспорта?

— У нас два блока инструментов. Первый — страхование экспортных кредитов через «Эксар», который берет на себя риски экспортеров, связанные с поставками продукции. Этот инструмент дает возможность нашим организациям кредитовать экспортеров, не опасаясь, что будут неплатежи и проблемы с возвратом.

Второе — у нас есть Росэксимбанк, который кредитует уже непосредственно экспортеров. Это и классические кредиты, и факторинг, и многое другое. Кроме того, предусмотрены меры классической нефинансовой поддержки — это и Школа экспорта, и акселерация, различные услуги по сертификации, налаживанию логистики. Мы будем продолжать развивать эти направления и дальше.

— В 2019 году планируется внедрение «Регионального экспортного стандарта 2.0». Расскажите подробнее, какие регионы войдут в этот проект, что они получат?

— Смысл проекта заключается в том, чтобы совместно с регионом построить работоспособный и интегрированный в общую систему комплекс поддержки региональных компаний. Выявление ответственных, а главное — подготовленных руководителей. Важно, чтобы был сформирован надежный план работы по развитию экспорта.

Также это настройка мер поддержки, применяемых на региональном уровне, включение региональных центров поддержки экспорта в единую систему продвижения. Многие субъекты Федерации сейчас активны, но будет нерационально и дорого, если каждый регион будет сам выстраивать сеть зарубежных представителей и прочих механизмов. Наша задача, чтобы интеграция была проведена эффективно. В этом году мы отработаем систему на десяти пилотных регионах, а дальше мы будем развивать проект и расширять число участников.

— Какие регионы выбраны? Те, у которых уже есть успешный опыт?

— Мы постарались взять диверсифицированную линейку из всех федеральных округов. Чуть больше в Приволжском — он промышленно развитый и там много мощных игроков. В основном это те регионы, которые обладают серьезным потенциалом и активно развиваются.

— Предполагается повышенная господдержка для этих регионов?

— Мы повысили поддержку для всех регионов, в том числе по линии федеральных мер. Общий объем средств в 2019 году, предоставляемый нацпроектом, около 90 млрд рублей — это не считая еще дополнительных субсидий, которые идут по линии Минэкономразвития, предусмотренных на малый бизнес. Напомню, что в прошлом году было выделено на поддержку экспорта порядка 40 млрд. Таким образом, можно говорить, что в этом году фактически речь идет об удвоении объемов поддержки. В целом на шестилетку у нас запланировано по нацпроекту более 900 млрд рублей.

Также по проекту «Малый и средний бизнес» мы направляем серьезные средства на развитие региональных центров поддержки экспорта, увеличение финансирования предусмотрено с 300 млн рублей до 2,5 млрд. Это, в свою очередь, позволит за короткий срок нарастить потенциал как по качеству кадров, так и по продуктовой линейке.

— Сколько компаний хотите привлечь на экспорт такими мерами?

— У нас есть конкретные KPI по количеству поддержанных компаний: более 15 тысяч компаний в течение трех лет должны выйти на экспорт.

— Не первый год функционирует программа Made in Russia, которая стартовала в июне 2017 года для повышения узнаваемости российских брендов и продукции за рубежом. Каких результатов удалось достичь на сегодняшний день? Сколько компаний участвуют в проекте и получили поддержку в 2018? Какие планы на 2019 год?

— Made in Russia — комплексная программа, реализуемая «Российским экспортным центром» и Министерством промышленности и торговли России. Она призвана помочь отечественным производителям выйти на международные рынки и гарантировать зарубежному потребителю безопасность и качество товаров. В проекте участвуют более 300 компаний. Проект активно продвигается на выставочных мероприятиях, через сайт, YouTube-канал.

В РЭЦ создана система сертификации, которая позволяет компаниям, успешно прошедшим ее, размещать логотип на своей продукции и использовать дополнительные информационные ресурсы по продвижению на зарубежных рынках. Мы планируем усовершенствовать данную программу и развивать в том числе отраслевые бренды. Например, сейчас мы запускаем бренд Good Food Russia, будем активно продвигать его в этом году, особенно на рынке КНР. Прежде всего, нам необходимо повышать узнаваемость российских марок, формировать ценностную матрицу, чтобы иностранный потребитель четко понимал, что стоит за брендом Made in Russia.

Уже сейчас есть яркие примеры успешного позиционирования за рубежом. Например, российское мороженое в Китае, наши мультики и т.д.

— Сколько компаний сейчас проходят сертификацию?

— Право на использование знака Russian Exporter в рекламных и информационных материалах, размещение его на официальном сайте производителя получили 224 компании. Разрешение на использование маркировки Made in Russia непосредственно на продукции выдано на 917 товарных позиций. Программа по сертификации позволяет подтвердить добросовестность отечественного производителя как надежного поставщика качественной продукции.

— К июню планируется разработать комплекс мер по увеличению объема экспорта услуг категории «Телекоммуникационные, компьютерные и информационные услуги», предусматривающий достижение показателей экспорта в 2024 году в объеме $10,8 млрд. Какие меры позволят реализовать целевой показатель? Какие услуги под этим подразумеваются? На какие страны может быть направлен экспорт?

— Имидж российских IT-специалистов сейчас очень высок. Спрос на российские IT-решения постоянно растет. В заинтересованных в наших IT-решениях — самый широкий список стран. Например, недавно был визит в Узбекистан. При его подготовке коллеги даже запросили адресно сделать бизнес-миссию именно по IT. Огромное количество запросов в госсекторе, это касается и электронного правительства, и наработок по администрированию налогов — страны закупают такие решения целиком.

Например, сингапурский порт пользуется решениями наших специалистов из Санкт-Петербурга

Мы сейчас призываем коллег, чтобы компании, создавая продукт, сразу «упаковывали» его на экспорт. Со своей стороны мы также принимаем ряд необходимых мер. Прежде всего, мы работаем над устранением барьеров для экспорта телекоммуникационных услуг, поскольку это именно та сфера, которая наиболее к ним чувствительна. Нам нужно создать хороший климат для таких компаний, чтобы представители IT-сферы не задумывались о смене юрисдикции, что им в свою очередь сделать достаточно легко.

Мы уже имплементировали с ЦБ решения по валютному контролю, потому что были нарекания со стороны компаний, что по цифровым услугам проявляется излишний контроль. Представьте, мы живем в цифровом веке, а от компаний до сих пор по старинке требуют для подтверждения бумажные документы. Например, компания продала на экспорт цифровой продукт — приложение, а ей предлагают принести бумажный договор с печатью. А если компания не предоставит такой документ — санкция за нарушение в размере 100% валютной выручки. Мы подобные вещи поправили и готовим также блок поправок по линии возврата НДС.

— Расскажите подробнее о поправках по НДС, которые готовите.

— Сейчас ставкой 0% НДС облагаются только лишь товары, поставляемые на экспорт по договорам поставки (предусматривающим переход права собственности на товар от одного юридического лица — резидента Российской Федерации другому юридическому лицу — нерезиденту), а также отдельные услуги, связанные с международной перевозкой таких товаров.

Во всех остальных случаях применяется ставка НДС 18 или 10%, либо не применяется никакая ставка, то есть товары или услуги не облагаются НДС. В таких случаях организацией-экспортером не может быть применена ставка 0%, но и не может быть возмещена та сумма НДС, которую эта организация уплатила при приобретении товаров/работ/услуг у своих поставщиков для того, чтобы произвести свой товар или осуществить свои услуги.

Поэтому нацпроект предполагает расширение возможности применения ставки 0% НДС, а именно для реализации иностранцам услуг, имеющих экспортный потенциал (IT в первую очередь) и товаров, экспорт которых сопряжен с предоставлением таких услуг — например стройка.

Кроме того, уже в этом году Росэксимбанком (входит в группу РЭЦ) будет реализована новая финансовая мера поддержки для некрупных экспортеров — так называемая гарантия в пользу налоговых органов. Такая гарантия даст возможность экспортеру получить причитающиеся ей по закону суммы НДС, не ожидая проверки ее органами УФНС в течение 12 дней после подачи налоговой декларации. То есть по факту компания получает живые деньги без проволочек, пускает их в оборот и зарабатывает.

— Внешэкономбанк рассказал, что передаст Российский экспортный центр в собственность России. Когда это может произойти? Как изменится работа центра?

— Такое решение было принято, оно связано в целом рядом факторов и, в частности, с развитием центров института развития. Мы рассчитываем, что в этом году мы такую трансформацию произведем. Зависит от правительства, но думаем, что в первом полугодии можно ожидать. Это позволит усилить роль РЭЦ как центра развития экспорта.

Источник: tass.ru

Теги     экспорт     Россия     РЭЦ     Андрей Слепнев  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
США выиграли спор с Китаем в ВТО
Арбитры признали убедительными аргументы Вашингтона по поводу неправомерности китайских квот на рис, пшеницу и кукурузу.
1 миллиард субсидий получат южноуральские аграрии (Видео)
После зимы первое, что нужно сделать - проверить готовность техники, а также осмотреть все семена для посева. Несмотря на то, что где-то в полях еще лежит последний снег, в Чесменском районе уже начали готовиться к посевной.