Какие земельные реформы должна провести Украина — мнение экспертов
24 April 2015, 12:05

За почти 25 лет с момента объявления земельной реформы Украина так и не определилась, как будет распоряжаться одним из главных своих богатств. Практическая реализация реформы началась еще в 1992 году со стартом процесса разгосударствления земель сельскохозяйственного назначения и введения моратория на их куплю-продажу. Однако к логическому завершению – открытию рынка земли – процесс так и не пришел. За это время украинская земельная реформа успела стать самой долгой в мировой истории.

Намерения сдвинуть дело с мертвой точки и размытый план действий были заложены как в коалиционном соглашении, так и в программе действий правительства. Однако, поскольку единого видения решения вопроса нет ни в правительстве, ни в парламенте, с конца прошлого года реформа существенно не продвинулась.

Мало кто из политиков и экспертов спорит с необходимостью снятия моратория. Открытие рынка земли призвано привлечь дополнительные инвестиции в экономику, упростить земельные отношения и мобилизовать оборот земли. Разногласия касаются сроков и условий проведения реформы. Противники немедленного введения свободного рынка земли указывают на несовершенство законодательной базы, недоработки Государственного земельного кадастра и массу других технических нюансов.

На этой неделе общественная организация Agro.ReformsUA при поддержке Министерства аграрной политики и продовольствия провела в Киевской школе экономики круглый стол «Дорожная карта земельной реформы: cui bono?». То, насколько резонансный этот вопрос, подтвердили как битком забитый зал, в котором не хватало даже стоячих мест, так и экспрессивность дискуссии, в которой приняли участие больше ста экспертов в области земельных отношений и представителей общественности. Forbes публикует основные тезисы из наиболее ярких выступлений участников мероприятия.

Леонид Козаченко, президент Украинской аграрной конфедерации, депутат Верховной рады VIII созыва

Перед началом реформы необходимо решить 15 различных вопросов, среди которых четыре – базовые.

Во-первых, нужно определить, кто имеет право покупать землю. По аналогии с опытом европейских стран необходимо [сохранить] мораторий на торговлю землями сельскохозяйственного назначения для иностранцев минимум на 10 лет, особенно в условиях низкой капитализации этого актива.

Во-вторых, определить размер земельного участка на основании принципа, что сдача земли в аренду собственниками не должна обеспечивать им доходы уровня среднего класса. В противном случае владельцы земли просто перестанут заниматься фермерством.

Вопрос администрирования реформы: не дай Бог это будет делаться таким же коррумпированным образом, как сегодня осуществляется регистрация вещных прав. В этом процессе должно быть меньше государства и больше общественности.

Третий вопрос – кто будет иметь приоритет покупки. Первоочередное право можно отдать местным жителям, затем – украинцам вообще, арендаторам и т.д.

И последнее – вопрос администрирования реформы. Не дай Бог это будет делаться таким же коррумпированным образом, как сегодня осуществляется регистрация вещных прав. В этом процессе должно быть меньше государства и больше общественности.

[Важность] вопроса рынка земли поднимают как в МВФ, так и в Брюсселе. Однако со стороны Фонда нет требования решить проблему до конца года. Это было бы возможно только при условии урегулирования вышеперечисленных моментов.

Александр Боровик, первый заместитель министра экономического развития и торговли

Земельную реформу необходимо провести как можно быстрее. Она будет не всегда популярной – обязательно будут трудности и ошибки, за которые политикам придется брать на себя политическую ответственность. Но альтернативы этой реформы у Украины попросту нет.

Согласно прогнозу МВФ, при позитивном сценарии наш государственный долг достигнет 93% ВВП, в худшем случае – 136% ВВП. Еще два года Украина будет отсечена от частных финансовых рынков – никто не одолжит деньги стране с задолженностью на уровне 136% ВВП. В это время мы будем жить на какую-то техническую финансовую помощь, по всей видимости, нам придется реструктурировать госдолг. Это позволит лишь каким-либо образом выжить, но не поднимет экономику.

Сейчас ВВП Украины составляет только 36% от того уровня, который она имела в момент распада СССР. Наша страна – второе беднейшее государство в Европе. Почему же мы тогда медлим с приватизацией? Ее нужно провести не для того, чтобы получить деньги, а чтобы изменить экономические отношения и сформировать работающий рынок

Сейчас ВВП Украины составляет только 36% от того уровня, который она имела в момент распада СССР. Наша страна – второе беднейшее государство в Европе. Почему же мы тогда медлим с приватизацией? Ее нужно провести не для того, чтобы получить деньги, а чтобы изменить экономические отношения и сформировать работающий рынок.

Я выступаю за полную его либерализацию. Мне непонятно, почему не нужно продавать землю иностранцам. Когда президент Вацлав Клаус приватизировал землю в Чехии, такое ограничение действительно действовало. Однако оно было неэффективным – его обходили стороной. Сейчас Вацлав Клаус говорит, что это решение было ошибочным.

Алексей Вадатурский, народный депутат VIII созыва, член комитета Верховной рады по вопросам аграрной политики и земельных отношений

Рынок земли должен быть, при этом полностью либеральный, без каких-либо ограничений. Но на сегодня общество к этому не готово. Основная причина тому – недееспособность судебной системы. Нельзя допустить такой же приватизации, которая у нас была в 1990-х годах, когда мы потеряли свое богатство. Сегодня говорят, что наше богатство – это земля.

Ее низкая стоимость как актива объясняется отсутствием инвестпривлекательности в стране. Поэтому нам незачем продавать землю сегодня по самой низкой в мире цене. К этому вопросу можно вернуться через 4-5 лет или при достижении определенного уровня ВВП на душу населения.

Нерешенным остается и вопрос статистики. Согласно форме 6-ЗЕМ, на личные крестьянские хозяйства в Украине приходится 3,7 млн га. При этом, по данным земельного кадастра, эта площадь составляет 3,3 млн га, а Госстат называет цифру в 2,6 млн га. Как можно торговать каким-либо товаром, если неизвестно даже его количество?

Когда наши заработки достигнут среднего уровня, судебная система заработает, и общество будет не нищим – тогда мы сможем сказать, что создали хороший инвестклимат. До того момента можно лишь готовиться к снятию моратория на продажу земель сельхозназначения.

Нерешенным остается и вопрос статистики. Согласно форме 6-ЗЕМ, на личные крестьянские хозяйства в Украине приходится 3,7 млн га. При этом, по данным земельного кадастра, эта площадь составляет 3,3 млн га, а Госстат называет цифру в 2,6 млн га. Как можно торговать каким-либо товаром, если неизвестно даже его количество?

Жан-Жак Эрве, советник правления по сельскохозяйственным вопросам банка «Креди Агриколь»

Некоторые люди думают, что благодаря продаже земли можно увеличить производство. Однако я работаю в Украине уже на протяжении 10 лет, и с тех пор объемы урожая существенно выросли (c 41,8 до 63,8 млн тонн зерновых в 2004 и 2014 годах соответственно, согласно данным Госстата. – Forbes). Нерешенность земельного вопроса не препятствовала росту производства. Для инвесторов это также не преграда – мировые компании по производству семян вложили в Украину уже сотни миллионов [долларов].

Для меня главный вопрос относительно земельной реформы заключается не в том, стоит ли продавать землю, а как гарантировать производителям долгосрочное ее использование (в течение 7-10 лет). В этом отношении наиболее важно, чтобы земельные отношения были стабильными.

Я также не разбираюсь в земельной статистике – у нас есть «очень прекрасный» цифровой кадастр, но никто не знает, как его использовать. Все фермеры, с которыми я работаю, пользуются еще советскими земельными планами. Кроме этого, что такое пай? Это квадрат земли, который рисовали арендаторы на поле. Я никогда не видел границы одного пая. Для меня как для человека, который любит конкретику, существует только такое понятие, как «поле». Оперировать нужно им, поэтому реформирование статуса паев должно быть первым шагом на пути к рынку земли.

Даниил Пасько, член Национального совета реформ, основатель общественной организации EasyBusiness

В процессе написания стратегии дерегуляции украинской экономики мы [команда EasyBusiness] проанализировали тысячи созданных государством барьеров, которые мешают ее развитию. Мы ранжировали их по экономическому эффекту – от наиболее важных для экономики до наименее существенных. Согласно нашим оценкам, мораторий на продажу земель сельхозназначения – это самая большая по масштабу проблема украинской экономики.

В Украине приватизировано около 25 млн га земель (без учета участков коммунальной и государственной формы собственности). Мы знаем, что в Румынии 1 га сельхозугодий стоит $3500, в Бразилии – $7000. Давайте возьмем среднее значение на уровне $5000. Может быть, это не актуальная стоимость для Украины, а та, которая будет в течение пяти лет. Таким образом, масштаб этой проблемы оценивается в $125 млрд. Эти активы выключены из украинской экономики.

Давайте возьмем среднее значение [стоимости 1 га земли] на уровне $5000. Может быть, это не актуальная стоимость для Украины, а та, которая будет в течение пяти лет. Таким образом, масштаб этой проблемы оценивается в $125 млрд. Эти активы выключены из украинской экономики.

Первая сложность в дерегуляции – это бюрократы, соглашающиеся с ее необходимостью, но при этом называющие 15 вещей, которые необходимо сделать перед этим. Но это вранье – ничего из этого не нужно.

У нас уже есть опыт отмены карантинных сертификатов вместе с Министерством аграрной политики и продовольствия. Перед этим чиновники запугивали нас тем, что из-за этого будут болеть дети и мы все потравимся. Но ничего подобного не случилось. Ничего страшного не происходит, если дерегулировать вещи, которые просто мешают.

Аргумент о неправильно работающем земельном кадастре – также абсурд. Любой может увидеть карту Государственного земельного кадастра на его официальном сайте.

Виталий Струков, управляющий директор инвестбанка «ВС Капитал», неисполнительный директор молочной компании Milkiland

Сегодня стоимость [долгосрочной] аренды земли в агрохолдингах – $200-700 за 1 га. Понятно, что при правильных правилах игры цена земли будет выше $1000/га. Не нужно придумывать велосипед – у нас есть примеры Польши и Бразилии, где 1 га земли стоит 4000 евро и $7000 соответственно. Эти правила игры просто необходимо установить у нас.

Ожидания, что после открытия рынка земли к нам потекут миллиарды инвестиций – это миф. Перед этим необходимо определить четкие правила игры для собственников земли. Ни один инвестор не даст денег на землю, если не будет четкого понимания предмета продажи и соответствующего законодательства

Перед этим необходимо определить четкие правила игры для собственников земли. Ни один инвестор не даст денег на землю, если не будет четкого понимания предмета продажи и соответствующего законодательства.

Я также соглашаюсь, что необходимо оперировать понятием «поле», а не «пай». Любой инвестор, который приходит в Украину, хочет четко понимать, что он может обрабатывать землю в конкретных границах. Должна существовать процедура преобразования в поля паев, которые находятся в собственности у физлиц.

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Погоде вопреки: урожайность сои радует тамбовских аграриев (Видео)
Почти 700 тысяч тонн сои уже собрали аграрии с амурских полей. Темпы страды опережают прошлогодние. Радует и урожайность. С гектара снимают в среднем до 20 центнеров культуры. Однако без трудностей не обходится.
Новосибирские аграрии могут оказаться в лидерах по СФО (Видео)
Второе место сельхозпроизводители могут занять по количеству собранного зерна. В Новосибирской области завершают уборочную кампанию. Регион может занять второе место в Сибири по объёмам полученного зерна. В ходе рабочей поездки в Баганский район 20 октября губернатор Андрей Травников высоко оценил успехи хлеборобов.