Перспективы биржевой торговли в России
06 мая 2010, 18:39

Белозерцев Александр
Советник CME Group по странам СНГ

На вопросы IDK ответил известный специалист в области биржевой торговли товарными активами Александр Александрович Белозерцев.

— Александр Александрович, недавно свет увидел новую книгу Лео Меламеда «Бегство во фьючерсы» (Лео Меламед. Бегство во фьючерсы./М.:»Альбина Паблишерз», 2010. — 504 с.), которую Вы перевели. Расскажите, пожалуйста, о чем эта книга?
-Мое первое знакомство с Лео Меламедом состоялось в конце октября 1990 года, когда руководство двух Чикагских бирж, — The Chicago Board of Trade и The Chicago Mercantile Exchange. – впервые в истории посетило Москву.

Со времени первой встречи прошло почти 20 лет. Много важных событий произошло с тех пор, как на мировых финансовых рынках в целом, так и на рынках производных инструментов в частности. Современные биржевые технологии торговли, расчетов, обслуживания клиентов и управления рисками стремительно распространяются по земному шару. Одновременно, заметно выросло количество новых фьючерсных и опционных контрактов, торгуемых на крупнейших биржах производных инструментов в Чикаго, Нью-Йорке, Лондоне, Париже, Франкфурте и Токио. На рубеже ХХI века наблюдается рост числа новых бирж производных инструментов в различных странах Европы, Азии, Латинской Америки и Африки. Эта разновидность бирж заняла свое заметное место в мировой экономике, и превратилась в значимую отрасль мировых финансовых рынков.
Появились и успешно развиваются такие биржевые площадки и в России.
Крупнейшие из них, — срочные рынки «Российской Торговой Системы» (ФОРТС) и Межбанковской валютной биржи (ММВБ), — за короткое время прошли свое становление, и достигли определенных успехов в своем развитии. Российские биржи производных инструментов становятся неотъемлемой инновационной составляющей российской экономики.
В то же время, рост отечественных биржевых рынков производных ставит перед профессиональным сообществом ряд серьезных вопросов и проблем, требующих скорейшего ответа и разрешения. В последнее время сильные колебания российских рынков акций, капиталов и валюты способствовали усилению настроений неопределенности и повышению уровней риска у их участников. Это привело к заметному увеличению масштабов операций с биржевыми производными инструментами в России. Бурный рост объемов торговли российскими фьючерсными и опционными контрактами ставит перед этими рынками задачу повышения эффективности работы и качества клиентского обслуживания, соответствующего международного признания и унификации правил торговли, расчетов и управления рисками.
В этой связи, представляется крайне интересной и полезной предлагаемая Вашему вниманию книга Лео Меламеда «Побег во Фьючерсы», которую, не смотря на свою автобиографичность, можно смело отнести к книгам по истории современных биржевых рынков производных инструментов. Стремительное развитие биржевой торговли производными в США в последней четверти ХХ века, формирование новой по сути отрасли сектора финансовых услуг, а также выход ее на международную арену заслуживает самого тщательного изучения.

— Ваше мнение относительно планов по развитию биржевой торговли производными инструментами на товарные активы в России?

— Начнем с того, что Россия продолжает оставаться одним из крупнейших в мире производителем, экспортером и импортером сырья. Большие объемы определенного вида сырьевой продукции, не только производятся и потребляются внутри России, но и в большом количестве вывозятся и импортируются. Т.е. это объективная реальность, которая в свою очередь определяет актуальность и острую необходимость создания в России современного биржевого товарного рынка.
С другой стороны, на мой взгляд, до сих пор существует определенное недопонимание и заблуждение, зачем этот биржевой рынок нужен, и как он работает в экономиках других стран, и как функционируют наиболее успешные в мире товарные биржи.
Прежде всего, это касается большого количества людей в российских государственных структурах, которые имеют отношение к данной тематике и пытаются инициировать и реализовывать такого рода проекты. На сегодняшний день все современные товарные биржи в мире существуют не для организации купли-продажи физического товара, не для того, чтобы туда привозили вагоны с зерном или с сахаром, или труба прокладывалась с краном, из которого бы лилась либо нефть, либо шипел газ и т.д. Эти рынки выполняют определенные важные функции в национальной, либо в мировой экономике, но это не функция физического товарообмена.
Первое — это функция ценообразования и «высвечивание» ценовой информации. Второе — функция страхования возникающих на рынке наличного товара ценовых рисков, т.е. хеджирования. К сожалению, до сих пор большинство разговоров, по крайней мере, которые озвучиваются в СМИ, относительно создания Международной товарно-сырьевой биржи, сводятся к тому, чтобы на этой бирже заключались, часто под волевым принуждением со стороны государства, контракты на поставку реального товара. Но, для этого биржевой рынок или биржа, как таковая, не нужны. Это — вчерашний день. Даже не вчерашний, а позавчерашний.
Кроме того, по собственному опыту знаю, что без активного и организованного спекулянта успех современного биржевого товарного рынка невозможен. Необходимо научиться любить и уважать спекулянта, прежде всего, за его готовность брать ценовые риски на себя. Но, подчеркиваю, речь идет только об организованном спекулянте, который ведет свои операции только на организованном биржевом товарном рынке.
Слово спекулянт, как в России, так и во многих других странах продолжает оставаться не очень популярным, оно имеет негативный оттенок. В последние годы в связи с биржевыми спекуляциями все больше применяют слово инвестор, имея в виду инвестора в широком смысле этого слова, который приходит на биржевой рынок не только с целью хеджирования, но и с целью получения спекулятивной прибыли. Другими словами, цель такого инвестора на биржевом товарном рынке: купить дешевле и продать дороже, либо наоборот — продать дороже и купить дешевле.
Сегодня, на практике в России мало, что делается для серьезной работы со спекулянтами. Я не имею в виду разного рода запретительные и карательные меры. Речь идет, прежде всего, о мероприятиях по их организации и просвещению. Да-да, просвещению и обучению, так как российское спекулятивное сообщество остается несколько в стороне от этого важного процесса. При этом очень важно встречаться с большим количеством потенциальных инвесторов, как крупных, так и средних и мелких. Т.е. постоянно напоминать о себе, и приглашать к себе, предлагать максимально удобные условия для инвестирования. Вот, собственно, все, что связанно с этой проблемой.
Другим важным вопросом остается уровень взаимодействия реального сектора (производителей, переработчиков, и трейдеров) с вновь создаваемым биржевым рынком. Речь идет о присутствии на этом рынке критической массы хеджеров (предприниматель (фирма, банк, фермер или другой хозяйственный субъект), осуществляющий операции хеджирования на фьючерсной бирже), обеспечивающих жесткую связку рынка физического товара с биржевым рынком товарных производных. Без этой критической массы хеджеров биржевой рынок будет обречен на исключительно спекулятивное начало, а его ценообразование не будет в полном объеме отражать экономические процессы, происходящие в той или иной отрасли.
Кроме этого, проекты по созданию современной товарной биржи в России должны соответствующим образом организовываться. Деньги для такого рода проектов в стране есть. Скажем, один только уставной капитал Международной товарно-сырьевой биржи в Санкт-Петербурге был заявлен в сумме 750 млн руб., т.е. на тот момент это составляло примерно $25 млн. Этих средств достаточно для того, чтобы успешно запустить такой проект. К сожалению, на сегодняшний день эти деньги успешно «проедены», а заявленный биржевой рынок не работает. Возникает естественный вопрос: а, сколько вообще может стоить такого рода проект в России?
К сожалению, в России практически отсутствуют зарубежные специалисты в реализации такого рода проектов. Сегодня, опыт всех успешных товарных бирж, которые создавались за последние 10-15 лет в других странах, показывает, что без соответствующей международной экспертизы такого рода проекты, тем более, когда мы ставим в название биржи приставку «Международная», реализовать невозможно. Об этом свидетельствует создание успешных товарных бирж в Индии, Китае, Бразилии, Южной Африке, Южной Корее, и т.д. В этих странах современные товарные биржи успешно состоялись, и они, как правило, создавались интернациональными командами, т.е. безусловно, с участием местных специалистов, но и с привлечением известных имен в мировой биржевой индустрии.
Наконец, необходимо очень четко понимать, зачем этот современный биржевой рынок создавать или развивать. Это должны быть 100% коммерческие (а не имиджевые) проекты, т.е. во главу угла руководители такого рода проектов должны ставить получение прибыли и окупаемость проекта, что практически невозможно сделать без достижения соответствующего уровня ликвидности на той или иной биржевой площадке. А также должны учитываться экономические факторы и предпосылки, а не непонятная никому (прежде всего участникам рынка) мотивация того или иного члена правительства.
Ценообразование на создаваемой биржевой площадке должно быть достаточно независимым и прозрачным, без активного участия в этих операциях государства. Государство в том или ином случае влияет на эти цены и должно влиять, но не через биржевой механизм торговли.

— Что необходимо сделать нашему Правительству для скорейшего развития рынка ликвидного товара?
— Какого рынка? Берусь с уверенностью утверждать, что рынок физического товара в России успешно существует и он достаточно ликвиден. Этот факт признают многие известные специалисты, как в России, так и за ее пределами. Иначе бы в России не присутствовали с целью ведения успешного (доходного) бизнеса практически все известные в мире компании сырьевого сектора.
Я вам могу просто привести два примера. Каждое утро вы садитесь в машину и абсолютно не задумываетесь о том, что вы подъедете к ближайшей заправке, и там вдруг будет висеть табличка «Бензина нет». Теоретически это возможно, но на практике в наши дни такое происходит крайне редко. Сегодня Вы, слава богу, не задумываетесь над тем, как этот бензин поступает на заправки, на которых вы заправляетесь каждый день. Другой вопрос, — ценообразование, — но сейчас мы это не обсуждаем. Маркетинговая цепочка от скважины до бензозаправки в России работает и работает достаточно успешно. Этим видом деятельности активно 24 часа в сутки занимаются крупные и средние нефтяные компании и трейдеры.
В этой связи еще один пример, я его люблю всегда приводить, когда слышу, что у нас нет цивилизованного рынка зерна. Якобы, у нас не тот рынок или зерновой рынок у нас не развит. Каждый из нас ходит каждый день в булочную, и регулярно покупает там свежий хлеб и хлебобулочные изделия. Так вот, вопрос, — количество и качество хлебобулочных и макаронных изделий за последние 10-15 лет стало хуже или лучше? В связи с этим еще один вопрос, — а как эти макаронные и хлебобулочные изделия поступают до конечного потребителя? Ведь они все-таки поступают и в достаточном количестве и ассортименте. Значит, опять маркетинговая цепочка существует и работает. И сильных колебаний по цене на хлеб и макароны, тоже не видно. Это работа участников рынка реального (физического) товара.
В моем представлении, это очень наглядные примеры, подтверждающие, что эти рынки работают и функционируют. Более того, они функционируют в отсутствии хорошо развитой и организованной биржевой торговли. Здесь вопрос в том, что создание современного биржевого рынка поможет существенно повысить эффективность работы участников этих рынков, улучшит процессы ценообразования. Сделает его более прозрачным и надежным. Необходимо дать возможность участникам рынка страховать свои ценовые и другие экономические риски. Это очень важно, если мы говорим о каких-то конкретных шагах в экономическом развитии страны. В данной связи, мне представляется, что государству не надо активно вмешиваться в дела профессионального сообщества (прежде всего, участников рынка) по созданию или реализации такого рода проектов.
Проект Международной товарно-сырьевой биржи — это проект, практически осуществляемый при 100% участии госкорпораций. Об эффективности работы госкорпораций в последнее время говориться довольно много, и не всегда положительные отзывы. Идет смешение целей, понятий, зачем эта биржа нужна. И какова роль тех же госкорпораций в ее создании.
Да, безусловно, необходимо регулирование, государственное регулирование такого рода проектов. Необходим какой-то катализирующий момент со стороны правительства. Главное при этом не навредить, не помешать и не отбить у профессионального сообщества вообще интерес к этому проекту. И тем более, насильно не загонять в эти проекты.

— Александр Александрович, как Вы оцениваете успехи НТБ?

— Безусловно, НТБ достигла определенного прогресса в развитии своей торговой площадки, но еще многое предстоит сделать. Прежде всего, это касается рынка двух фьючерсных контрактов на пшеницу — он продолжает оставаться низколиквидным и совершенно не привлекательным, как для большинства участников рынка зерна, так и для потенциальных инвесторов (спекулянтов). Это имеет отношение и к российским инвесторам, и к потенциальным зарубежным.
Кроме этого, на мой взгляд, НТБ сталкивается с рядом серьезных проблем, которые мешают ее дальнейшему поступательному развитию. Это слабое знание экономики российского зернового сектора и основных каналов сбыта зерна, неэффективная и громоздкая процедура поставки наличного товара, слабая работа с участниками зернового и финансового рынков, а также дефицит квалифицированных кадров.
Необходимо активнее действовать по продвижению этих двух контрактов, как в России, так и за рубежом. Надо быть напористее и изощреннее, но при этом разговаривать с участниками зернового рынка простым и доходчивым профессиональным языком. Это моя субъективная точка зрения.

— Ваше мнение по поводу открытия биржи ETC на рынке Казахстана?

— Объективно, Казахстан на сегодняшний день входит в группу крупнейших экспортеров пшеницы, я подчеркиваю, не зерна, а пшеницы. И у Казахстана есть устойчивая ниша на международном рынке зерна, — это ниша хлебопекарной пшеницы. Не так много стран в мире экспортируют хлебопекарную пшеницу. Их можно перечислить: Канада, Австралия, Аргентина, США, немного Россия, Казахстан. Казахстан фигурирует в этом списке тем более, если говорить о региональном экспорте. Прежде всего, я имею в виду страны СНГ и Средней Азии, включая Иран, Ирак. Здесь конечно, Казахстан является одним из лидеров в экспорте хлебопекарной пшеницы.
С другой стороны, объем этого производства и экспорта подвержен сильным колебаниям, прежде всего в силу природно-климатических условий страны. Например, один год в Казахстане может быть произведено 10 млн тонн зерна, преимущественно пшеницы, а на следующий год этот урожай может быть чуть ли не в 2 раза меньше. Соответственно и база экспорта либо увеличивается, либо сужается.
Казахстан крупнейший экспортер хлебопекарной пшеницы. Один только этот тезис как бы объясняет актуальность создания такой биржи. То, что она создается при активном участии РТС только плюс, как для российской биржевой структуры, так и плюс для ЕСТ в том, что эта биржевая площадка участвует в проекте. Но с точки зрения ближайшей перспективы я не думаю, что развитие такого проекта, который базируется в Алма-Ате, будет достаточно быстрым, и что эта площадка быстро трансформируется в современную товарную биржу. Опять-таки, для этого необходима мощная, надежная и хорошо капитализированная расчетная система. Да, у ЕТС есть электронная торговая система, это я не обсуждаю. А вот расчетной системы, надежно работающей клиринговой палаты, пока нет. Безусловно, на это потребуется какое-то время, соответствующее профессиональное усилие достаточно большого количества людей, и главное — деньги.
Кроме этого, должно быть, еще одно обязательное условие. Это хорошо отлаженная, эффективно действующая процедура поставки физического товара относительно открытых позиций на этой бирже. В этом вопросе казахстанский зерновой сектор имеет важное преимущество — активно работающую систему складских расписок на зерно. Это безусловное преимущество, которое должно положительно сказаться на организации зерновой торговли в ЕТС.
И конечно необходимо изначально ставить перед собой цель создания регионального рынка производных инструментов на товарные активы, а не тратить драгоценное время на очередную попытку организовывать на этой площадке торговлю наличным зерном. Необходимо развивать биржевой срочный рынок в Казахстане. То, что есть сейчас — вчерашний день. Он совершенно не добавляет никакой эффективности.
Я еще раз подчеркиваю, сложившиеся в Казахстане компании, которые работают на рынке наличного товара, прекрасно знают, где и как брать сырье у производителей. Они знают с кем заключать контракты, и по каким каналам его реализовывать. Биржевой рынок нужен несколько для других целей.

— Александр Александрович, что Вы можете сказать о работе Торговой площадки IDK.ru?
— Это интересный и нужный проект, но опять-таки, если ставить перед собой цель по дальнейшей трансформации этой электронной площадки в 100% срочный рынок зерна, нефти, или другого сырьевого товара, заявленного в IDK.ru к торговле.
Уже сегодня остро стоит задача по организации клирингового центра с продуманной системой гарантий, который мог бы выступать контрагентом по каждой сделке (как для продавца, так и для покупателя), а также гарантировать поставку физического товара по открытым позициям. При определенных усилиях со стороны IDK.ru реализация этой цели вполне осуществима.

— Спасибо Вам за интервью, и мы приглашаем Вас в наш «Клуб экспертов».

Теги     биржа     НТБ     ММВБ     Белозерцев  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Пензенские аграрии подсчитывают убытки и ждут помощи из федерального центра (Видео)
Пензенские сельхозпроизводители сегодня подсчитывают убытки и ждут помощи из федерального центра. Холодный дождливый август внес свои коррективы в уборочную кампанию.
Зерно подорожает (Видео)
Аграрии подсчитывают убытки от неудачного года. По некоторым данным, зерна в этом году будет гораздо меньше, чем в прошлом. И это отразится на стоимости хлеба, хлебобулочных изделий, круп и макарон.