Европа сильно пострадала от санкций против РФ — Винченцо Трани
19 июня 2019, 14:02

Винченцо Трани
Президент Итало-российской торговой палаты

В июне новым президентом Итало-российской торговой палаты был назначен финансист Винченцо Трани.

В интервью корреспонденту РИА Новости Анастасии Ивановой он рассказал о задачах, которые намерен решить на этом посту, о привлекательных для итальянских инвесторов секторах российской экономики, а также о перспективах изменения политики ЕС в отношении Москвы после выборов в Европарламент.

Трани также объяснил, почему концепция «Сделано с Италией» оказалась в РФ успешнее модели «Сделано в Италии», и как санкции помогли экономическому развитию России.

– Недавно вы стали президентом Итало-российской торговой палаты. Какие цели вы ставите перед собой на этом посту? Какие задачи намерены решить в первую очередь?

– Цель Торговой палаты – развивать отношения между Италией и Россией. Первая задача – увеличить бизнес-обмен между двумя странами, инвестиции и, конечно, экспорт. Не только из Италии в Россию, но и из России в Италию. Хотя объем экспорта из Италии в Россию сейчас остается низким, но были времена, когда он переживал моменты успеха. А вот экспорт из России в Италию, если не считать сырьевого экспорта, к сожалению, крайне низок. Поэтому наша задача, в том числе, добиться роста российского экспорта в Италию. Есть много секторов российского экспорта, которые могут быть нам интересны. В первую очередь, это все, что касается цифровизации, IT-технологий, инновационных услуг. Нам все это очень интересно, в том числе, потому, что стоимость производства этих услуг в России ниже, чем в Европе. Кроме того, качество этих услуг в России очень высокое. Так что все, что связано с миром IT-технологий и программного обеспечения, на мой взгляд, очень интересно. Недавно в Италии открылись Societa N.e.s.s и несколько лет назад появилась KasperskyLab. Но это только два примера, есть и много других. Поэтому было бы здорово наладить экспорт из России в Италию. Это наша общая задача, что касается непосредственно Итало-российской торговой палаты – ее задача поддерживать бизнес в этих сферах, а чтобы достичь этой цели, нам необходимо внести некоторые структурные изменения. Прежде всего, нам надо сосредоточиться над профессиональной подготовкой компаний, чтобы малый бизнес, а также средний и крупный, были готовы к работе на российском рынке. Для подготовки предпринимателей мы планируем организовать различные мероприятия, тренинги. Это будут не только выездные презентации для итальянских инвесторов в российские регионы. Мы также займемся обучением, чтобы объяснять россиянам, как попасть на итальянский рынок, а итальянцам – на российский рынок.

Вообще, цифровизация – это один из наиболее важных аспектов для итальянцев, которые хотят работать с российским рынком. Дело в том, что итальянский рынок недостаточно цифровизирован, даже если порой кажется более развитым. В реальности опыт Италии в цифровом маркетинге довольно небольшой. Европейское развитие в этом направлении идет очень медленно, особенно это относится к южной Европе – Италии, Греции, Испании, и, без сомнения, менее развито с точки зрения цифровизации по сравнению с севером Европы.

Чтобы работать с Россией, нужно знать все эти инновационные методы. Процесс цифровизации – важнейший не только для самих компаний, но и для торговой палаты. Канал связи, который существует сегодня между торговой палатой и ее партнерами в России, достаточно развит по сравнению с другими ассоциациями. Этот канал проходит через интернет-сайты, социальные сети. Однако можно сделать гораздо больше – можно создать электронную базу данных, платформу P2P (равный к равному – ред.), которые обеспечат более крупную рыночную площадку, развитие коммуникаций, а значит более легкий доступ наших партнеров к палате. Это второй важный аспект.

Третий аспект – это выход на евроазиатские страны. Сейчас Итало-российская торговая палата предлагает россиянам доступ к рынку Италии, а итальянцам – к России. Но нужно понимать, что доступ к рынку России у торговой палаты довольно ограниченный, потому что офис ИРТП есть только в Москве. Итальянские фирмы должны учиться развиваться не только в Москве, но и в других регионах России. Россия – огромная страна, было бы несправедливо рассматривать только европейскую ее часть в качестве рынка. Поэтому необходимо распространить деятельность торговой палаты и на другие регионы, используя хорошие отношения с российской торговой палатой. Мы могли бы без труда нарастить свое присутствие в регионах России. Но также мы бы хотели распространить деятельность палаты и на другие страны Евразии. То есть для итальянцев Россия может стать выходом на евроазиатский рынок. А для этого нам надо развивать отношения с такими странами, как Белоруссия, Казахстан, Таджикистан, Узбекистан, чтобы добиться доступа туда для своих партнеров. Мне кажется, что эту задачу решить нетрудно. Для того необходимо иметь за плечами прочную структуру и способность инвестировать.

Еще один важный аспект, на котором я бы хотел сделать акцент в стратегии развития ИРТП, это малый бизнес. Малый бизнес является ключевым элементом в экономике любой страны. Все строится вокруг малых предприятий, из малых предприятий вырастают большие, огромные корпорации. Если не способствовать развитию малого бизнеса, завтра мы можем оказаться без больших предприятий. Поэтому в течение следующих трех лет торговая палата сконцентрируется на максимальном развитии малого бизнеса.

– Известно, что торгово-экономические отношения России и Италии сильно пострадали из-за санкций. Есть ли перспектива, на ваш взгляд, вернуться к докризисным показателям в двусторонней торговле в нынешних условиях? Что необходимо сделать для этого?

– Санкции объективно оказались драматичными для двусторонней торговли. За последние годы появилась новая экономическая система, сильно пострадавшая из-за политических решений. Такого не было со времен второй мировой войны. В прошлом политика подчинялась правилам экономики. Сейчас мы имеем «перевернутую» ситуацию. Политика стала ограничивать экономическое развитие отношений. Это очень серьезно, потому что политика начинает диктовать законы и накладывать ограничения на основе не вполне ясных национальных интересов. Так и произошло в Европе с введением санкций. В тот момент, когда были введены санкции, политический мир Европы поставил национальные интересы выше частных. И как следствие по частным интересам был нанесен серьезный удар. Потеря рабочих мест по всей Европе составила 250 тысяч. Это огромнейший удар. Каждый год мы теряем по три миллиарда евро. В Италии санкции затронули целые регионы. Например, Апулию, которая поставляла овощи в Россию, регион Венето – один из богатейших в Италии, который исторически имел прочные связи с Россией. Это конкретный пример того, когда политики принимают решение во имя псевдонациональных интересов в ущерб частным. Это несколько странно, согласитесь, когда люди выбирают правительство, а оно принимает решения, которые наносят вред людям, его избравшим. Поэтому когда национальные интересы являются абсурдными, нелогичными, это может привести к опасным последствиям.

Какую пользу принесли санкции Европе? Какими национальными интересами это было продиктовано? До сих пор ответа нет. На Европу никто не нападал. Она хотела установить международные правила для защиты более слабой страны? Может быть. Но в этом случае решение должны были принять в ООН, потому что это обязанность ООН – защищать интересы разных стран. Но санкции ввела не ООН. Это совершенно ненормальная и опасная ситуация, которая нанесла вред многим европейским странам. Со сложностями столкнулись все страны ЕС. Это непростительно, это ничем нельзя оправдать. Это одна из причин, по которой на последних выборах в Европарламент многие партии из правящих правительств стали терять своих избирателей. Люди устали расплачиваться за ошибочные решения политиков.

Что может измениться в ближайшее время? Это сложно сейчас сказать. Конечно, политическая картина в Европе сильно изменилась. В Европейском парламенте появились партии, которых раньше не было или же они не были широко представлены, а значит – имели меньше голоса. Насколько эти партии теперь готовы отстаивать свои позиции – это пока еще вопрос. Без сомнения, первую реакцию мы наблюдаем сейчас. Некоторые страны уже приняли четкую позицию, в том числе Италия, Венгрия и другие. Будет ли этого достаточно, посмотрим. Санкции уже сильно навредили многим экономикам, которые и без того сильно страдали. Очень надеюсь, что в этом году что-то поменяется.

– Действительно, мы наблюдаем на выборах в Европарламент во многих странах победу партий, выступающих за диалог с Россией и отмену санкций. На ваш взгляд, может ли это привести к позитивным сдвигам в отношении Москвы в политическом плане?

– Да, сдвиг произойти может. Вопрос в том, насколько он будет сильным. Настолько ли, чтобы привести к отмене санкций? На мой взгляд, так быстро это произойти не может. Однако можно рассчитывать на изменение санкционного режима. Нет сомнений в том, что это приведет к улучшению политического диалога между странами. Ведь эти отношения не заключаются в одних лишь санкциях. Санкции – это лишь видимая часть этих отношений. На самом деле отношения гораздо лучше, чем это может показаться. Например, отношения Италии и России, Германии и России – они гораздо глубже, чем кажется. Сами по себе санкции не являются показателем отношений между ЕС и РФ. Поэтому и отношения сами по себе нельзя назвать плохими. На мой взгляд, после этих выборов произойдет шаг вперед.

– В условиях санкций Италия стала переходить от концепции «Сделано в Италии» к концепции «Сделано с Италией», что подразумевает создание совместных с Россией предприятий. Какие отрасли, компании преуспели в реализации этой концепции? Какие новые совместные проекты ожидаются?

– Российское руководство сделало очень правильную вещь, еще до санкций положив начало этой инициативе, поддерживая предприятия, которые только начинали работать в России. Это произошло до введения санкций. Если мы посмотрим на автомобильную отрасль, почти все концерны по производству автомобилей еще в 2008-2009 годах начали собирать машины в России. До этого их просто экспортировали из Италии. Этот механизм был запущен российскими властями с конкретной целью – позволить своим гражданам покупать продукт по более низкой цене и дать возможность стране самой что-то производить. То есть не только покупать, импортировать, но и создавать в стране производственную структуру. Эта стратегия уже развивалась. Санкции же позволили ускорить процесс создания локального производства. С этой точки зрения санкции только помогли России и даже очень. Сейчас все производится в России. Россия стала первым в мире экспортером зерна, чего не было многие годы. Сельскохозяйственный сектор был последним в списке приоритетов России, а теперь это важнейший сектор. Импорт мяса и рыбы стал отличным стимулом, чтобы начать процесс разведения рыб и наладить разведение скота. Так что санкции способствовали экономическому развитию в России.

Что касается конкретных совместных проектов, на ум сразу приходит компания Cremonini, которой удалось создать здесь предприятия по разведению скота. Это один из примеров. Также могу привести в пример деятельность компании по производству керамической плитки Marazzi в партнерстве с российской торгово-промышленной палатой. Подобных компаний, которые решили наладить производство в России, много. Решение переместить производство в Россию, открыть здесь новые точки, стало выгодным решением для этих предприятий. Если вы сравните керамическую плитку, произведенную компанией Marazzi в России, с такой же плиткой, произведенной в Италии, вы увидите, что российская ничуть не хуже, и тут Marazzi сильно выиграла. Так что итальянские компании, которые согласились принять участие в совместном с Россией производстве, остались в выигрыше.
Россия тоже извлекла выгоду, потому что благодаря этому ей удалось развить собственную производственную структуру. Путин еще в 2000 году, когда он только пришел к власти, детально продумал эту стратегию экономического развития России. Налаживание локального производства было одним из главных пунктов его политической программы. А санкции только ускорили этот процесс.

Концепция «Сделано с Италией» оказалась более удачной, чем «Сделано в Италии» также по другой причине – обесценивание рубля. Я помню, как в 2014 сильно повысилась волатильность рубля, многие россияне были недовольны, потому что первое, что все увидели тогда – это то, что рубль стал терять ценность. Но на самом деле это обесценивание, вызванное введением санкций, привело к огромному росту национальной экономической системы, так как выручка от продажи нефти была в долларах, и предприятия по переработке нефти стали зарабатывать больше, прибыль выросла. Те компании, которые к тому времени уже работали и производили в России, они получили возможность снизить стоимость производства, так как рубль стоил меньше. Так что на рынок они вышли уже со стоимостью ниже, чем у импортируемых товаров, и им удалось удержаться на рынке и получить в итоге прибыль. То, что когда-то казалось грустной страницей в истории российской экономики из-за обесценивания рубля в 2014 году, оказалось отличным инструментом роста. Российская экономика намного выросла с тех пор. Поэтому стратегия, которую в свое время выбрала Эльвира Набиуллина, глава Центробанка, оказалась выигрышной. Недаром Forbes ее назвал одним из влиятельных экономистов в мире. Возвращаясь к «Сделано в Италии», эта концепция оказалась лучшим рецептом как для развития российской экономики, так и для итальянских предприятий, которые поверили в Россию. Я считаю, что бизнес-стратегии должны быть простыми и предельно ясными. Если предприятия не верят в страну, лучше не работать с этой страной вовсе.

– Каких совместных проектов в рамках Made with Italy («Сделано с Италией») стоит ожидать в ближайшее время?

– В рамках этой концепции сейчас готовится много проектов, многие из них касаются наших партнеров, но заранее я не могу об этом говорить. Но могу заверить, что речь идет о важных инвестициях в разные предприятия по всей России, не только в Москве. Один из секторов – фармацевтический. Также отрасль, связанная с автомобильной. Но мы не можем раскрывать более подробную информацию.

– На прошлой неделе состоялся Петербургский экономический форум. Какие соглашения удалось подписать итальянским предпринимателям?

– Соглашений было подписано немало. Нужно сказать, что, как и каждый год, было проведено много встреч, на которых обсуждались будущие соглашения.

Но об эффективности деятельности на форуме нужно судить не по количеству подписанных контрактов, а по тому, сколько полезных контактов удалось завязать в ходе мероприятия, сколько новых отношений зародилось. Формализация соглашения – это уже финальная часть сотрудничества, которое началось задолго до форума. Также успех форума в том, сколько предпринимателей приняли в нем участие. А с итальянской стороны участников оказалось очень много – почти 250 компаний, причем влиятельных.

Что касается Итало-российской торговой палаты, у нас были встречи с губернатором города Орел, губернатором Пензы, губернатором Великого Новгорода. С Орлом и Пензой удалось завязать отношения, а с Великим Новгородом были подписаны соглашения. Эти соглашения касаются экспорта и бизнес-отношений между Великим Новгородом и Италией. С Орлом и Пензой мы договорились работать над дорожной картой по секторам, которые важны для экспорта из этих регионов в Италию. То есть эта дорожная карта нацелена на экспорт из России в Италию и Европу.

Также было подписано соглашение о стратегическом сотрудничестве между «ВЭБ Инновации» и Итало-российской торговой палатой, предметом которого станет расширение и углубление партнерских отношений сторон на основе сотрудничества, установления организационных и информационных связей, стремления к объединению усилий в целях реализации совместных проектов и создания благоприятных условий для развития инновационных предприятий России и Италии.

– Следующий экономический форум пройдет во Владивостоке в сентябре. Уже известно, на каком уровне будет представлена Италия?

– Италия, несомненно, будет принимать участие. Будет делегация, которую возглавит господин посол. В делегацию войдут политики, но основная ее часть – это предприниматели. Кстати, это первый раз, когда Италия принимает участие в Восточном экономическом форуме. Итало-российская торговая палата точно поедет на форум. Ожидаем, что делегация составит порядка 200 представителей компаний. Но еще рано говорить о конкретных лицах.

– Вы также являетесь основателем инвестиционной компании General Invest. Что можете сказать об итальянских инвестициях в Россию? Есть ли к этому интерес и почему?

– Без сомнений, со стороны итальянских предпринимателей есть большой интерес к инвестированию в Россию на основе исторических отношений между странами. Россия для итальянцев – дружественная страна, так было всегда, даже когда не было России, а был Советский Союз. Это отношения, основанные на эмоциях, а не на чисто материальном интересе. Мы не немцы, мы итальянцы, мы привыкли руководствоваться, в первую очередь, сердцем, а уже потом головой. Мы хоть и в меньшей степени математики, но в то же время стараемся пользоваться математической логикой, когда дело касается инвестиций, это очень помогает. Те, кто начал инвестировать в РФ за эти годы, те и продолжают это делать. Никто из итальянских инвесторов не отказался от этой идеи во время кризиса. Я бы сказал, что инвестиции выросли, они точно не уменьшились. Нельзя сказать, что политическая обстановка отразилась на итальянских инвестициях в России. Конечно, Италия не является лидером по инвестициям в РФ, таковыми являются страны, в которых сосредоточены инвестиционные фонды: это Великобритания, США и некоторые страны в Европе. Инвестиции, спекулятивные инвестиции, со стороны США и Британии заметно сократились, но это и плохо, и хорошо одновременно. Спекуляции на финансовом рынке это не всегда позитивно. Вспомним, например, спекулятивные инвестиции Сороса. Таких инвестиций лучше вообще не иметь.

– А как вы считаете, в какие отрасли выгоднее всего инвестировать в России?

– Я очень верю в малый бизнес. Я убежден, что у малого бизнеса есть перспективы развития в этой стране, особенно, если он касается разработки инноваций. Моя инвестиционная компания, например, в 2015 году инвестировала в достаточно инновационный продукт – каршеринг. Это произошло в то время, когда известные американские и британские инвестиционные фонды начали уходить с российского рынка. В этот момент я решил инвестировать. В итоге влиятельнейший инвестиционно-финансовый холдинг JP Morgan признал каршеринговый рынок Москвы одним из самых быстро развивающихся в мире. То есть каршеринговый рынок Москвы вырос быстрее остальных в мире, и это в период санкций! Так что инвестиции, которые мы сделали, оказались верными и привели к созданию стартапа мирового уровня. Так что мне кажется интересным инвестировать в инновационные продукты. Я всем советую инвестировать в инновационные продукты, особенно, создаваемые малыми предприятиями. Также я считаю перспективными фармацевтический и туристический секторы. Что касается туризма в России, он не сильно развит, в этой области можно было бы сделать гораздо больше. С этой точки зрения визовая политика России сильно тормозит развитие туризма. Если бы можно было отменить визы, туризм от этого сильно бы выиграл. Кроме того, с нынешними системами контроля несложно отделить «плохих» туристов от «хороших» и без виз. Визовый режим я считаю устаревшим.

– Поговорим о цифрах. Каков сейчас товарооборот между Италией и Россией?

– Товарооборот между Италией и Российской Федерацией в 2018 году оставался практически стабильным, достигнув 7,6 миллиарда евро. Итальянский экспорт в Россию в первом квартале 2019 года, по данным Итальянского института статистики, вырос на 18,7%. Есть еще один тип экспорта, который существует между Италией и Россией, однако не фиксируется в статистике, это экспорт через третьи страны. Есть страны внутри ЕС, которые обладают меньшим налогообложением, например, Люксембург, Германия. Эти страны выступают странами-транзитерами товара. Поэтому немалая часть итальянского экспорта, поставляемого, например, через Германию в Россию, считается уже немецким экспортом, а не итальянским, и не отражается в нашей статистике. Так что статистические данные экспорта, которые мы имеем, не отражают реальное положение дел в торговле между странами.

– Какой бы вы прогноз дали относительно российско-итальянских экономических отношений?

– Многое зависит от политической ситуации и санкций. Но я ожидаю расширения этих отношений и думаю, что 2019 год покажет больший рост по сравнению с 2018. Это видно уже сейчас по итогам прошедших шести месяцев. Если удастся ослабить санкции или вовсе их отменить, было бы гораздо легче: можно будет возобновить работу секторов экспорта, которые раньше были основными, а из-за санкций оказались закрытыми для сотрудничества.

Источник: ria.ru

Теги     Россия     торговля     Италия     бизнес  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Дагестанские ученые вывели новые сорта пшеницы, ячменя и полбы (Видео)
«Тритикале», «Арзу» и «Владимир». Дагестанские ученые вывели новые сорта пшеницы, ячменя и полбы с рекордной урожайностью. Гибриды устойчивы и неприхотливы.
Агрометеорологический обзор за первую декаду июля 2019 г
У ранних яровых зерновых культур в северных районах наблюдался налив зерна, в южных районах на полях ранних сроков сева они находились в фазе восковой спелости.