Привыкание к жизни без еды: Агробизнес в качестве долгосрочной стратегии
07 July 2011, 18:30

Автор: Уильям Энгдаль

 

Рекордный рост цен на зерно и продукты питания в последние годы — это не просто прибыльный трюк Уолл-стрит, хотя на этом и делаются непристойные прибыли. Скорее это, по-видимому, неотъемлемая часть долгосрочной стратегии, корни которой уходят к послевоенным годам, когда Нельсон Рокфеллер и его братья пытались организовать глобальную пищевую цепочку по той же монопольной схеме, которую они использовали на мировых нефтяных рынках. Продовольствие отныне должно было стать еще одним товаром, как нефть, олово или серебро, дефицит которых и цены на которые, в конечном счете, будет находиться под контролем небольшой группы влиятельных торговых инсайдеров.

 

Тогда же братья Рокфеллеры расширили глобальный охват бизнеса от нефти в сельское хозяйство в развивающихся странах через свои технологии «Зеленой революции», они же финансировали малозамеченный проект в Гарвардском университете. Проект был призван сформировать инфраструктуру для их плана объединить мировое производство пищевых продуктов под центральным контролем горстки частных корпораций.

 

Создатели схемы дали ей имя «агробизнес», чтобы отделить ее от традиционного фермерского сельского хозяйства — культивирования зерновых культур во имя хлеба насущного для человека. Толчок, чтобы передать чрезвычайные запасы зерна мировых национальных правительств в частные руки стал просто логическим расширением изначальной стратегии агробизнеса Рокфеллера. Ибо их абсолютно превратно представленная “Зеленая Революция”, которая в итоге просто способствовала широким продажам американских продуктов агробизнеса от тракторов Джона Дира (использующих большие объемы продукции Standard Oil Рокфеллера) до американских химических удобрений, производимых прочими компаниями в орбите Рокфеллера, вызвала к жизни тенденцию к укрупнению сельскохозяйственных компаний и вынудила миллионы людей покинуть свои земли и двинуться в города, где они составили океан дешевой рабочей силы для крупных транснациональных корпораций. Весьма рекламируемые высокие урожаи зерновых на деле обернулись фактическим недородом после нескольких урожаев.

 

Агробизнес и зеленая революция шли рука об руку. Они были частью грандиозной стратегии, которая несколько лет спустя включила в себя финансирование Фондом Рокфеллера исследований в области генетического модифицирования растений.

 

Джон Х. Дэвис был помощником министра сельского хозяйства США в администрации президента Дуайта Эйзенхауэра в начале 1950-х. Он ушел в отставку в 1955 году и отправился в Гарвардскую школу бизнеса, необычное место для эксперта по сельскому хозяйству в те дни. Дэвис имел ясную стратегию. В 1956 году он написал статью в журнале Harvard Business Review, в которой заявил, что «единственный способ решить так называемую фермерскую проблему раз и навсегда и избежать громоздких государственных программ заключается в переходе от сельского хозяйства к агробизнесу». Он знал, что именно он имел в виду, хотя многие наблюдатели в то время не имели об этом никакого понятия.

 

Дэвис вместе с другим профессором Гарвардской бизнес-школы Рэем Голдбергом сформировал Гарвардскую группу с выходцем из России, экономистом Василием Леонтьевым, который тогда наносил на карту всю американскую экономику в рамках проекта, финансируемого Фондом Рокфеллера. Во время войны американское правительство наняло Леонтьева, чтобы разработать метод динамического анализа всей экономики, который он называл анализом «затрат и результатов». Леонтьев работал на американское Министерство труда, а также на Офис Стратегических Услуг (OSS), предшественник ЦРУ.

 

В 1948 году Леонтьев получил крупный четырехлетний грант в $100000 от Фонда Рокфеллера на создание Гарвардского экономического исследовательского проекта по структуре американской экономики. Годом позже ВВС США присоединились к этому Гарвардскому проекту, любопытное участие для одного из главных американских военных подразделений. Транзисторы и электронно-вычислительные машины, недавно разработанные вместе с методами линейного программирования позволили обработку больших объемов статистических данных по экономике. Вскоре к финансированию Гарвардского проекта присоединился Фонд Форда.

 

Гарвардский проект и его составляющая, касающаяся агробизнеса были частью крупной попытки совершить революцию в американском, а позже и в глобальном производстве продовольствия. Пройдет сорок лет, прежде чем она окончательно состоится в пищевой промышленности. Профессор Голдберг позже упоминал революцию агробизнеса и развитие ГМО-агробизнеса как «изменение нашей глобальной экономики и общества, более резкое, чем любое другое событие в истории человечества.» Насколько он был прав, мы теперь, вероятно, увидим своими глазами в течение ближайших десяти лет.

 

Как похвалялся через несколько лет Рэй Голдберг, центральная идея, движущая их проект агробизнеса, состояла в возвращении в американское производство продовольствия схемы «вертикальной интеграции». К 1970-м большинство американцевуже забыло, какие горькие бои велись перед Первой мировой войной и в течение 1920-х, чтобы провести через Конгресс законы, запрещающие гигантским конгломератам вертикальную интеграцию, и разбить тресты, подобные Standard Oil, чтобы воспрепятствовать монополизации целых секторов жизненно важных отраслей промышленности.

 

Так было до Дэвида Рокфеллера, стоявшего за кулисами администрации Джимми Картера в конце 1970-х, когда американский транснациональный бизнес смог начать отмену тщательно выстроенных десятилетия назад правительством США правил в области здравоохранения, безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей и открыть двери для новой волны вертикальной интеграции сельского хозяйства. Процессы вертикальной интеграции продавались ничего ведающим гражданам под лозунгом «экономической эффективности» и «эффектов масштаба».

 

Возврат к вертикальной интеграции и сопутствующего ей агробизнесу был проведен на фоне рекламной кампании в средствах массовой информации, которая утверждала, что правительственные посягательства на повседневную жизнь своих граждан слишком велики и должны быть сокращены, чтобы дать простым американцам «свободу». Боевым кличем кампании было «дерегулирование». Конечно, отмена госконтроля просто открыла двери для частного управления (другой форме регулирования) самым многочисленным и самым влиятельным корпоративным группам в любой заданной отрасли промышленности. Это, конечно, имело место и для сельского хозяйства — компании зернового картеля Большой четверки доминируют на мировых зерновых рынках с 1970-х до сегодняшнего дня. Они работали рука об руку с крупными игроками на деривативах с Уолл-стрит, такими как Goldman Sachs, JP Morgan Chase и Citigroup.

 

В конце 2007 года торги продовольственными деривативами уже абсолютно нерегулировались Вашингтоном, и уже не существовало американских государственных зерновых резервов. Путь к значительному росту цен на продовольствие был расчищен.

 

Спекулятивная машина, которая была запущена Уолл-стрит и друзьями банкиров, создала потенциал для значительной и долгосрочной продовольственной инфляции. Но эта инфляция нуждалась еще в одном толчке, очень важном, чтобы развернуться в полную силу. И она получит его от Джорджа Буша.

 

* Ф. Уильям Энгдаль является автором «Боги денег: Уолл-стрит и Смерть американского века»; «Столетие войны: англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок» и «Полный спектр доминирования: Тоталитарная демократия в новом мировом порядке». Перевод специально для сайта «Война и Мир». Выполнен с разрешения автора.

 

(Продолжение статьи 08.07.11 в 18:30)

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Сельхозпредприятие в Тамбовской области представило современную систему орошения полей (Видео)
Сельское хозяйство в регионе не стоит на месте. Помогает в этом, конечно, наука и современные технологии. Свой шаг в сторону прогресса сделало предприятие в Рассказовском районе.
Мода на растительное молоко приносит колоссальные убытки фермерам по всему миру (Видео)
В попытках «оздоровиться» некоторые россияне налегают на растительное молоко, которое в Европе уже запретили называть молоком. Несмотря на вранье уже в названии, продажи этих коктейлей выросли в 2020 году на 300%, хотя эксперты считают, что производители гораздо сильнее навариваются на нем, чем фермеры — на обычном молоке.