Привыкание к жизни без еды: Уолл-стрит пахнет кровью
06 July 2011, 18:30

Автор: Уильям Энгдаль


Уничтожение национальных зерновых запасов в США, ЕС и других крупных индустриальных странах ОЭСР подготовило почву для следующего шага — ликвидации регулирования сельскохозяйственных товарных деривативов, позволившей беспрепятственные и необузданные спекулятивные манипуляции.
 
Министерство финансов Клинтона (1999 — 2000) завершило дерегулирование государственного контроля над спекуляциями товарами сельского хозяйства, формализовав его в Комиссии по торговле товарными фьючерсами (CFTC) (государственное агентство, которому поручен контроль над торговлей производными на биржах, таких как Чикагская товарная биржа или NYMEX), а законодательство под это разработали Тим Гейтнер и Ларри Саммерс. Как описано ниже, на фоне наихудшего финансового фиаско в истории Уолл-стрит в 2008 году совсем не случайно протолкнула бывшего председателя Нью-йоркского федерального резервного банка Гейтнера на пост министра финансов Обамы. Похоже на то, что лису поставили охранять курятник.
 
Когда Генри Киссинджер был госсекретарем в 1972-1973 годах, он, действуя в союзе с Министерством сельского хозяйства и крупными торговыми зерновыми компаниями США, организовал беспрецедентный 200% скачок цен на зерновые. Рост цен был обусловлен подписанием трехлетнего контракта с Советским Союзом, где только что прошли неурожайные годы.
 
Американо-советское соглашение совпало с глобальной засухой и неурожаями во всем мире, вряд ли разумное время, чтобы продавать все свое зерно своему врагу в рамках «холодной войны». Продажа состоялась на фоне крупнейшего мирового дефицита зерновых и привела к взрывному росту цен. Критические голоса в американской прессе в то время точно окрестили эту сделку «Большим зерновым грабежом». Киссинджер даже принял меры, чтобы большая часть стоимости отгрузки американского зерна Советам была оплачена американскими налогоплательщиками. Cargill и компания смеялись всю дорогу до банка.
 
Примерно в то же время, крупные американские зерновые компании — Cargill, Continental Grain, ADM, Bunge — приступили к тому, что впоследствии станет двадцатилетним процессом преобразования мировых локальных зерновых рынков. Делалось это ради управления процессом питания людей и животных при помощи манипуляций ценами на зерно вне зависимости от реальных поставок.
 
Этот процесс обретения США гегемонии на всем мировом зерновом рынке сделал гигантский скачок вперед в 1980-х годах с появлением торгов финансовыми товарными индексами и другими производными.
 
Новая версия грабежа зерновых от Саммерса-Гейтнера-Уолл-стрит после 2006 года в конечном итоге охватила все, что Киссинджер и его друзья разработали в 1970-х.
 
В 1999 году по настоянию крупных банков Уолл-стрит, таких как Goldman Sachs, JP Morgan, Chase Manhattan и Citibank администрация Клинтона подготовила закон, который коренным образом изменит историю торговли зерновыми. Он был назван Законом о модернизации товарных фьючерсов и принят в 2000 году.
 
Двумя ключевыми архитекторами нового закона Клинтона были бывший консультант Goldman Sachs и министр финансов Клинтона Ларри Саммерс и его ассистент в Министерстве финансов Тим Гейтнер, друг Уолл-стрит и нынешний министр финансов Обамы. Министр финансов Саммерс был ключевым игроком в предотвращении усилий по регулированию финансовых инструментов в товарных и финансовых продуктах.
 
Рекомендации Саммерса и Гейтнера содержались в ноябрьском докладе 1999 года Конгрессу от президентской рабочей группы по финансовым рынкам, печально известной «Plunge Protection Team.»
 
Одновременно Комиссия по срочной биржевой торговле (CFTC) предложила также меры по дерегулированию торговли производными ценными бумагами между крупными банками или финансовыми учреждениями, в том числе деривативами на зерно и другие сельскохозяйственные товары.
 
Это историческое и беспрецедентное дерегулирование пробило массивную брешь в Государственном надзоре над торговлей производными, зияющую дыру, которая в конечном итоге способствовала игре на этом рынке, приведшей к финансовому краху 2007 года. Она же стоит за недавним взрывом цен на зерно.
 
Несколько лет назад, в 1991 году, Goldman Sachs презентовал свой товарный «индекс», который впоследствии станет мировым эталоном в торговле деривативами всех товаров, включая продовольствие и нефть. Goldman Sachs Commodity Index или GSCI — новый производный финансовый инструмент, отслеживающий цены на некоторые товары — от кукурузы для свиней, кофе и пшеницы до драгоценных металлов и энергии. С точки зрения Уолл-стрит, идея была блестящей. Она позволила спекулянтам играть на будущей цене всего спектра сырья одним движением.
 
После дерегулирования торговли сырьевыми товарами в 1999 г. Goldman Sachs приготовился пожинать сладкие финансовые плоды со своей GSCI. Теперь банкиры, хедж-фонды и другие громкие спекулянты смогли делать огромные ставки на будущую цену зерновых без необходимости иметь дело с реальными поставками пшеницы или кукурузы в конце операции.
 
Ценами на хлеб в настоящее время управляют новые хозяева казино. В этой схеме больше нет места для знающих истинное положение в зерновой отрасли, будь то фермеры, переработчики или крупные конечные потребители зерновых, нет места отдельным трейдерам, которые опирались на фьючерсные контракты в течение более чем столетие, чтобы оградить себя от рисков неурожая или стихийных бедствий.
 
Зерновые стали новым полем для спекулянтов, которые готовы рисковать инвестиционным капиталом, делающих высокие ставки, для игроков, подобных Goldman Sachs, Deutsche Bank или высокорискованным оффшорным хедж-фондам. Зерно, как и до этого нефть, сейчас уже почти полностью отделено от повседневного спроса и предложения в краткосрочной перспективе. Ценой теперь на короткие моменты можно управлять с помощью слухов, а не фактов.
 
В отличие от непосредственно вовлеченных в процесс сторон, таких, как переработчики, фермеры или крупные ресторанные сети, спекулянты не отгружают и не принимают кукурузу или пшеницу, они с ними играют. Они вряд ли смогут принять груз в 10 тонн твердой красной озимой пшеницы и ее хранить. Эта игра — сложная новая форма арбитража, где единственным правилом является «покупать дешево и продавать дорого». Производные финансовые инструменты и политика невмешательства правительства США позволяли зачастую во много раз увеличить потенциальные прибыли игроков от этой игры.
 
Но был и другой порочный момент: Goldman Sachs GSCI была структурирована таким образом, что инвесторы могли только покупать контракт. Это была так называемая в этой индустрии «игра на повышение». По этому контракту никто не мог делать ставки на падение цен на зерно. Вам только стоит извлечь выгоду из постоянно растущих цен на зерновые, что и случилось, поскольку все большее количество ничего не подозревающих инвесторов было обманом втянуто в эту высокорискованную товарную спекуляцию, создав своего рода самосбывающееся пророчество.
 
Эта уловка с игрой на повышение поощряла клиентов оставлять на длительный срок свои деньги в банке или фонде и позволила банкирам играть с деньгами других людей с огромной потенциальной случайной прибылью для себя, в то время как любые потери перекладывались на клиентов.
 
Фатальная ошибка состояла в том, что структура GSCI не позволяла «короткие продажи», которые вынуждали бы цены падать в периоды излишка зерна на рынке. Инвесторов заманивали в систему, которая требует, чтобы они покупали и продолжали покупать в условиях, когда цены на хлеб растут по любой причине. Вскоре другие банки, в том числе Barclays, Deutsche Bank, Pimco, JP Morgan Chase, AIG, Bear Stearns и Lehman Brothers, пустили в оборот свои собственные товарные индексы. Впервые рискованное вложение в товары — в зерно и другие продукты сельского хозяйства — стали финансовым продуктом для «маленького человека», который практически ничего не понимал, что он делает, действуя просто потому, что его банковский или фондовый консультант убеждал его вложить капитал в это. Банки, как обычно, играли с деньгами «других людей», и за счет этих «других людей».
 
В детальном анализе пузыря цен на зерновые в 2007-2008 годах Оливье де Шуттер, специальный докладчик ООН по праву на продовольствие, недавно пришел к заключению, что «существенная часть роста цены и волатильности цен на существенную продовольственную продукцию может быть объяснена только появлением спекулятивного пузыря». Выбор времени для накачивания этого пузыря был известен, поскольку он удобно возместил огромные убытки тех же самых мегабанков, которые почти затонули под тяжестью убытков в секьюритизированной ипотеке и другом безумии казино Уолл-стрит. Шуттер добавил,
 
В частности, есть основания полагать, что существенная роль игралась выходом на рынки деривативов, основанных на продовольственных предметах потребления, крупных влиятельных институционных инвесторов, таких как хедж-фонды, пенсионные фонды и инвестиционные банки, которые все вообще равнодушны к основным принципам сельскохозяйственного рынка. Это стало возможным из-за дерегулирования в сфере важных рынков товарных деривативов, начиная с 2000 года.
 
После краха фондового пузыря dot.com в 2000 году, когда Уолл-стрит и другие крупные финансовые игроки начали искать альтернативы, предметы потребления и рискованные производные, основанные на корзинах предметов потребления, впервые стали основной спекулятивной инвестиционной темой.
 
С 2000 года все количество долларов, инвестируемое в различные товарные фондовые индексы (GSCI Goldman Sachs был крупнейшим) возросло приблизительно с $13 миллиардов в 2003 году к ошеломительным $317 миллиардам во время нефтяного и зернового пузыря цен в 2008-м. Это было зарегистрировано в исследовании Lehman Brothers незадолго до того, как министр финансов Генри Полсон сделал компанию жертвенным агнцем, чтобы выручить своих близких друзей с Уолл-стрит.
 
С 2008 года с некоторыми флуктуациями капиталы инвесторов продолжили стекаться в различные товарные фонды, удерживая цены на продовольственные товары высокими и продолжая их повышать. С 2005 до 2008 год международные цены на продовольствие выросли на 80 % и продолжают расти. В период с мая 2010 года по май 2011 год цена на пшеницу снова выросла приблизительно на 85%. «Это беспрецедентно, сколько инвестиционного капитала наблюдается на товарных рынках,» — сказал Кенделл Кит, президент Национальной ассоциации торговцев зерном и фуражом в недавнем интервью.
 
Организация ООН по вопросам продовольствия и сельского хозяйства ООН (ФАО) оценивает, что с 2004 года мировые цены на продовольственные товары в среднем взлетели на беспрецедентные 240 %. Предложение продовольственных товаров в качестве спекулятивной альтернативы крупными банками и хедж-фондами подскочило в 2007 году, когда начиналось американское субстандартное финансовое цунами. С тех пор вложения в продовольственные деривативы только набирало обороты, поскольку другие инвестиции в акции и облигации стали очень опасными. Очевидным результатом стал быстрый рост голода и недоедания среди беднейшего населения во всем мире.
 
ФАО рассчитало, что испытывающие продовольственный дефицит страны будут вынуждены потратитьна импорт продовольствия в целом на 30 % больше — ошеломляющие $1,3 триллиона. Три десятилетия назад этот мировой рынок был крошечным; сегодня он всецело во власти маленькой горстки американских гигантов агробизнеса. Агробизнес, как и военный экспорт, является основным американским стратегическим сектором, давно поддерживаемым Вашингтоном. Это часть большей и довольно частной повестки дня, сформулированной несколько десятилетий назад под эгидой Рокфеллера, Ford Foundations и адвокатов евгеники.
 
Импорт продовольствия является сегодня скорее правилом, чем исключением, поскольку дешевая глобализированная продукция агропромышленного комплекса, часто под давлением МВФ, внедряется в развивающиеся страны, в том числе в ранее самодостаточные в продовольственном отношении общества, теперь оказавшиеся в зависимости от импортного продовольствия. Это сделано во имя «свободной торговли» или, как это часто называется, «ориентированного на рынок сельского хозяйства». Остается невысказанным то, что этот так называемый «рынок» колоссально неэффективен и болен и прямом и в финансовом отношении. Зависимость от импорта продовольствия искусственно создана огромными транснациональными конгломератами, такими как Tyson Foods, Смитфилд, Cargill или Nestle, корпоративными гигантами, которые в последнюю очередь беспокоятся о здоровье и благосостоянии тех из нас, кто будет потреблять их индустриальные продукты питания.
 
Дешевый импорт продуктов агробизнеса часто подрывает цены на местные выращиваемые культуры и изгоняет миллионы людей со своей земли в перенаселенные города в отчаянном поиске рабочих мест.
 
Сегодня цены на пшеничные деривативы или «бумажную пшеницу» управляют ценой реальной пшеницы. Число спекулянтов (например, Goldman Sachs, JP Morgan Chase, HSBC, Barclays и многочисленные оффшорные хедж-фонды, мало заинтересованные в самом зерне и рассматривающие его как источник прибыли) теперь в четыре раза больше числа добросовестных промышленных хеджеров сельского хозяйства.
 
Это полный разворот ситуации, которая диктовала цены на зерно в течение прошлой сотни лет или больше. 75 лет назад Комиссия по срочной биржевой торговле (CFTC) наложила ограничения на то, сколько из определенных сельскохозяйственных предметов потребления, включая пшеницу, хлопок, сою, зерно и овес, может быть продано некоммерческими игроками, которые не являются частью пищевой промышленности. Так называемые «коммерческие хеджеры», фермеры или производители продовольствия, ранее могли торговать неограниченными количествами, чтобы управлять своими рисками. С чистыми спекулянтами была совсем другая ситуация.
 
Эти ограничения были разработаны, чтобы предотвратить манипуляцию и искажение на относительно небольших рынках. С принятием Закона о модернизации товарных рынков Саммерса-Гейтнера в 2000 году и позорной «Лазейки Enron» (позволивших освобождение от правительственного регулирования) быстрая и свободная торговля энергетическими деривативами была быстро расширена, чтобы включить в себя продовольственные товары. Дамба сломалась в 2006 году, когда Deutsche Bank попросил и получил разрешение CFTC на освобождение от любых торговых ограничений. Контролирующие органы уверили его, что не будет никаких штрафов за превышение лимитов. Другие последовали этому примеру, подобно леммингам.
 
Для почти двух миллиардов человек в мире, которые тратят больше половины своих доходов на продукты питания, последствия были ужасны. Во время взрыва спекуляций на управляемых ценах на зерновые в 2008 году, более чем четверть миллиарда человек потеряли то, что в терминах ООН называется «продовольственная безопасность», или в общей сложности один миллиард человеческих существ, новый рекорд.
 
Этого никогда бы не произошло, если бы не дьявольские последствия решения американского правительства, прекратившего регулирование зерновых спекуляций на фоне поддержки со стороны американского Конгресса в течение прошлого десятилетия или больше. К началу 2008 года, благодаря новым стимулам администрации Буша, свыше 35 % всей американской пахотной земли было засеяно культурами, которые будут сожжены как биотопливо. В 2011 году общее количество таких земель составляет уже больше чем 40 %. Таким образом, все было готово для малейшего незначительного шока, чтобы взорвать массивный спекулятивный пузырь на зерновых рынках, что и было затем сделано за счет использования все той же игры с индексом GSCI.
 

 * Ф. Уильям Энгдаль является автором «Боги денег: Уолл-стрит и Смерть американского века»; «Столетие войны: англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок» и «Полный спектр доминирования: Тоталитарная демократия в новом мировом порядке».  

(Продолжение статьи 07.07.11 в 18:30)

Теги     США     зерно     продовольственный кризис     Bunge Ltd.     мировые цены     Cargill     госрезервы     Уолл-Стрит     ГАТТ     CFTC  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное
1 комментарий
  1. И что мы можем противопоставить «надуваемому пузырю»?
    Неужеле наше правительство безсильно в этой ситуации?
    Америка то далеко, а почему-то мы зависим от их игр.

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Сельхозпредприятие в Тамбовской области представило современную систему орошения полей (Видео)
Сельское хозяйство в регионе не стоит на месте. Помогает в этом, конечно, наука и современные технологии. Свой шаг в сторону прогресса сделало предприятие в Рассказовском районе.
Мода на растительное молоко приносит колоссальные убытки фермерам по всему миру (Видео)
В попытках «оздоровиться» некоторые россияне налегают на растительное молоко, которое в Европе уже запретили называть молоком. Несмотря на вранье уже в названии, продажи этих коктейлей выросли в 2020 году на 300%, хотя эксперты считают, что производители гораздо сильнее навариваются на нем, чем фермеры — на обычном молоке.