Государство должно обеспечивать гарантии, а не загонять на биржу участников
04 марта 2011, 14:02

Гавриленко Анатолий
Президент Российского биржевого союза

Приближается дата конференции «Зерновой Юг», на которой мы ожидаем Анатолия Гавриленко, которого называют отцом-основателем российского биржевого рынка. Тема развития товарного рынка, биржевой и внебиржевой торговли в последнее время все чаще звучит в нашем правительстве, и мы попросили Анатолия Григорьевича прокомментировать для IDK.ru основные вопросы, волнующие биржевое сообщество.


— На сегодняшний день, несмотря на все сложности, существуют определенные попытки развития в России товарной биржи. Какие перспективы Вы видите в связи с этим на зерновом рынке?


— Я считаю, что мы просто обречены на организацию зернового товарного рынка! Уверен, что страна, которая производит около ста миллионов тонн зерна, которая обладает таким количеством населения, такой территорией, — она обречена на то, чтобы этот рынок создавался, чтобы торги происходили не только на западных площадках.


— Почему же, на Ваш взгляд, возникает так много  трудностей  при создании товарных бирж —  как на зерновом, так и на топливном рынке?


— Вы знаете, на мой взгляд, существует определенное непонимание принципов биржевой торговли со стороны государственных чиновников. Они где-то слышали, что биржевая торговля дает справедливую цену, но им зачастую кажется, что эта справедливая цена должна быть в одних случаях меньше, а в других случаях намного больше, чем по рынку. Вот понимаете, когда выстраивается какая-то определенная вертикаль, что-то все время кажется несправедливым. Вот Лужкову, в свое время, казалась несправедливой цена на цемент. И он считал, что в этом вся проблема. Потом цемент вообще упал в цене, потому что появился китайский цемент. И Лужков перестал говорить об этом, эта тема вообще ушла со страниц газет. На сегодняшний день начала быстро расти нефть, и государство также подняло вопрос о цене на топливо, здесь вновь появились проблемы и с биржевой ценой. А когда начали разбираться с биржевыми котировками на всех этих наших нефтяных биржах, они, естественно, увидели те недостатки, которые эти биржи имеют. А недостатки эти оттого, что это не рыночная торговля, а административная, во многом.


— Всем скомандовали – идти на биржу…


— Да. А рынка, как такового нет. Рынок, совершенно очевидно — демократическая структура, и его надо не «раскручивать» искусственно, а людей, участников  надо убеждать, мотивировать, заманивать, показывать им возможности, существующие на этом рынке. И тогда все будет нормально. Я говорил об этом на недавнем круглом столе в Госдуме, посвященном нефтепродуктовым биржам, приводил в пример рынок акций: мы помним цены акции «Газпрома» и 6 копеек, и доллар 70 центов, и 10 долларов, и так далее.  И за всю историю фондового рынка ни один чиновник не подошел и не сказал, что это неправильная цена, маленькая. Вот ровно сколько стоило по рынку – столько стоило.


— Какие-то рычаги все же видятся для развития? Если взять рынок нефтепродуктов, то озвучивается периодически много разных рыночных способов: например, развивать независимые нефтяные предприятия, которые будут создавать конкуренцию на нефтяном рынке, появлялись проекты выделения независимой переработки или розничного сектора из состава ВИНК… А что можно сделать в связи с этим на зерновом рынке – в плане структурных  изменений?


— Мне кажется, на зерновом рынке всё гораздо проще, чем на нефтяном. В нефти у нас есть такие гигантские монополисты, которых все мы знаем: «Роснефть», «Газпром-нефть»,  ЛУКОЙЛ и другие … есть транспортный монополист – «Транснефть». Ну как с ними бороться? Огромные компании, со своими традициями, со своими, наверняка, какими-то чиновниками мотивированными… Я не знаю, но наверняка это все существует, если президент говорит, что у нас в стране объем коррупции —  триллион долларов, ну где эта коррупция может быть?

А вот в отношении зерна все гораздо проще. У нас очень много зернопроизводителей, у нас достаточно много элеваторов. У нас зерно производится и в Краснодаре, и в Новосибирске, и на Волге, и в других областях России. Зерна много, оно разбросано по России, по производителям. И тут вот какая должна быть помощь государства – собрать этих производителей в один кулак, поговорить с ними, пообещать им единое, рыночное, демократическое устройство торговой площадки. Выступить гарантом по организации этой биржи, если это нужно, собрать участников финансового рынка, обратиться к ним с просьбой поддержать этот рынок маркетмейкерством, своими знаниями фьючерсных торгов.  С точки зрения последних как таковой, зерновой товарный рынок никого не волнует, никому из них не нужно зерно. Как Вы знаете, в мире всего около 2 процентов биржевых сделок доходят до исполнения, все остальное – это срочные контракты.  Поэтому для биржевого рынка – роль финансового сектора – основная.

Сегодня государство умнеет, но пока медленно, пока мы только слушаем,  например, указания Игоря Ивановича или увещевания ФСФР – развивать фьючерсную торговлю. 

Чиновники не понимают, что ФСФР не сумеет развить фьючерсную торговлю, это — надзирающий орган, контролирующий правильность сделок, которые мы совершаем на рынке.


— Неужели глава ФСФР  этого не видит?


— Но понимаете, ведь  он чиновник, и работает в том государстве, в том правительстве, которое существует, вынужден что-то отвечать…  Ведь, наверно, когда все эти биржи организовывались, вот такие биржи, на которых находят много нарушений, наверное их организаторы обещали своим патронам  от государства, что они биржу сделают, и там будут такие цены, которые приятно удивят чиновников.


— А эти цены не удивляют или удивляют не так, как хотелось бы…


 — Они не удивляют,  а нельзя, невозможно обещать, что они удивят. А то получается, что цены можно каким-то образом административно где-то повысить, где-то понизить, а как только начинаешь понижать, повышать, плюс имеется монополия какой-то одной компании, то появляется и большое желание что-нибудь заработать на этом.  В итоге ничего рыночного здесь нет. Поэтому я считаю, на сегодняшний день прозрачных грамотных площадок ждут на рынке зерна, ждут на рынке нефтепродуктов. Но, несмотря на все заявления  их пока не существует.

Можно думать как угодно, заявлять о создании срочного рынка, но на сегодняшний день срочный рынок только один, — FORTS, который мы когда-то создавали, больше ничего не вижу.  


— Все эти вопросы планируется обсудить на «Зерновом  Юге» 10-го марта в Ростове-на-Дону. Что бы Вы пожелали участникам этого мероприятия?


— Я пожелал бы, во-первых, терпения; во-вторых, мудрости; в-третьих, понимания того, в каком государстве мы живем; и, в-четвертых, веры в то, что этот рынок состоится. И если они сейчас примут участие в создании этого рынка, они станут богатыми и счастливыми, вместе со всей нашей страной.


Интервью: Илья Альков

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное
1 комментарий

    Анатолий Григорьевич, честно говоря, мы с коллегами, не совсем поняли, почему фермеры виноваты в том, что в России не работают биржи. А нужна ли биржа в России? Правительство в любой момент может поменять правила игры. И что тогда?
    А про счастливое будущее мы каждый день слышим.

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
В США призывают запретить импорт пальмового масла из малайзийского холдинга FGV
«Мы призываем таможню США обеспечить соблюдение действующего законодательства и не допустить, чтобы американские потребители неосознанно финансировали принудительный труд»
Как Китай инвестирует в логистику Аргентины и берет под контроль грузоперевозки страны
Аргентина уже является крупнейшим в мире экспортером соевого корма для скота и основным мировым поставщиком кукурузы и пшеницы