Движемся в правильном направлении
11 March 2024, 13:38

Андрей Тютюшев
Председатель правления «Сибагро»

Председатель правления «Сибагро» Андрей Тютюшев о рубежных точках в истории компании и страны

– Андрей Петрович, с момента создания компании прошло уже почти четверть века. Как бы вы охарактеризовали ее отправную точку, исходя из опыта последующих лет?

– Это был переломный момент, суть которого заключалась в том, что страна остановилась буквально в шаге от пропасти. К тому времени аграрная отрасль – как и очень многое другое – пришла в совершеннейший упадок. Идеализировать предыдущий этап, конечно, не стоит: к середине 80-х годов советское сельское хозяйство заметно отстало от уровня мировых лидеров и по генетике, и по техническому оснащению. То есть проблемы, безусловно, присутствовали, и их нужно было решать – однако в итоге обстоятельства сложились таким образом, что отрасль оказалась в глубоком кризисе.

И перемены к лучшему начались уже в новом веке, то есть при обновленной власти. Рубежным можно назвать 2003 год – именно тогда по поручению президента федеральное правительство сформировало целенаправленную политику, нацеленную на поддержку и развитие сельского хозяйства.

– Как проявлялась эта политика на практике?

– В том, что касалось свиноводства и птицеводства, речь, прежде всего, шла о компенсации процентной ставки по кредитам. То есть по факту, в стране был запущен механизм льготного кредитования сельхозпроизводителей, и те, кто хотел развиваться и строить современные предприятия, получили такую возможность.

Нужно понимать, что речь шла о коммерческих кредитах, которые тогда выдавались под весьма высокие проценты – многие, наверное, забыли, но 20 лет назад инфляция также была совсем другой. В результате часть выплат по этим процентам брало на себя государство, причем воспользоваться этим инструментом поддержки мог каждый, кто не ленился и хотел расти. Мы взяли на себя ответственность, связанную с реализацией масштабных проектов в критически значимой отрасли, поэтому нам пошли навстречу.

Если же говорить о поддержке на уровне региона, то компании активно помогали в том, что не касалось денег. При этом все происходило в рамках закона и соблюдения баланса между правами и обязанностями – если ты взялся за большой и очень важный для области проект, тебе помогут, но и ты должен будешь взять на себя часть ответственности за происходящее в регионе. Тогда очень остро стоял вопрос с сохранением рабочих мест в аграрном секторе, и мы подключились к решению этой проблемы.

В итоге компании достался целый ряд обанкротившихся хозяйств с большой социальной нагрузкой, плюс задача по обеспечению продовольственной безопасности области. Времена дефицита и развала экономики были, что называется, в шаговой доступности, поэтому и воспринималось все это несколько по-другому.

– То есть государство обеспечило равные возможности для всех желающих развивать сельское хозяйство?

– Вопреки различным мифам средства, выделяемые в рамках господдержки, распределялись по строго выверенным лимитам и квотам, и все претендующие на них действительно находились в более или менее равных условиях. Другое дело, что со временем меняются приоритеты, а вместе с ними и направления, требующие особого внимания со стороны государства. Наверное, ни для кого не секрет, что к настоящему моменту свиноводство и птицеводство в стране достигли такого уровня развития, что смысла в их поддержке уже нет – по крайней мере, в тех форматах, которые имели место ранее.

А сейчас российские фабрики по производству яйца столкнулись с большим вызовом в виде растущего спроса, поэтому в нынешнем году для этого направления будет открыто льготное кредитование. Раньше яичный сегмент был достаточно малорентабельным и в затратную модернизацию производств никто особо не вкладывался. Новые формы господдержки меняют расклад, и если кто-то считает аграрный бизнес легким делом, вполне доступным при наличии льгот, то сейчас самое время проявить себя.

– Многие до сих пор воспринимают сельское хозяйство как нечто бесперспективное и существующее по остаточному принципу.

– Со стороны это может быть не так заметно, но за эти годы отрасль совершила по-настоящему большой скачок. И если в 90-е страна получала прямую гуманитарную помощь и внешние кредиты на закупку продовольствия, то сейчас Россия входит в число ведущих экспортеров продукции сельского хозяйства. При этом по объемам поставок АПК уже превзошел некоторые отрасли, считающиеся нашим экспортным «коньком» – до нефти с газом в этом отношении агросектору пока еще далековато, но соответствующие заделы есть, и они активно разрабатываются, в том числе и нашей компанией.

Например, в части автоматизации и развития искусственного интеллекта Россия находится на уровне наиболее развитых стран, при этом по внедрению этих технологий в различные отрасли мы и вовсе занимаем лидирующие позиции.

– Какую помощь отрасль получает в части освоения внешних рынков и заявленного разворота на Восток?

– В вопросах развития экспорта большое значение имеет политическое сопровождение работы над открытием новых рынков. Сейчас речь идет о выходе на рынок Китая, и это по-настоящему большое достижение, потому что имеющийся на нем спрос превышает все наши возможности. Суммарно российские компании производят около 5 млн тонн свинины в год, в то время как Китай выпускает 60 млн, а потребляет все 70.

При этом нужно понимать, что государство в данном случае действует в общих интересах. К примеру, если взять зерновой экспорт, который уже выведен на серьезнейший уровень, то с определенного момента он облагается достаточно высокими вывозными пошлинами. То есть государство зарабатывает на вывозном зерне большие деньги, и имеет на это полное право – ранее оно вкладывалось в развитие направления, выделяло субсидии и компенсации, помогало с техникой и так далее. И теперь оно получает отдачу в виде средств, которые идут в бюджет на развитие страны и повышение уровня жизни граждан.

– Какие направления развития отрасли считаются приоритетными в настоящий момент?

– Большую поддержку сегодня получает сельскохозяйственное машиностроение и те отрасли обрабатывающей промышленности, которые производят оборудования для производства современной техники. И здесь также прослеживается стратегический поход – изначально государство помогло подняться аграриям и сформировать внутренний рынок, затем оно содействовало в открытии внешних рынков, и уже под сформировавшийся внутри страны спрос (а это сотни и тысячи окрепших аграрных компаний) начало активно развивать отечественную технику.

Многие не знают, но сегодня практически вся закупаемая в стране сельхозтехника производится в России. При этом нужно отметить, что в большинстве случаев она не уступает иностранным аналогам, в частности, модернизированный К-700 – это вообще ракета – и по сложности технических решений, и по мощи. И таких примеров достаточно, больше того – это только начало. Направление сельхозмашиностроения начало развиваться примерно 10 лет назад, с вводом санкций оно получило дополнительный импульс, и основные результаты работы в этом направлении еще впереди. К настоящему времени российские предприятия научились неплохо копировать лучшие западные образцы, причем стоят отечественные аналоги существенно дешевле этих образцов. Ну а с учетом санкций значение этой работы, начатой загодя, и вовсе трудно переоценить.

– Если с техникой все более или менее в порядке, то как обстоят дела с генетикой?

– Принимая решение о создании генетического центра в Тюмени, мы действовали в русле долгосрочной стратегии по обеспечению продовольственной безопасности страны, являющейся одной из важнейших составляющих государственной безопасности в целом. Представьте ситуацию, при которой зарубежные «партнеры» перекрывают вам критически значимый импорт в сфере продовольствия, а своего вы по каким-то причинам не производите. Россия защитила себя от этой опасности, и компания «Сибагро» сыграла в этом определенную роль.

Сказать, что здесь все идеально, конечно, нельзя – достичь уровня западных монополистов, имеющих огромную селекционную и генетическую базу, крайне сложно. А с учетом санкций здесь появляются дополнительные барьеры. Между тем, дорогу осилит идущий – государство реализует амбициозные программы в этом направлении, производители кооперируются и вносят свой вклад в общее дело. Поэтому года через два или три в России появится собственная конкурентоспособная генетика, и мы будем находиться в авангарде этого процесса.

– Какое место в развитии компании занимает цифровизация?

– Без ложной скромности скажу, что в этой области «Сибагро» занимает лидирующие позиции в масштабах всей страны. Все направления работы по освоению «цифры» я не перечислю, на это уйдет много времени. Новые технологии внедряются практически на всех звеньях производственного цикла – от диагностики состояния полей в режиме онлайн до внедрения искусственного интеллекта, контролирующего цеха с животными. Последнее новшество пока находится в стадии проектирования, но уже сейчас специальные датчики диагностируют состояние оборудования и при его отказе подают сигнал ремонтным службам. В принципе это и есть знаменитые технологии «умного дома» – нюанс заключается в том, что сейчас ими пользуется 1% населения страны, а у нас эти новшества распространяются на все объекты, предназначенные для содержания поголовья.

– Как вы оцениваете эпоху, начавшуюся на рубеже веков, и в какой точке мы находимся сейчас?

– В нынешнем веке Россия прошла огромный путь. Что мы имели в 90-х годах прошлого века? Слабую власть, коррумпированность на самых различных уровнях, фактическое отсутствие перспектив развития по большинству направлений. Сейчас – кто бы и что ни говорил – в стране есть закон и порядок, поэтому она развивается вполне ощутимыми темпами. Да, еще не все работает так как надо, и недовольство теми или иными вещами бывает оправданным. Но если сравнить наше текущее положение с тем, что было лет 20 назад, то даже самые ярые скептики будут вынуждены признать масштаб достижений.

Взять ту же самую Европу, в отношении которой у многих до сих существуют некоторые иллюзии – сегодня Россия уже практически не уступает ей в том, что касается уровня цифровизации, доступности и качества медицины, связи, общественного транспорта, потребительского сектора и многого другого. Пройдет еще какое-то время, и мы догоним ее в других отношениях, главное никуда не сворачивать и идти намеченным курсом.

В 2000 году первым, что мы увидели на площадке свинокомплекса, были три старых «Москвича», стоявших у проходной. Десять лет назад нам пришлось строить новую большую парковку, сегодня и ее уже недостаточно. То же самое происходит по всей России – изменения, незаметные внутри самого процесса, аккумулируются и меняют окружающую нас действительность до неузнаваемости.

Если говорить конкретно обо мне, то в 90-е я жил в районе спичфабрики «Сибирь» и будучи школьником, ездил на учебу в гуманитарный лицей, располагавшийся неподалеку от площади Ленина. До сих пор хорошо помню, как приходилось оценивать движение подъезжающего битком набитого автобуса, который не останавливался на самой остановке, а до или после нее, чтобы только высадить людей. И если ты не угадывал задумку водителя и бежал не в ту сторону, тебе приходилось ждать следующей подобной лотереи. Маршруток, к слову, тогда не было, зато была разруха, которую удалось преодолеть новому президенту в уже новом веке. Сейчас, например, в сельской местности уже привычным стал школьный автобус.

Недавно моя дочь пошла в одну из вновь построенных общеобразовательных школ в Томске, и я могу утверждать, что речь идет о самых настоящих мировых стандартах. А ведь это очень важно, потому что именно через такие вещи формируется отношение к жизни и будущему.

Что же касается общего вектора развития страны, то я хорошо понимаю и поддерживаю ту логику развития, которую реализует Владимир Владимирович Путин. И альтернатив ей сегодня нет. За эти годы в стране произошли очень большие и правильные изменения, задуманные и реализованные нашим президентом. Я – за дальнейшие правильные изменения под руководством правильного человека, которым, безусловно, является наш президент.

gt-tomsk.ru

Прогноз биржевых цен на 11 марта 2024

Теги     Сибагро   
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.
Важные
Для поддержки агросектора нужен новый комплекс мер (Видео)
Для поддержки агросектора необходим новый комплекс мер, которые будут стимулировать аграриев страховать посевы на случай наступления чрезвычайных ситуаций. Об этом заявил сенатор Александр Двойных на заседании профильного комитета.
Вялая экономика замедляет потребление сои в Таиланде
Медленное восстановление экономики приведет к тому, что спрос на сою в Таиланде в 2023-24 и 2024-25 годах будет значительно ниже среднего уровня за пять лет до пандемии, согласно отчету Глобальной сельскохозяйственной информационной сети (GAIN) Иностранной сельскохозяйственной службы (ФАС) Министерства сельского хозяйства США.