Ученые Казахстана активно развивают сельхознауку
03 июля 2019, 08:14

Абдуллаев Кенже Кожахметович
Генеральный директор НПЦЗХ, академик

На фоне уменьшения финансирования на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, особенно в сфере сельского хозяйства, НПЦЗХ имени А. Бараева (научно-производственный центр зернового хозяйства), который расположен в Акмолинской области, одном из четырех основных зерносеющих регионов Казахстана, напротив, усиленно стремится к освоению научных достижений в секторе сельхознауки.

В институте успешно внедряют последние мировые новинки, причем там не чураются соединять в своей деятельности опыт прошлого и ноу-хау настоящего и даже будущего.

Об этом и о многом другом в эксклюзивном интервью журналисту «МК» рассказал генеральный директор НПЦЗХ академик Кенже Абдуллаев.

— Кенже Кожахметович, какова предыстория вашего научного учреждения?

— Научно-производственный центр зернового хозяйства имени академика Александра Бараева основали в феврале 1956 года постановлением Совета министров СССР. Но тогда институт назывался немного подругому — Казахский научно-исследовательский институт зернового хозяйства. Он расположился в 60 километрах от города Акмолинска (сегодня — Нур-Султан) на базе Шортандинской сельскохозяйственной опытной станции, собственно, где мы находимся и по сей день. Вот только наши экспериментальные поля и участки с тех пор намного расширились.

Перед институтом сразу после его создания поставили задачу разработки системы надежной защиты почв от ветровой эрозии, разработки системы возделывания зерновых культур, исключающей разрушительное действие ветровой эрозии, и, конечно, увеличения производства зерна. Ведь понятно, что Казахстан — как тогда, так и сегодня — по-прежнему находится в зоне рискованного земледелия, и с этим надо было что-то делать. Тем более что времени на составление, обсуждение и утверждение научных программ не было, ситуация требовала чуть ли не моментальных конкретных решений: поставить заслон гибельному распространению ветровой эрозии на десятках миллионов гектаров. При этом кроме глубоких знаний и научной базы для решения проблемы требовались и научное чутье, интуиция, дар предвидения, если хотите.

Потому-то небольшому в то время коллективу института и пришлось взять на себя смелость уверенно пропагандировать рекомендации сельхозпроизводителям, не вписывавшиеся в существующие тогда рамки традиционного земледелия, систему обработки почв, севообороты, сроки посева, наборы культур.

— В 1961 году с началом освоения целинных и залежных земель Казахский НИИ зернового хозяйства получил статус всесоюзного. Как это отразилось на его дальнейшей работе?

— Институт оказался подчинен Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени Ленина, и перед его сотрудниками поставили новую задачу — разработку и совершенствование системы земледелия для степных и засушливых регионов СССР, что значительно расширило сферу его деятельности. Институту на тот момент были подчинены Степноишимская опытная станция по защите почв от эрозии в Кокчетавской области, опытно-производственное хозяйство, опытно-конструкторское бюро с экспериментальным производством и даже отдел по разработке почвозащитной системы земледелия в Нечерноземной зоне РСФСР в городе Иваново.

Новые подходы в ведении зернового производства живо заинтересовали первых лиц государства, стали прибывать делегации из различных регионов страны и из-за рубежа. Дважды посещал Институт зернового хозяйства и первый секретарь Центрального Комитета КПСС Никита Хрущев. Вклад коллектива ученых Института зернового хозяйства под руководством Бараева в разработку систем защиты почв от ветровой эрозии был признан как научной общественностью, так и руководством государства. Сам же НИИ зернового хозяйства стал координатором 32 научно-исследовательских организаций агрономического и инженерного профиля всей степной полосы Советского Союза.

— А затем? Как происходило дальнейшее развитие?

— А затем, в 70-е годы, в Институте создали специализированную лабораторию оценки технологических качеств зерна и укомплектовали соответствующими приборами и оборудованием — в основном производства Швеции, Франции, США и ФРГ. К слову, таких лабораторий по бывшему Союзу было всего 12. История селекции в Казахстане неразрывно связана с именем Владимира Мовчана, кандидата сельскохозяйственных наук, талантливого ученика патриарха советской селекции Валентина Кузьмина. Владимир Мовчан — автор 14 сортов яровой мягкой пшеницы. Именно под его руководством выявили изменчивость и наследование скороспелости, продолжительности определенных фаз вегетационного периода, элементов продуктивности растений у сортов и гибридов от внутривидовых, межвидовых скрещиваний, химических мутагенов. На основе этих теоретических разработок оказались выведены такие наши знаменитые сорта, как «Целинная-24», «Целинная-26», «Эритроспермум-35», «Целинная юбилейная», «Целинная3с», «Акмола-2», «Астана», «Астана-2».

Сегодня эти сорта занимают более трех миллионов гектаров посевных площадей по всему Казахстану. Но в 1985 году наступил кризис всей социалистической системы, который наиболее ярко проявился в сельском хозяйстве — стране пришлось миллионы тонн зерна закупать за рубежом. А уже после распада Союза село и вовсе оказалось в плачевном состоянии, хозяйства банкротились, утопая в долгах. На одной лишь былой славе и прежними методами управлять в новое время оказалось совершенно невозможно.

— Тем не менее сегодня институту удалось не только выжить, но и благополучно выйти во флагманы сельскохозяйственной науки Казахстана…

— Действительно, сегодня наш центр объединяет шесть специализированных научно-исследовательских отделов и входящие в их состав 13 лабораторий, пять специализированных самостоятельных лабораторий, один центр распространения знаний, отдел по производству продукции растениеводства, отдел инфраструктуры и офис коммерциализации.

При центре функционирует Аналитический центр по качеству почв и зерновой продукции, аккредитованный в системе технического регулирования. В условиях рыночной экономики мы перестроили научно-исследовательскую работу, предложили новую концепцию диверсификации растениеводства, начали селекционную работу с горохом, чечевицей, нутом, экологическое испытание сои, сафлора, чины, хотя в советское время их и признали неперспективными. Много внимания стали уделять кукурузе. На базе почвозащитной системы земледелия совершенствуется технология возделывания основной экспортной культуры — яровой пшеницы.

Не следует забывать, что наш центр попрежнему имеет многолетние стационары по севооборотам, обработке почвы, ведет многолетние исследования по срокам посева яровой пшеницы, что позволяет вести мониторинг изменения плодородия почвы, качества продукции растениеводства, предлагать новые, более прогрессивные технологии возделывания.

— Насколько известно, параллельно под вашим руководством на базе НПЦЗХ имени Бараева создали пилотный проект с использованием элементов точного земледелия на площади в три тысячи гектаров…

— Да, и целью создания такого полигона стало внедрение, как вы отметили, системы точного земледелия для повышения урожайности до 25 центнеров с гектара и производительности труда в два с половиной раза при производстве зерновых культур. Кроме того, гордимся мы и центром управления проектом, который ведет реестр полей, взаимодействует с «умной» техникой, документирует производственный процесс. А еще занимается агроскаутингом по результатам агрохимического обследования полей, спутниковым и метеомониторингом посевов.

Образно говоря, по результатам внедрения элементов системы точного земледелия, направленных на повышение производительности и экологичности производства, мы успешно добились сокращения объема использования средств защиты растений, повышения эффективности удобрений, а также провели опыты по срокам посева и новым перспективным сортам сельскохозяйственных культур.

— Кенже Кожахметович, каковы, на ваш взгляд, перспективы науки в сельском хозяйстве?

— Во-первых, большие надежды мы возлагаем на обучение действующих специалистов агропромышленного комплекса, студентов бакалавриата и магистратуры ведущих аграрных вузов на базе создаваемого нами в рамках проекта научно-производственного полигона. Именно там мы планируем вести внедрение и демонстрацию инновационных научных разработок, которые будут проводиться на основе технологии точного земледелия как наивысшего уровня цифровизации процессов производства. За такими технологиями, я считаю, как раз и стоит будущее сельского хозяйства. Это такие направления, как семеноводство засухоустойчивых сортов сельскохозяйственных культур, сортовая агротехника полевых культур, совершенствование элементов влагосберегающих технологий, совершенствование систем защиты и питания растений, прогнозирование оптимальных сроков проведения агромероприятий. А уж учитывая тот факт, что пшеница на мировом рынке и не думает падать в цене, полагаю, мы должны будем не только вернуть былую славу казахстанскому хлебу, но и надеемся стать одним из ведущих центров в мире по разработке новых сортов.

Не так давно мы вывели сорт пшеницы, который позволяет собирать урожай в 46 центнеров с гектара, но уверены, что это не предел…

Источник: mk-kz.kz

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Земельная реформа на Украине: кому Зеленский продаёт главное богатство страны? (Видео)
Власти Украины собираются разрешить свободную куплю - продажу земель сельхозназначения. Когда и как это можно будет сделать? Кто сможет приобретать сельхознаделы? Ну и еще один вопрос - сколько будет стоить земля?
Надежды на прорыв в торговле рухнули, после того как Китай отменил визиты на фермы в США
Отмены произошли после того, как Соединенные Штаты подняли тарифы на более чем 400 китайских товаров.