Что удалось и чего не хватило аграриям для развития в 2018 году? (Видео)
28 декабря 2018, 19:24

Текущий год оказался непростым для АПК юга России: засуха и падение цен на некоторые культуры подорвали рентабельность многих аграрных хозяйств. Однако рекордные темпы экспорта и отличная цена на пшеницу смогли отчасти компенсировать потери.

Плюс господдержка по-прежнему играет в этом процессе весомую роль. О том, каковы итоги отрасли в 2018 году и чего сельхозпроизводителям ждать в новом сезоне, шла речь на уже традиционном итоговом заседании Клуба агрознатоков ИД «Крестьянин».

По словам замминистра сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области Ольги Горбанёвой, несмотря на все сложности, признать нынешний год неудачным нельзя: судя по отчётам, регион по-прежнему находится в первой пятёрке по производству зерновых, подсолнечника, овощей, яйца и молока.

Общая прибыль аграриев (из числа тех, кто получает господдержку) составила 10 млрд рублей – в прошлом году она была всего два миллиарда. Объём поддержки составлял в 2018 году 7,1 млрд рублей.

– Мы хорошо поработали по льготному кредиту, – рассказала замминистра. – Были удовлетворены все потребности – сельхозпроизводители получили около 13,5 млрд льготных краткосрочных и 6,6 млрд инвестиционных займов. При этом инвесткредитов было одобрено на 13 млрд, но не все аграрии оказались готовы их осваивать.

Минсельхоз учёл проблемы, которые возникали в прошлом году. Лимиты распределяются таким образом, чтобы в общей сумме 30% получили малые формы хозяйствования. Опять же, и этот лимит не был выбран – не все способны выполнить требования банков. У кого-то нет залоговой базы, у кого-то высокая закредитованность.

– Всё великолепно, – такой отзыв дал работе чиновников глава ООО «Раздолье» Эдуард Курочкин.

Видимо, именно эта «шоколадность» и привела федеральный Минсельхоз к идее снизить в новом году уровень возмещения процентной ставки со 100% до 90%. Как это отразится на ставке, которую предложат банки, пока неизвестно, но похоже, что она увеличится. Каких еще изменений стоит ждать селянам?

– В 2019 году поддержка преду­смотрена пока в размере пяти млрд рублей, – говорит Ольга Горбанёва. – Будет также на 250 млн увеличена сумма для единой субсидии (это основные поддержки растениеводства, животноводства и малого сельхозбизнеса. – Прим. ред.).

Мы практически удовлетворили потребности по направлениям «Животноводство» и «Элитные семена». Субсидируем из областного бюджета затраты, которые перестал возмещать федеральный Минсельхоз, например приобретение импортного племенного молочного скота, возмещаем 20% стоимости техники, произведённой в России, – субсидия идёт молочникам, садоводам и виноградарям.

Несвязанной поддержки на гектар в Ростовской области по-прежнему не предвидится – в новом сезоне 53 млн выделено овощеводам, и то лишь тем, кто застраховал свои посевы осенью.

К слову, развитие страхования Ольга Горбанёва называет одним из приоритетов Минсельхоза: федеральное ведомство постепенно уйдёт от возмещения затрат по чрезвычайным ситуациям.

– С 2019 года Ростовская область участвует в реализации трёх из пяти нацпроектов – по малому и среднему предпринимательству, экспорту продукции АПК и производительности труда. Предполагается поддержка на эти цели. Средства на реализацию нацпроектов будут значиться отдельной строкой, – заключает замминистра.

Пшеница

Какова ситуация на зерновом рынке и какие рекомендации дают аграриям эксперты?

По словам гендиректора Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрия Рылько, несмотря на скромный урожай, в конце нынешнего лета произошёл «ценовой резонанс».

– К началу сезона всему миру, и нам в том числе, показалось, что будет мало пшеницы и ячменя, – рассказал глава ИКАРа. – Цены взлетели. Параллельно в России случилась небольшая девальвация рубля в сочетании со значимым снижением урожая.

В итоге экспортные цены на пшеницу и ячмень в середине августа на юге России достигли абсолютного максимума. Такого у нас не наблюдалось даже к концу сезона, не говоря уже о его начале. Цены и сейчас высокие.

С самого старта сезона на юге возникли мощнейшие стимулы для экспорта, тем более что параллельно начали циркулировать слухи, что всё это не навечно, и экспорт как-то ограничат. Все стали торопиться – и наша страна экспортировала рекордный объём пшеницы и вообще зерна.

Из-за боязни запрета экспорта многие трейдеры стараются не заключать слишком «длинных» контрактов – далеко вперёд заглянуть сложно, рассказывает эксперт. С этим соглашается и замдиректора УК «Астон» (компания – один из лидеров отрасли по производству, переработке и экспорту сельхозсырья) Дмитрий Лысенко. Правда, по его словам, причины тут кроются в финансовой плоскости.

– В прошлом году зимой мы закупали продукцию для экспорта на апрель-май, – объясняет он. – Мы бы и сегодня рады это делать. Но мы понимаем, что страна живёт в режиме санкций. Очень сильно подорожали кредиты, госбанки практически отказались кредитовать экспортёров, они боятся, что против них введут какие-то ограничения.

В коммерческих банках всё стоит гораздо дороже. Плюс трудности с платежами – в некоторых случаях мы только через четыре месяца получаем деньги за зерно, которое закупили сейчас. Далее, в прошлом году пшеница стоила 8-9 тысяч за тонну.

В этом году «тройка» уже доходит до 13,5 тысячи рублей без НДС. Соответственно, чтобы компании выстроить экспортную политику на два-три месяца, нужно сделать склад. А при текущей стоимости пшеницы это сложно. По сравнению с прошлым годом наша компания увеличила кредитный портфель в три раза. До бесконечности это нельзя делать.

– Если мы посмотрим, сколько в мире остаётся зерна, то увидим, что пшеницы-то много, – рассуждает эксперт. – Несмотря на то что у европейцев урожай провалился, они мало экспортируют в этом году. Американцы тоже, хотя у них очень высокий сбор зерна.

Единственная крупная страна, которая много экспортирует, наша. До конца сезона, видимо, цена ещё пробьёт порог $ 250 за тонну, но к тому времени поток пшеницы уже сократится до минимума.

Держать зерно в подобных условиях слишком долго не стоит – цена на него и так хорошая, рекомендует глава ИКАРа. Да, она будет расти и дальше, но если окажется слишком высокой, то неформальное давление чиновников на экспортёров с целью придержать вывоз усилится.

Разумно ли рисковать ради премии 10-15 долларов на тонне? И ещё одна деталь: стоит ли весной активно работать с посевами «на качество»? Судя по всему, тратить слишком много денег на удобрения не придётся: на рынке более востребована пшеница с протеином 11,5-12,5%.

У крупнейшего покупателя южнороссийской качественной пшеницы, Турции, в этом году серьёзные проблемы: двукратная девальвация нацио­­нальной валюты.

Из-за неё многие перерабатывающие сельхозсырьё предприятия разорились, спрос на качественную «тройку» упал. И продолжаться это будет ещё долго.

Российские аграрные чиновники ведут переговоры с альтернативными потребителями, Саудовской Аравией и Алжиром, но когда откроются эти рынки и каковы будут объёмы закупок, сказать сложно. Происходит всё это на фоне сильно возросшей цены на горючее и удобрения.

– Хотел бы обратить внимание на пшеницу третьего класса с высоким содержанием клейковины и белка. Уже второй год по этой позиции у нас очень небольшой урожай, – акцентирует внимание Дмитрий Рылько.

– И мы видим, что крупнейшие мукомолы обзавелись оборудованием, которое позволяет добавлять сухую клейковину в ординарную «тройку» и получать хорошую, качественную муку. Сухой концентрат увеличивает количество клейковины в муке до полутора процентов.

И более того, сейчас покупатели бегают по рынку, ищут не улучшитель, а так называемый ухудшитель. Уже сегодня на юге нет в должном объёме пшеницы с протеином 11,5%. И совсем не стало 10,5%, а все её хотят. Спрос очень высокий.

Предлагают 12,5% и даже 14,5%. А турки, будучи в невменяемом состоянии, говорят: «Не нужно в этом году, нет денег на такое».

Цена на пшеницу в новом сезоне будет зависеть от величины урожая-2019 и ситуации на мировых рынках. В декабре говорить об этом наверняка сродни гаданию на кофейной гуще, предупреждает Дмитрий Рылько. Однако некоторые факторы просматриваются.

В первую очередь, многое зависит от состояния озимых в России. В стране состоялся рекордный сев, констатирует эксперт, причём он достигнут почти во всех ключевых регионах – производителях зерна. Несмотря на засуху, озимые себя неплохо чувствуют – проблемных зон пока что две: восток Ставропольского края и Среднее Поволжье.

– На данном этапе мы не будем отрицать, что у нас может получиться мегаурожай пшеницы – где-то под 80 млн тонн, – продолжает глава ИКАРа. – В то же время в Европе и Америке всё не слишком хорошо – была грандиозная засуха. Но в тех же Франции, Болгарии, Польше в ноябре и частично в декабре прошли хорошие осадки, и возможно, ситуация там выправится.

Масличные, кукуруза, бобы

В зависимости от погоды и политической конъюнктуры ситуация на рынке по другим культурам различается. Аграрии знают: в 2018 году сильно просела цена на подсолнечник. По словам Дмитрия Рылько, виной тому перепроизводство: российский рекорд сева и уборки семечки наложился на похожую историю на Украине.

– В этом году обе страны дают миру колоссальный объём предложения подсолнечника, – говорит Рылько. – Наверное, впервые за историю наших наблюдений мировые цены на масло это сильно опустило. Всегда казалось, что спрос на него бесконечен. Но выясняется, что это не так.

Цена на подсолнечное масло очень низкая по всему миру. Его переизбыток очевиден, особенно на фоне рекордного предложения пальмового и соевого масел. Если бы не слабый рубль, то цены на подсолнечник были бы ещё ниже. В то же время мы видим постепенный разворот цен на подсолнечное масло в сторону небольшого укрепления, так что не всё безнадёжно.

Близость к братскому соседу подвела отечественных аграриев и на рынке кукурузы – в России недобор этой культуры, а на Украине – огромный урожай, а значит, и экспорт. Получилась противофаза – российская кукуруза оказалась экспортно неспособной. С рапсом, наоборот, повезло.

– В Европе очередной неурожай, второй год подряд. У европейцев есть мандат на биодизель. Они готовы дозакупать со всех рынков, в том числе из России, рапсовое масло. И по результатам сева площади под озимым рапсом в Европе сократились до минимума за последние 13 лет.

Плюс – новое жёсткое регулирование ЕС относительно пальмового масла: оно признано неэкологичным, уничтожает тропические леса. И это нам на пользу. Так что есть довольно высокая вероятность, что по рапсу опять в следующем году будет хорошая конъюнктура.

Есть смысл делать ставку и на сою. На ближайшие годы она останется перспективной потому, что Россия её импортирует. Это обеспечивает высокие внутренние цены.

Бобовые культуры вроде нута и гороха в последние сезоны набирали всё больше поклонников – цена росла, да и польза от бобов для почвы всем известна. Но в нынешнем сезоне бобовые провалились. Тем не менее это не повод от них отказываться, уверен Дмитрий Рылько.

– Да, это было большое разочарование сезона. Ещё пару лет назад индийские товарищи ездили по конференциям и в Европе, и у нас, обещали золотые горы: «Производите, сколько можете, мы всё съедим, за всё заплатим». И вот видим результат. Никому верить нельзя.

Тем не менее есть два важных момента. Россия только заходит на мировой рынок зернобобовых. Наша доля на нём по гороху, нуту и чечевице невысокая. И есть два крупных конкурента, которые зашли туда раньше, – канадцы и австралийцы. Они очень пострадали от того, что происходит на мировом рынке зернобобовых.

У меня такое ощущение, что они потихонечку будут отползать. Поэтому я бы призвал не дёргаться. Если вы встали на эту скользкую дорожку, то не сворачивайте с неё, не сокращайте посевы. В нашей стране научились выращивать чечевицу, хотя говорили, что невозможно иметь с ней дело: мелкосемянная, требует сложной агротехники…

То есть мы должны держать удар и ждать, когда Индия оживёт и снова станет нормальным импортёром. Кроме Индии есть и масса других стран, которые будут эти культуры покупать. И наконец, нужно пропагандировать бобовые в нашей стране – и развивать их потребление.

Избирательный подход

Всё больше аграриев применяют дифференцированное внесение удобрений и СЗР для сокращения затрат в производстве зерна. Однако при внедрении этой технологии сельхозпредприятия не застрахованы от ошибок.

О том, на чём можно обжечься при дискретной подкормке и защите растений, участникам итогового заседания Клуба агрознатоков рассказал гендиректор ООО «Агроноут» Алексей Трубников (компания предлагает опробованные методы повышения урожайности на основе комплексного обследования полей и автоматизации процессов агрономической службы. – Прим.ред.).

– Одна из главных ошибок – это ведение дифференцированной подкормки в режиме реального времени, – объясняет Алексей Трубников. – Неважно, что используется – азотный сенсор, сканер, дрон или свежая спутниковая съёмка. Весной на ранних фазах, в период первых подкормок, пшеница находится ещё во влажной среде.

Ни один сенсор, который вносит у вас в начале марта, не знает, что будет с ней через полторы-две недели, когда пшеница подсушится, влага перераспределится и картина изменится. И может оказаться, что там, где насыпали больше удобрений, их требовалось меньше.

Вторая ошибка – дискретное внесение удобрений с опорой только на агрохимические показатели. Неважно, с какой детальностью вам сделают сетку отбора проб фосфора, калия. Ни одна из этих карт не скажет, как в данном месте поля растение будет потреблять фосфор или калий. Потому что все эти карты не учитывают физические параметры почвы: рельеф, запас влаги и т. д.

Часто встречается и третье заблуждение – стремление обзавестись собственной лабораторией и на основании её анализов вносить удобрения. Работа лаборатории – тонкий процесс. Выстроить его правильно – не только дорого, но и сложно.

В этом году собственник крупного хозяйства в Тамбовской области говорил мне: «Я куплю лабораторию, сосед её продаёт». Но почему сосед продаёт, если это такая полезная штука?

Понимая все сложности дискретного внесения, мы разработали свой метод – он называется «технология ретроспективного анализа». Мы берём данные поля за 35 лет и на их основании выделяем участки, которые точно отличаются друг от друга по плодородию.

Участки, на которых 35 лет ничего не росло. Участки, которые 35 лет по ряду благоприятных причин (почва, агрофизика) дают большую отдачу по сравнению с остальными. Это позволяет уже в первый сезон перей­ти к дифференцированному внесению.

Что это даёт? В текущем году мы, например, на кукурузе увидели прибавку в марже 4 700 руб./га. А по озимой пшенице на Кубани (было только две подкормки, осенью не успели дифференцированно внести) получили плюсом 4 400 руб./га прибыли.

Также будет интересно:

Новосибирские аграрии отправили на экспорт более 600 тысяч тонн зерна

Бескаркасные арочные конструкции становятся всё популярнее в сельском хозяйстве

В Германии нашествие страусов. Фермеры в ужасе

Источник: agrobook.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
В США призывают запретить импорт пальмового масла из малайзийского холдинга FGV
«Мы призываем таможню США обеспечить соблюдение действующего законодательства и не допустить, чтобы американские потребители неосознанно финансировали принудительный труд»
Как Китай инвестирует в логистику Аргентины и берет под контроль грузоперевозки страны
Аргентина уже является крупнейшим в мире экспортером соевого корма для скота и основным мировым поставщиком кукурузы и пшеницы