Почему Украина покупает зерно в Беларуси, активно экспортируя свое
02 March 2021, 10:01

Украина резко нарастила импорт мукомольной пшеницы из-за границы, при этом не снизив темпы собственного экспорта этой культуры. Причина такой парадоксальной ситуации в резком дисбалансе цен на зерно и абсолютной пассивности государства в части любых товарных интервенций — даже на фоне стремительно дорожающих продуктов питания.

Украина, 7-й по объему производитель пшеницы в мире, в этом сезоне вынуждена сама покупать зерно за границей. По данным Таможенной службы, с октября 2020 года по 22 февраля 2021 г в страну было импортировано 14,5 тыс тонн мукомольной пшеницы на сумму 118,6 млн грн. Импорт осуществлялся преимущественно из Беларуси.

Объем в 14,5 тыс тонн кажется незначительным, однако это только если не сравнивать его с предыдущими периодами: текущий импорт в 7 раз превышает показатель аналогичного периода сезоном ранее (2,1 тыс. т) и в 6,6 раза — итог всего 2019/20 МГ (2,2 тыс. т). Еще более шокирующе выглядит сам факт покупки зерна за рубежом на фоне собственного урожая пшеницы в 25,1 млн тонн, который был собран в Украине в 2020 году.

Избирательный суперцикл

Учитывая особенности украинского ведения бизнеса, импорт зерна в и без того затоваренную пшеницей страну можно было бы объяснить частными сделками приграничных мукомолов или невинным (опять-таки по украинским меркам) мошенничеством с компенсацией НДС.

Но не в этот раз.

Последовательный импорт мукомольной пшеницы из Беларуси обусловлен экономической логикой и связан с существенным повышением внутренних цен на пшеницу в Украине.

Базовые украинские экспортные категории – ячмень, кукуруза, пшеница обновили минимум трехлетние ценовые рекорды. По данным агентства «АПК-Информ», цены на пшеницу находятся на самом высоком уровне с 2015 года. и достигают 300-320 долларов/тонна. Для сравнения, еще полгода назад стоимость пшеницы не превышала 6 тыс. грн за тонну.

На этом фоне покупка пшеницы за рубежом кажется хорошей идеей: белорусское зерно импортировалось в среднем по цене 5278,6 грн/тонна, в то время как украинский аналог к февралю достиг отметки 8900 гривен/тонна.

Причины подорожания порадовали бы Адама Смита: цены подталкивает вверх рост спроса со стороны основных стран-импортеров, которые активно формируют собственные резервы, а также подорожание пшеницы в основном поставщике этой культуры из Причерноморья – России.

На внутреннем рынке ставки повышают зернотрейдеры, которые хотят успеть вывезти зерно, уложившись в «джентельменское соглашение» с правительством в формате Меморандума, и/или опасаясь все-таки введения ограничений.

На это наслаивается смекалка аграриев-производителей, которые придерживают зерно в надежде на дальнейший рост цен. Правда, по мере приближения посевной (то есть фактически уже) они будут вынуждены реализовать часть запасов для пополнения оборотных средств.

Таким образом, упрощенно ситуация выглядит так: продавая зерно на экспорт по цене около 300 долл/тонна, потребности внутренних переработчиков, цены на продукцию которых ограничены низкой покупательской способностью населения, частично покрываются импортом доступного сырья из страны с более цивилизованным и стабильным зерновым рынком. Кто бы мог подумать, что ею окажется Беларусь.

Схему «продали дорого и восполнили запасы дешево» можно было бы считать остроумной, если бы не один фактор: она не работает. Об этом свидетельствует резкое подорожание продуктов питания на внутреннем рынке.

По данным Госстата, который обычно чуть оптимистичней реальности, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года хлебобулочные изделия подорожали на 9%. За первый месяц 2021 года цены муку выросли на 12%.

Динамика цен на хлеб вдвое опережает инфляцию, то есть имеют место специфически-рыночные факторы. Исполнительный директор «Экономического дискуссионного клуба» Олег Пендзин отмечает, что цены на хлеб массовых сортов повышаться медленнее – максимум на 10%, а рост стоимости премиальных сортов хлеба и кондитерских изделий составит 20-25%, напрямую связывая это с подорожанием зерна.

Директор Украинской ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко также уверен, что цены на хлеб и хлебобулочные изделия в украинских магазинах вырастут на 20-25%. В эту динамику он закладывает не только фактор подорожания сырья, но и тарифов на электроэнергию и газ.

Из-за подорожания зерносодержащих кормов дорожает и продукция животноводства, но потребитель рискует этого не заметить, так как в этой категории уже давно и успешно правит импорт. Импорт колбасы и мясоколбасных изделий в Украину вырос в два раза за 2020 год до 4700 тонн. За январь импорт свинины в Украину вырос на 64% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил 1620 тонн. Наиболее существенно в этой группе товаров выросли цены на яйца, достигнув отметки 40 грн/10 шт. В подорожании последней товарной категории заложена часть экономического шантажа со стороны бенефициара крупнейшего производителя этой продукции – холдинга «Авангард», однако основным фактором роста цен все же остается подорожание кормов.

Почетный президент Ассоциации фермеров и частных землевладельцев Иван Томич отмечает, что «мы на сегодня имеем наибольшую погоню в мире по ценам на продовольствие. «Сахар у нас растет уже далеко с сентября по 50 грн, масло по 50 грн, хлеб – около 40 грн, яйца – 50 грн. Мы на грани продуктовых кризисов неплатежеспособности», – заявил он.

Подорожание агросырья и как следствие – продуктов питания не эксклюзивная проблема Украины, в той или иной мере с ней столкнулись все ближайшие соседи. Но вот действовали они по-разному.

В России государство ультимативно зафиксировало цены на подсолнечное масло и сахар, а также ввело квоты на экспорт зерна и пошлину на экспорт пшеницы.

Казахстан запретил экспорт мелкого и крупного рогатого скота, а также ввел предельные цены на основные продукты питания.

Кыргызстан ввел эмбарго на продажу заграницу 14 категорий товаров, среди которых КРС, птица, зерновые, растительное масло, мука.

В Беларуси действует ценовое регулирование на продукты питания.

Что отличает Украину – что она не прибегла ни к одной из озвученных мер. В качестве регулирования у нас действует Меморандум с трейдерами, в котором оговорены желаемые предельные объемы зерна, а также декларирование изменения цен на ряд продовольственных товаров. Судя по динамике цифр на ценниках – эти способы не работают.

Что делать?

По данным ДФС, Украина экспортировала 31 млн тонн зерновых и зернобобовых культур. В частности, пшеницы экспортировано 13,3 млн тонн, из которых 8,9 млн тонн продовольственной.

Минэкономики абсолютно справедливо констатирует, что трейдеры не вышли за пределы установленных лимитов.

«По нашим расчетам при сохранении существующих темпов экспорта в текущем маркетинговом году мы выйдем на показатели, указанные в Меморандуме», – сказал заместитель министра экономики Тарас Высоцкий.

Ограничения экспорта зерновых кажутся логичным шагом, но абсолютно ненужной жертвой, поскольку проблема подорожания никак не связана с недобором урожая, объем которого наоборот в разы превышает внутреннюю потребность. Любые резкие метания в вопросе госрегулирования и изменения торгового режима повредят репутации Украины как надежного партнера на международном рынке зерна. Также очень сомнительно, что слабая нервами и условно-субъектная зеленая власть в принципе выдержала бы давление со стороны посольств, которые призовут на помощь транснациональные компании-зернотрейдеры. В последний раз такое оказалось по плечу только Партии Регионов на вершине своего могущества в 2010 году (4 октября 2010 г. были введены квоты на экспорт пшеницы и меслина, полбы, кукурузы, ячменя, ржи и гречихи, действовавшие до конца мая 2011 года).

Но между позициями «вводим ограничения экспорта» и «ничего не делаем» есть множество промежуточных решений и инструментов, ни один из которых не был применен.

Основная причина дисбаланса цен – конъюнктурные перекосы, для нивелирования которых и нужно государство. Чтобы гасить такие спекулятивные колебания государство выходит на рынок, имея два мощных инструмента – товарные и денежные интервенции. В Украине есть целых две госструктуры, которые могут этим заниматься – Госрезерв и Аграрный фонд. Но первый вряд ли будет эффективен на коротких дистанциях, кроме того есть сомнения в наличии у него ресурсов для такой кампании. Аграрный фонд, который отчитался о формировании значительных запасов и которого почти не затронули массовые дефолты по форвардным контрактам в теории мог бы выйти на рынок с доступной мукой и тем самым снять пиковое ценовое напряжение у переработчиков. На сайте госструктуры нет никаких упоминаний о том, что это планируется сделать: последняя размещенная там новость информирует, что делегация компании принимала участие в международной выставке пищевой промышленности Gulfood в Дубае.

Читайте прогноз биржевых цен с 1 по 5 марта.

Источник: bykvu.com

Теги     пшеница     Украина     импорт     Беларусь  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Запад ввел убойные санкции против Беларуси. Им нужен крах экономики
Для самой Белоруссии, где нефтепродукты приносят до 20% валютной выручки, подобное может привести к, без преувеличения, экономическому краху.
В Челябинской области для аграриев снизили сельхозналог до 3%
Связано послабление с сильнейшей засухой прошлого периода и огромными в связи с эти потерями урожая.