Украина выдавливает Россию с рынка зерна
25 апреля 2019, 08:58

Правительство Медведева так гордится достижениями в сельском хозяйстве, а аграрии обречены на потери.

Экспорт российской сельхозпродукции в прошлом году вырос на 20%, порадовав премьер-министра Дмитрия Медведева. Больше всего он доволен тем, что Россия — первая в мире по поставкам пшеницы (обогнав США). Правда, в этом году поводов для оптимизма, кажется, будет меньше.

Медведев окрылил губернаторов

— Отличные показатели по экспорту демонстрирует агропромышленный комплекс. За прошлый год прирост практически на пятую часть, то есть на 20% — до $ 25 миллиардов. По пшенице Россия занимает первое место в мире. Но растут показатели и по объемам экспортных поставок других видов продукции — это мясо, молоко, — заявил Дмитрий Медведев, выступая 17 апреля в Государственной Думе с отчетом о работе правительства за прошлый год.

По словам премьера, такой бодрый рост АПК стимулирует развитие производства и в смежных секторах, в том числе в индустрии минеральных удобрений и аграрном машиностроении. Правда, Медведев сразу же оговорился, что все эти рекорды — заслуга вовсе не конкурентного рынка, а «результат прямой государственной поддержки».

Окрыленные заверениями Медведева, губернаторы аграрных регионов принялись наперебой делиться обещаниями. Например, вице-губернатор Волгоградской области Василий Иванов заявил, что через пять лет экспорта продукции АПК вырастет почти втрое, превысив $ 350 миллионов.

Астраханский губернатор Сергей Морозов пообещал, что экспортные поставки АПК приблизятся к $ 320 млн. (в полтора раза больше, чем сейчас).

Глава Ставрополья Владимир Владимиров пообещал за пятилетку нарастить объем экспорта продукции АПК в три раза — до $ 1 миллиарда.

Кубанский лидер Вениамин Кондратьев заверяет избирателей, что к 2024 году регион выйдут на цифру почти $ 4 миллиарда (за прошлый год экспортировали на $ 2,2 миллиарда).

Можно сравнить с планами Ростовской области, губернатор которой Василий Голубев через пять лет хочет зарабатывать на экспорте сельхозпродукции почти $ 8 миллиардов (в прошлом году — $ 5,4 миллиарда, это абсолютный рекорд среди всех российских регионов).

Свои фермеры туркам дороже

Губернаторские заверения звучат, несомненно, очень радужно. Правда, стоит помнить, что планы политиков могут испортить самые неожиданные, форс-мажорные, факторы. Пока Дмитрий Медведев пытался впечатлить депутатов Госдумы валовыми показателями, цены на российскую пшеницу за рубежом начали падать.

Сказывается, в первую очередь, падение спроса со стороны главных покупателей — Египта и Турции (в свою очередь, турецкие мукомолы затем экспортируют муку в другие страны Ближнего Востока). Эксперты считают, что факторов для активизации торговли не осталось: запасы пшеницы внутри России рекордно низкие (за прошлый год в стране было собрано лишь 115 миллионов тонн вместо 135 миллионов в рекордном 2017 году). Высоки и внутренние цены.

В свою очередь, власти стран, традиционно являющихся нашими торговыми партнерами, стимулируют собственных производителей: скажем, в Турции и Египте развернуты масштабные программы по стимулированию фермеров.

— Население Турции вырастет до 100 миллионов человек к 2030 году, и мы должны поддержать фермера, выращивающего пшеницу для нашего растущего населения. А сегодня доля население, занятое в сельском хозяйстве, сократилось до 7%. И это при том, что у нас есть сельскохозяйственные угодья размером с Голландию, — говорит президент Турецкой палаты агрономов Гунгер Ёзден.

Так же рассуждают и власти других ближневосточных стран: они заинтересованы прежде всего в поддержке собственного фермерского класса, нежели в импортных поставках российской пшеницы. Так что, вполне возможно, реалистичность обещаний Медведева под большим вопросом.

В Египте сбор зерновых начинается в апреле, и Минсельхоз страны заявил, что намерен в этом году закупить не менее 3,6 млн. тонн у фермеров. А вот что касается импорта, то египтяне уже начали переориентировался на зерно из Румынии и Украины — оно дешевле российского: уже заключены первые контракты со сроками поставки в конце мая.

Мука подорожает, а хлеб — нет

— Российские зерновые экспортеры оказались в сложной ситуации. С одной стороны, мировой спрос в пшенице сейчас удовлетворен, и мало кто наращивает импорт. К тому же у России довольно узкий список постоянных покупателей пшеницы, так как далеко не всех устраивает класс зерна и его качество, — разъясняет «Свободной прессе» старший аналитик информационно-аналитического центра «Альпари» Анна Бодрова, — С другой стороны, рубль укрепился довольно заметно в последние месяцы, и это лишило зерновиков возможности демпинговать на мировом рынке, предлагая цену ниже конкурентов, но оставаясь в прибыли из-за курсовых разниц.

Вот и получается, что зерновые экспортеры сейчас отмечают снижение спроса и падение цен. А вот мука в России дорожает не только из-за стоимости самого сырья — здесь в большей степени работают рыночные факторы.

К слову, муку высочайшего качества сейчас изготавливают частные компании, а лидеры рынка, как обычно, во главу угла ставят объем продаж и узнаваемость бренда. Розничные цены на муку могут подниматься вслед за рыночными тенденциями, но вряд ли очень заметно. Что касается цены на хлеб, то она может, на мой взгляд, чуть приподняться, но рядовому потребителю это будет почти незаметно.

Источник: svpressa.ru

Теги     экспорт     Украина     урожай     зерновые     РФ  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Ученые оценили, как изменение климата повлияет на урожаи зерновых
По расчетам ученых, риски неурожая в глобальных «житницах» растут. Например, среднее количество выращивающих пшеницу регионов, страдающих от неурожая, выросло с 3,4 в год за 1967-1990-е до четырех в год между 1991-м и 2012-м.
Что ЦБ делать со ставкой? Подсказка от Пола Волкера
Получается, что заслуга Волкера не в поднятии ставки, а в том, что ставку снижать он не торопился. Благодаря этому Волкер добился не временного, а устойчивого снижения инфляции.