Какие возможности открывает аграриям внедрение системы Адаптивного биологизированного земледелия? (Видео)
28 марта 2019, 10:53

Российские фермеры на фоне мизерной финансовой поддержки со стороны государства вынуждены конкурировать с западными странами, в которых выстроена система поддержания искусственной рентабельности сельского хозяйства.

За счёт огромных субсидий, участия государства в регулировании рынка продовольствия, а также системы страхования доходности и погодных рисков там достигается высокая доходность аграрного производства, что обеспечивает его активное поступательное развитие.

Главная проблема интенсивного производства – диспаритетный рост на продукцию растениеводства, с одной стороны, и постоянный рост цен на минеральные удобрения и средства химизации – с другой, который «съедает» рентабельность, в развитых станах эффективно разрешается с помощью государственного участия.

Нашим же аграриям от своего государства достаются, по сравнению с аграриями развитых стран, сущие крохи, которые, к тому же неравномерно делятся между крупными холдингами и всеми остальными.

Рентабельность аграрного производства сейчас в России – 5-7%, а в США – не ниже 30%. Чтобы оставаться на плаву и развиваться, не рассчитывая на господдержку, отечественным аграриям необходимо использовать незадействованные резервы, которые относятся к бесплатному природному ресурсу – в первую очередь, восстанавливать природное плодородие почв.

Как этого добиться и реально ли в разы поднять текущую урожайность культур, шла речь на научно-практической конференции НПО БИОЦЕНТР «ДОН», которая состоялась, рамках XXII Агропромышленного форума юга России.

По словам гендиректора НПО «БИОЦЕНТР» Александра Харченко, после вступления в ВТО Россия имеет право субсидировать АПК из расчёта не более 36 долларов на гектар. При этом в странах Евросоюза эта цифра приближается к 900 долларов, а в Китае – ещё больше.

В таких условиях даже внедрение современных зарубежных технологий не может поднять эффективность российского сельского хозяйства комплекса: они окупаются только в условиях огромных дотаций.

Ситуация осложняется диспаритетным ростом цен на ГСМ, удобрения и т. д. Например, тридцать-сорок лет назад за один килограмм пшеницы давали три кило фосфорных удобрений. Сейчас – 200 граммов. За 1 кг зерна давали 1 л дизельного топлива, а сейчас – 0,2 л.

Существующая интенсивная система растениеводства была разработана в начале 1960-х гг. американцем Норманном Борлоугом. Она стоит на четырёх «китах»:

1. Использование лучших сортов или гибридов семян.

2. Применение больших количеств минеральных удобрений.

3. Использование химических средств защиты растений.

4. По возможности, полив.

На фоне постоянного дорожания ресурсов этот подход уже не может быть в полной мере использован на полях, и, как замечено ещё с 70-х гг. ХХ века, он способствует деградации почв.

В России необходимо внедрять модель сельского хозяйства, построенную на новой системе представлений о плодородии почвы, о продукционном процессе растений, о системе защиты растений, где применяется химия плюс биология для коррекции природных микробных сообществ на поле.

Эта система получила название «Адаптивное биологизированное земледелие» – просьба не путать с «Органическим земледелием», это совершенно разные подходы.

– Аспект биологизации в системе, где применяются и химические, и биологические препараты, можно разделить на три уровня, – говорит Александр Харченко.

– Обычно все застревают на уровне «биометода», когда аграрная наука предлагает заменять какой-то химический препарат биологическим с похожим действием. Из-за того что этот метод ненадёжен, доверия аграриев он не получил и особо широкого распространения в стране не имеет.

Следующий уровень – «биоконтроль», когда при применении химических препаратов в них добавляются совместимые с ними сложные микробные препараты широкого спектра действия (консорциумы микроорганизмов, синтрофные микробные ассоциации), вследствие чего поверхность растений и почва заселяются полезными микроорганизмами.

В этом случае между растением и полезными микроорганизмами складываются симбиотические отношения, где микробы и кормят растения, и их же защищают.

Наконец, третий уровень – «создание устойчивых управляемых ценозов», когда мы начинаем сознательно и целенаправленно управлять взаимоотношениями между растением и микроорганизмами.

Одна из наших задач – так повысить биологическую активность почвы, чтобы все минеральные удобрения, которые мы ей даём, работали на 100%. В среднем, в Ростовской области растения усваивают 11% фосфора из внесённых минеральных удобрений в год внесения, а не 25%, как это описано в учебниках.

Остальное переходит в недоступную форму и в валовый фосфор почв. Средняя эффективность азотных минеральных удобрений в мире, по данным ФАО ООН, только 33%.

Есть «непонятки» со старым определением функции гумуса почвы. Нам говорят, что гумус определяет плодородие почвы. Однако современное мнение учёных-почвоведов таково: гумус не причина плодородия почвы, а его результат, когда микроорганизмы откладывают часть органического вещества «про запас».

Ученые делят гумус на активный (лабильный) и пассивный. Пассивный гумус никак не влияет на урожай. Нам в почве нужна живая микробная биомасса, которая определяет и «здоровье почвы», и эффективность применения минеральных удобрений.

При деградации лабильного гумуса полезные микроорганизмы замещаются плесневыми грибами – постоянной причиной и источником многочисленных корневых гнилей. Соли минеральных удобрений должны включаться в биологический цикл, иначе удобрения быстро уходят из оборота.

Микробиологи-почвоведы в настоящее время считают, что 80% питательных функций почвы в основном контролируются микробами. Подробно можно посмотреть в англоязычной Википедии, если набрать Soil Health (Здоровье почвы).

Способ восстановления здоровья почвы, накопления массы полезных микроорганизмов и избавление от плесневых грибов заключается в использовании сложных микробных заквасок для разложения пожнивных остатков.

На рынке сейчас предлагаются препараты для этих целей, но мы не можем серьёзно относиться к препарату, где присутствует только одна триходерма, – на самом деле должны использоваться сложные многовидовые микробные препараты с многофункциональным действием.

Мы сейчас активно используем три состава: они известны под названием СТИМИКС®НИВА. Есть состав с микробами, которые мобилизуют в почве недоступный для растений фосфор и превращают его в доступный. Когда мы разлагаем растительные остатки с помощью наших препаратов, то солома превращается в биоудобрение прямо на поле.

Микробам нужны фосфор, калий, микроэлементы – и они вытягивают из минералов почвы, делая доступным их и для растений. То же самое происходит с азотом, процессу биологической фиксации которого они способствуют.

Более того, как утверждает Александр Харченко, в 1993 г. физиками МГУ сделано открытие: при отсутствии или нехватке тех или иных элементов таблицы Менделеева микробы способны создавать их из других химических элементов. Это явление получило название трансмутации химических элементов в биологических системах.

Например, нет железа – микробы в активном состоянии могут «сделать» его из марганца. Нет фосфора – микробы «сделают» его из кремния. И так далее. В почвах, где биологическая активность затухает, эти процессы не происходят. Грамотно организованная биологизация земледелия позволяет раскрыть огромные резервы почвенного плодородия, которые раньше не использовались.

Далее мы приведём описание подхода и примеров биологизации.

Одна из четырёх платформ системы Адаптивного биологизированного земледелия – это система защиты растений на основе достоверного фитоанализа, где применяется правильно подобранный химический препарат плюс сложный биологический препарат, совместимый с ним в баковой смеси.

– На самом деле, наши поля периодически накрывают волны новых болезней продолжительностью 7-10 лет, – говорит глава НПО «Биоцентр». – Появляются новые патогены, на которые не действуют старые фунгициды, которые создавались и регистрировались ещё до появления этих болезней. Мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда продавцы химии предлагают покупать и использовать их уже ставшие неэффективными к новым патогенам препараты.

Поэтому крайне важно правильно подбирать «правильную» химическую защиту. В эту смесь добавляется биопрепарат, например Стимикс®Семя, ФИТОСТИМ®Ab – смесь микробов-азотофиксаторов для зерновых и других растений, стимуляторы кущения и корнео­образования и др.

Наличие микроорганизмов здесь необходимо – фунгицид убивает не только болезни, но и часть полезной микрофлоры. Через две недели он перестанет действовать, и освободившееся пространство надо заселить, иначе нишу займут патогены.

Мы используем микробов сложных препаратов для этой цели. При применении азотофиксаторов мы получаем дополнительный азот, устойчивость к засухе (нехватке влаги), защиту от ряда патогенов.

Очередной этап – восстановление плодородия почвы через работу с пожнивными остатками. Какая главная проблема с ними? Всем известно, что фермеры вынуждены выращивать не те культуры, которые нужны по сево­обороту, а наиболее рентабельные, поскольку в практике систему рекомендованных сложных севооборотов 1980-х гг. заменил коммерческий плодосмен.

В итоге из-за нарушений севооборота в стерне накапливаются патогены. Можно ли за счёт биологизации пять лет подряд сеять пшеницу по пшенице? Можно! Всё реально, утверждает Александр Харченко. Причём, например, в Воронежской области наши хозяйства сообщают, что получают урожай озимой пшеницы по озимой пшенице на 5 центнеров больше, чем по чёрному пару.

– Для разложения соломы мы предлагаем использовать сначала Стимикс®НИВА А. Её задача – «зачистить» инфекцию в почве. Но применять данный вариант нужно год-два. В составе НИВЫ А есть и гриб триходерма – если её становится в почве слишком много, с ней становится трудно «договариваться» другим микроорганизмам.

Как и всегда в природе, нужен баланс. Поэтому, потом мы переходим на СТИМИКС®НИВА JP. Одна из его отличительных особенностей – он активно способствует размножению в почве дождевых червей и способствует скорому разуплотнению почвы.

Стимикс®НИВА может вноситься при заделке пожнивных остатков перед или в процессе лущения стерни. Также оказался эффективным приём внесения микробов при весенней культивации полей перед посевом яровых культур и пропашных – ЗАО «Заря», Емельяновский район Красноярского края, в 2018 г. получило первое место в крае за высшую урожайность – 47,8 ц/га яровой пшеницы в среднем на 2 000 га посевов. Урожайность на лучших полях достигала 70 ц/га.

В Ростовской области оказался очень эффективным приём внесения препарата Стимикс®НИВА весной без заделки на полях где остатки предшественника мешали расти посеянной кукурузе.

Первый и второй этапы Адаптивного биологизированного земледелия производят микробную коррекцию (исправление) микробного сообщества почвы, сильно разрыхляют почвы – восстанавливают способность почвы аккумулировать влагу, восстанавливают естественное почвенное плодородие.

Третий элемент технологии –  система дробных некорневых подкормок минеральными удобрениями (мочевина, КАС, микроэлементы и др.), по фазам развития растений в баковой смеси со стимуляторами роста аминокислотными, гуминовыми препаратами (при необходимости).

Как известно (работы Фанни Куперман в Тимирязевской академии 1950-60 гг. и др.), у пшеницы, например, есть несколько фаз формирования урожайности: закладка количества продуктивных стеблей, закладка длины колоса (до конца кущения, начало выхода в трубку), увеличение озернённости колоса и массы зёрен в другие фазы и др.

В зависимости от фазы можно давать по листу определённый удобрительный состав (снова: NPK, химия плюс биология), которые при применении в небольшом количестве оказывают значительное действие на повышение урожайности всех культур.

Наши воронежские коллеги как-то подсчитали, что эффективность 300 кг селитры, внесённой в почву, равна 80-90 кг карбамида, внесённого дробно в листовых подкормках. Кормим растения как бы «из чайной ложечки», а не посыпая почву большим количеством дорогостоящих минеральных удобрений, которые в этих количествах «выключают» естественное плодородие.

Четвёртый элемент системы – внедрение адаптированной к климатическим условиям региона системы стриптил или ноутил, когда земля вообще не обрабатывается. Но об этом – в отдельной статье. Особое внимание там – к конструкциям сеялок для сухой степи и подготовительному этапу и последующим этапам внедрения.

– За 11 лет работы мы создали уже три десятка биологических препаратов и биологических удобрений, которые решают самые разные задачи, – рассказывает Александр Харченко. – Например, у нас уже есть биологический препарат, который помогает зелёным растениям пережить краткосрочный мороз до минус шести-семи градусов.

Есть препарат, который стимулирует рост и развитие растений при низких положительных (ниже +5 оС), что актуально на юге России при «непонятных» вёснах последних лет, а также осенью для обработки семян, когда сев происходит при недостатке влаги, – растения могут наверстать при низких положительных температурах.

Есть препарат, который делает растения устойчивыми к жаре. Оказывается, если поселить на семена азотфиксаторы (мы знаем про клубеньковые бактерии у бобовых, но есть другие азотофиксаторы у всех культур), то они дают фантастическую засухоустойчивость.

Что происходит, когда наступает жара и растению не хватает влаги? Оно закрывает устьица, чтобы сэкономить влагу, но через некоторое время начинает страдать от голода, включается механизм старения (вырабатывается гормон старения – этилен), и как результат – мелкие колосья с малым числом зёрен.

Наши микробы кроме связывания биологического азота вырабатывают гормоны омоложения – цитокинины (подбирались специальные штаммы) и растение даже в сильную засуху не будет включать процесс «искусственного старения».

А если ещё в ночь подкормить карбамидом по листу!.. На Урале в степи мы в засуху 2012 года (более 2,5 месяцев не было дождя) таким образом получили 28 ц/га яровой пшеницы при средней урожайности в регионе 6,5 ц/га.

Земли ООО «Благодарное» располагаются в ареале от донского Аксая до кубанского Ейска. По словам участника конференции главного агронома Михаила Соловьёва, уже четыре года в хозяйстве применяют элементы Адаптивного биологизированного земледелия, причём последние два года – на всех площадях.

– Мы начинали с деструкции соломы, – рассказывает аграрий. – В первый год применили СТИМИКС®НИВА В на 30% пашни. Правда, сначала заказали мы тот вариант, который больше обеззараживает солому, нежели разлагает её. Поэтому осенью видимого эффекта не наблюдали.

Но уже весной оценили: при работе культиватором солома не таскалась за ним, была коричневой. А в хозяйствах по соседству она не разложилась, имела золотисто-жёлтый цвет. Увидев это, мы обработали «биологией» уже все площади, причём купили препарат, нацеленный именно на разложение стерни.

И он заработал прямо с осени. Как вносим? Мощности хозяйства позволяют нам работать сразу за комбайном. Опрыскиваем в ночное время и сразу заделываем.

Помимо разложения растительных остатков в ООО «Благодарное» применяют СТИМИКСЫ® и на обработке семян, совместно с химическим фунгицидом. Также, как и советует Александр Харченко, ведётся подкормка растений по фазам развития: в смеси используются СТИМИКС®Стандарт, карбамид, монокалий фосфат, микроэлементы.

Какие результаты это приносит?

– На пшенице только за счёт данной биотехнологии мы получали прибавку 4-10 ц/га. Сравнение здесь идёт не с «пустой» обработкой, не с контролем (без ничего), а с похожими по спектру «тяжёлой» и дорогой химической схемой с дорогими удобрениями-подкормками, предложенными конкурентами, – подчёркивает Михаил Соловьев.

– Причём 80% полученного в прошлом году зерна – это стабильная «тройка». На подсолнечнике прибавка была 4-6 ц/га, вся семечка с высокой масличностью. На кукурузе получали вообще более 10 ц/га плюсом.

И ещё один важный момент. Мы постоянно отправляем на анализ почву, семена. До недавнего времени количество доступного фосфора в почве составляло 15-17 мг на килограмм, то есть было достаточно низким.

Там, где мы вносили фосфорные удобрения, оно поднялось до 25 мг/кг почвы. А там, где работали биологией, в частности Стимикс®НИВА, попадались участки, где доступного фосфора стало больше 30 мг/кг. И это очень весомый показатель, – резюмирует аграрий.

В заключение: внедрение системы Адаптивного биологизированного земледелия как целиком, так и отдельных элементов позволяет увеличить рентабельность сельскохозяйственного производства на десятки, а в некоторых случаях и на сотни процентов, поскольку построена на восстановлении и сознательном использовании бесплатного природного ресурса, о возможностях которого в начале 60-х гг. ХХ века создатели интенсивной модели сельского хозяйства даже не подозревали.

Также будет интересно:

«Всех под нож»: Лукашенко устроил жесткий разнос чиновникам

«Всё, предел»: Лукашенко раскритиковал отставание Могилёвской области в сельском хозяйстве

Глава Минсельхоза Алтайского края рассказал о непростой ситуации с хранением ГСМ

Источник: agrobook.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
В ОЗК пришли из Минсельхоза РФ
Кадровые перестановки в компании случились после передачи доли 50% минус одна акция ОЗК от группы «Сумма» находящегося под арестом Зиявудина Магомедова к ВТБ.
Канада: сводка по посевным площадям под ячмень, пшеницу и рапс
Согласно мониторинга Бюро Статистики Канады, под урожай всей пшеницы 2019 г. фермеры Канады засеяли 25,674 млн. акров (10,38 млн. га), что превышает показатель 2018 года га 3,8%.