Глава холдинга «Агросила»: мы заинтересованы в экспорте всех продуктов, которые производим
23 November 2021, 13:11

Светлана Барсукова
Глава холдинга "Агросила"

Нынешний год был непростым для аграрного сектора РФ, столкнувшегося с существенным ростом затрат на материально-технические ресурсы и экспортными ограничениями. В ряде регионов, в частности в Поволжье, эти проблемы усилила засуха, какой не было с 2010 года.

О том, как в этих условиях поддерживать производство и экспорт продукции, в интервью «Интерфаксу» рассказала глава агрохолдинга «Агросила» (Татарстан, один из ведущих агрохолдингов РФ) Светлана Барсукова.

— Холдинг является многопрофильным, ведет мясной, сахарный, молочный и сельскохозяйственный бизнес. В этом году «Агросила» прогнозировала рост выручки на 6%. Подтверждается ли этот прогноз?

— Да, весной этого года мы говорили, что планируем нарастить выручку на 6%. Но этот год выдался достаточно сложным по погодным условиям. Поэтому по его итогам планируем остаться на уровне выручки 2020 года. При этом некоторые наши предприятия все-таки сумели нарастить выручку, в основном — предприятия переработки и элеваторы.

Выручка в этом году будет порядка 46 млрд рублей.

Если рассматривать предприятия переработки, то рост выручки «Агросила.Челны-МПК» составил порядка 26%, «Агросила-Молоко» — 8%, наших элеваторов — ориентировочно 26%.

— За счет чего?

— Во-первых, за счет ценовой конъюнктуры, которая сложилась на рынке — выросли цены на ряд продуктов. Во-вторых, это результат планомерной работы по оптимизации производства, бизнес-процессов и себестоимости продукции. И как следствие — повышение маржинальности продукции, которую мы производим.

Плюс, мы вышли в новые каналы продаж и в этому году продолжили наращивать реализацию в них, прежде всего в электронных. В условиях пандемии они имеют существенное значение.

— И каковы результаты работы на электронных торговых площадках?

— С начала года объем онлайн-продаж вырос в 11 раз в натуральном выражении. Сегодня продукция холдинга представлена на Wildberries, Ozon, а также в сервисах «Яндекс.Лавка» и «Самокат». На онлайн-площадки холдинг отправляет молочные продукты и снеки с высоким содержанием белка — мясную продукцию, которая может храниться не только в холодильнике, но и на «теплой полке».

Что же касается такого канала продаж, как предприятия быстрого питания, то их заказы на 2022 год существенно снизились. В 2021 году они практически дошли до уровня, существовавшего до пандемии, но в настоящее время опять имеют тенденцию к снижению. Фудкорты в торгово-развлекательных центрах не работают в период действия ограничительных мер.

— Но холдинг развивает и собственную розничную сеть. Какую долю занимает она в продажах?

— Сейчас через фирменные торговые точки реализуется примерно 9% продукции холдинга. В наших планах — продолжение брендирования продукции под единым товарным знаком «Агросила». Плюс к тому хотели бы в 2022 году ввести новые форматы магазинов и увеличить продажи через собственную розницу до 12%.

— Агрохолдинг объявлял об инвестпрограмме на текущий год в 5 млрд рублей. Как идет ее выполнение? Есть ли трудности?

— Если говорить о прогнозе фактического освоения денежных средств, направленных на инвестиционную программу, то оно составит порядка 4,5 млрд рублей. Разница — это задержка в поставке оборудования, которое используется при реализации проекта по производству рассольных и полутвердых сыров на предприятии «Агросила-Молоко». Произошел небольшой сдвиг.

Планируем ввод в эксплуатацию этого производства в апреле 2022 года. А в августе-сентябре наметили запускать продукцию в каналы продаж.

— Какова инвестпрограмма холдинга на будущий год? На что в первую очередь планируется направить средства?

— Инвестпрограмму мы ежегодно формируем в начале октября. На будущий год она составит порядка 4 млрд рублей. Основные направления — это, как и в нынешнем году, растениеводство и животноводство.

Продолжаем строительство животноводческого комплекса «Азнакай», первая очередь которого была введена 31 августа 2021 года (ферма в Татарстане на 4,5 тыс. голов дойного стада с капвложениями 1,5 млрд руб. — ИФ). Планируем в 2022 году, тоже в августе, ввести вторую очередь.

Кроме того, инвестиции будут направлены на модернизацию оборудования и мощностей птицеводческого направления. У нас есть желание модернизировать это направление более масштабно. Если наши переговоры с кредитными учреждениями, которые будут финансировать реконструкцию, пройдут успешно, то инвестиционное направление следующего года будет существенно увеличено.

— В этом году власти были серьезно обеспокоены ситуацией в птицеводстве и ростом цен на курятину и мясо птицы. Сколько продукции планируете произвести в этом году? Каковы планы на 2022 год?

— В 2021 году, по прогнозам, произведем 97 тыс. тонн мяса в готовой продукции, или 125 тыс. тонн в убойном весе. В 2022 году производство готовой продукции планируем увеличить до 99,5 тыс. тонн.

— Как вы оцениваете ценовую ситуацию на этом рынке?

— Цены на продукцию из мяса птицы в этом году, действительно, выросли. Связано это в основном с тем, что производственные программы многих производителей не были выполнены. На это повлияли перебои с поставками инкубационного яйца на те предприятия, у которых нет своего родительского стада. Они вынуждены покупать эту продукцию за рубежом, но здесь есть определенные ограничения.

В условиях сложившегося дефицита был рост цен, но в настоящее время цены на рынке мяса птицы близки к стабилизации. Поэтому при формировании стоимости продукции мы ориентируемся на рынок, то есть наша продукция реализуется по той стоимости, которая есть на рынке мяса птицы на территории РФ, либо за ее пределами, если речь идет об экспорте. Что касается роста цен на составляющие, которые мы используем при производстве мяса птицы, то в основном они выросли на шрот, жмых и зерновую составляющую в составе комбикорма.

— В этом году, особенно в последние месяцы, обострилась проблема с поставками аграриям минудобрений из-за резкого роста цен. Как агрохолдинг работает в этих условиях? Есть ли тревога за будущий сев?

— Минеральные удобрения — это проблема всех сельхозпроизводителей в текущем году. Дело даже не столько в цене, которая выросла от 34% до 95% на некоторые из них. Например, цены на карбамид выросли почти вдвое, на аммиачную селитру — на 63%.

Основная проблема состоит в том, что производители минеральных удобрений, к сожалению, не озвучивают объемы, которые они готовы реализовать аграриям до конца 2021 года. А говорить об объемах, которые они готовы поставлять в 2022 году, они могут только в декабре 2021 года.

Поэтому определенные опасения у нас есть. Но все-таки мы рассчитываем приобрести весь объем минеральных удобрений, которые запланировали к внесению, поскольку от этого, действительно, зависит тот урожай, который мы получим в 2022 году.

— Правительство приняло решение о квотировании экспорта азотных удобрений, обсуждается заморозка цен, предположительно, до конца весенней посевной кампании. Как относитесь к таким инициативам?

— Безусловно, сельхозпроизводителям требуется помощь государства в этом вопросе. Повышение цен на удобрения — это мировая конъюнктура рынка, которая сложилась на текущий момент.

Но если мы будем рассматривать внутренний рынок РФ, это еще и регулирование цен на конечный продукт, который производят аграрии. Если государство начинает регулировать цепь поставок продукта конечному потребителю, оно должно взять под контроль всю цепь производства этого продукта, в том числе и минеральные удобрения. Поэтому, думаю, принятые решения пойдут на пользу сельхозпроизводителям и плюс к тому же обеспечат продовольственную безопасность.

Здесь государство должно быть напрямую заинтересовано в том, чтобы сельхозпроизводство в РФ осталось, как минимум, на уровне предыдущих лет. Ведь именно в последние пять лет оно росло и было драйвером всей экономики страны. А в идеале — чтобы был прирост и по эффективности, и по рентабельности.

— Какова экспортная программа агрохолдинга? Какая продукция поставляется за рубеж, в какие страны?

— Экспортное направление мы продвигаем активно. Во-первых, поставляем продукцию в страны ближнего зарубежья — Казахстан, Узбекистан, Азербайджан.

Кроме того, отправляем продукцию в Китай, страны Персидского залива. Но в условиях пандемии в этих странах есть ограничения по передвижению продуктов, что сказалось на объеме поставок наших компании.

И все-таки, в любом случае, в планах развития это направление у нас находится в приоритете.

— Есть ли проблемы с поставками продукции в Китай из-за загруженности дальневосточных портов?

— Свою продукцию — лапки кур и мясо — мы отправляем в Китай в основном по суше. Но определенные сложности есть. Они в том, что в РФ регистрируются вспышки гриппа, и это накладывает определенный отпечаток на объемы поставок продукции в Китай.

— А есть проблемы при экспорте в страны ближнего зарубежья?

— Только те ограничительные меры, которые вводятся правительствами этих стран для того, чтобы обеспечить безопасность от коронавирусной инфекции.

— Планируете ли расширять ассортимент экспорта и его географию?

— Мы заинтересованы в экспорте всех продуктов, которые производим. В настоящее время, к примеру, в странах ближнего зарубежья достаточно хороший спрос на готовую продукцию, в частности, на колбасу и деликатесы, сахар.

В этом году начали поставлять в ближнее зарубежье молочную продукцию, это, в основном, ультрапастеризованное молоко и продукция с длительными сроками хранения. Намерены расширять экспорт этой продукции, а также продукции по стандартам «халяль» и под брендом «Я ем с умом» — это продукты для так называемого здорового питания, которые востребованы как в РФ, так и за ее пределами.

— Какую выручку от экспорта ожидаете в этом году и каковы планы на 2022 год?

— Согласно текущему прогнозу, экспорт должен возрасти в шесть раз по сравнению с прошлым годом — до $5,8 млн. В том числе, ожидаем рост экспорта сахара в 52 раза — до $4,2 млн, свекловичного жома — в два раза, до $1 млн, мяса — на 33%, до $400 тыс.

Кроме того, в этом году планируем экспортировать молочной продукции на $100 тыс., в прошлом году она не экспортировалась. Ожидается рост экспорта готовой продукции на 10% к прошлому году, годовой объем ее поставок за рубеж составит около $100 тыс.

В 2022 году рассчитываем на рост экспорта в 48%, до $8,6 млн. Причем значительное увеличение ожидаем в экспорте мяса — в 6,5 раза, до $2,6 млн за год. Экспорт сахара и жома планируется увеличить на 10%, молочной и готовой продукции — на 30%.

— Евросоюз есть в ваших экспортных планах?

— Да, в европейские страны мы поставляем продукцию переработки сахарного завода — жом и патоку. Это около 12% в общем объеме поставок. Тут мы также хотим расширяться, поскольку спрос на эту продукцию ежегодно растет.

— Сколько агропродукции планируете произвести в этом году? Какую динамику ждете в 2022 году?

— В этом году из-за засухи сбор зернобобовых культур составил 236 тыс. тонн при урожайности 19,64 ц/га. В следующем году ожидаем рост урожайности до 48,08 ц/га, валового сбора — до 592 тыс. тонн. Сахарной свеклы собрано 644 тыс. тонн, в следующем году рассчитываем на двукратное увеличение — до 1,34 млн тонн.

Выработку сахара-песка планируем увеличить со 118,8 тыс. тонн в этом году до 164,8 тыс. тонн в следующем, производство комбикормов, крупы и муки — с 306 тыс. тонн до 324 тыс. тонн соответственно.

В молочном сегменте в этом году производство ожидается в 55,7 тыс. тонн сырого молока, в следующем — 64,8 тыс. тонн. В переработке — с 40 тыс. тонн молока и молочной продукции до 42,7 тыс. тонн, сыров — со 144 тонн в этом году до 2,1 тыс. тонн в 2022 году.

— Планируется ли расширение холдинга? Есть ли планы по M&A?

— В текущий момент нет, приобретение каких-либо активов не планируется. У нас достаточно обширные планы модернизации, реструктуризации и строительству внутри холдинга. В соответствии со стратегий развития до 2024 года, мы делаем акцент именно на развитии холдинга.

А вот земельный банк планомерно расширяем, поскольку нуждаемся в формировании четырехпольного севооборота, который экономически эффективен для холдинга. Сейчас он составляет 324 тыс. гектаров. Поэтому мы регулярно участвуем в аукционах по реализации земельных участков либо в аукционах по заключению договоров аренды.

Плюс к этому приняли отдельную программу, касающуюся интенсивного севооборота и эффективного использования земельных участков. Кроме того, что хотим прирастать в объеме вводимых земельных участков, хотим также эффективно использовать ту землю, которая сейчас есть в нашем распоряжении.

— Как ваш коллектив переживает пандемию? Есть ли дефицит кадров?

— На предприятиях непрерывного цикла, а именно такие входят в холдинг, остановить производство невозможно. Поэтому мы работали в условиях локдауна в 2020 году. В этом году работаем с учетом тех профилактических мер, которые приняты на законодательном уровне.

Сейчас в холдинге работает порядка 8,5 тыс. человек, процент вакцинации на наших предприятиях составляет 80%. Главное, у всех сотрудников есть понимание, что вакцинироваться необходимо, поскольку это позволяет предотвратить тяжелые последствия вирусного заболевания.

Что касается дефицита кадров, да, он существует. Думаю, в этом году с этим столкнулись все отрасли из-за ограничения миграции. Безусловно, у нас сохранен основной костяк сотрудников. Есть определенные сложности с набором персонала, но мы их стараемся решать привлечением сотрудников из ближайших к Закамской зоне районов и организации работы вахтовым методом.

— А были ли «ковидные задержки» в поставках оборудования, кроме тех, что касались сырного производства?

— Есть удлинение сроков, например, доставки запчастей. Если раньше запчасти приходили к нам в течение двух-четырех месяцев, то сейчас срок поставки может быть до полугода. Это связано с тем, что оборудование и запчасти идут из-за границы. Есть определенные сложности в работе производств на территории Европы, которая также вводит ограничительные меры в связи с коронавирусной инфекцией.

— Как компания учитывает ESG-повестку в своей работе? Как это может повлиять на экспортные планы?

— Конечно, мы учитываем экологические требования, они от года к году становятся все более жесткими. К примеру, на «Заинском сахаре» снижаем выбросы при переработке свеклы. На птицеводческих предприятиях развиваем создание органического удобрения на основе птичьего помета.

Планируем принять участие и в программе развития карбоновых полигонов. Если сможем договориться с Казанским федеральным университетом, то в ближайшее время мы презентуем программу использования площадок холдинга для исследований (университет работает над созданием в Татарстане карбонового полигона).

Что касается экспорта продукции в связи с планами по введению платы за выбросы углекислого газа, то такие сложности могут возникнуть. Но, я думаю, что в любом случае мы должны работать в направлении снижения углеродного следа, чтобы обеспечить поставки продукции за пределы страны. С учетом роста производства мяса птицы и того, что внутренняя потребность в мясе птицы обеспечена полностью, основной драйвер роста — это все-таки экспортное направление.

Источник: interfax.ru

Читать: Прогноз биржевых цен на 23 ноября 2021 

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Такого урожая яблок на Ставрополье не было за всю историю садоводства (Видео)
Сады Ставрополья готовы к зиме. Плоды отправились на хранения и в торговые точки. В Минсельхозе края подводят итоги и обсуждают, как удвоить результат.
В РГАТУ открылась инновационная лаборатория по освоению умной техники (Видео)
Студенты агротехнологического университета будут осваивать новые технологии, в вузе открылась инновационная лаборатория. Теперь полученные теоретические знания ребята сразу будут закреплять на практике.