Новые правила торговли: кому выгодно?
06 June 2012, 10:30

В 2010 году вступил в силу новый закон о торговле. Его ключевыми мерами стали: отмена бонусных платежей, фиксация предельных отсрочек платежа за поставленный товар, ограничение территориальной экспансии торговых сетей и введение государственного регулирования торговых цен на социально значимые товары, то есть меры не слишком рыночного толка.

Мы решили понять, действуют ли его нормы и кто на самом деле выиграл от нового закона. Мы использовали данные стандартизованного опроса 512 ритейлеров и поставщиков, проведенного Лабораторией экономико-социологических исследований НИУ ВШЭ в ноябре–декабре 2010 г. в пяти крупнейших российских городах.

Если говорить об эффективности, то подавляющее большинство как ритейлеров, так и поставщиков сообщили, что в их деятельности, по большому счету, ничего не изменилось. Причем в этом отношении ритейлеры и поставщики почти полностью сходятся в своих оценках, практически безотносительно к размеру компаний. Баланс рыночных сил существенно не изменился, участники рынка успешно адаптировались к новым нормативным условиям. По-прежнему применяются механизмы, при которых поставщик вынужден платить за выгодную расстановку своих товаров на полках. То же касается и платежей за объем продаж, или ретробонусах, выплачиваемых поставщиком торговым сетям как часть дополнительной прибыли, полученной за счет продаж, превысивших запланированный объем. То же с другими практиками, которые новый закон должен был искоренить. Доступ на рынок не стал проще, а условия для развития конкуренции не улучшились. Так кому же все-таки он выгоден?

 

Только 35% ритейлеров и 19% поставщиков указали на позитивный эффект от принятия закона для мелких поставщиков (заметим, что оценки поставщиков в данном отношении заметно более критичны). В то же время крупных поставщиков среди выигравших отмечают 47% ритейлеров и 42% поставщиков (здесь наблюдается большее единодушие). То же касается и эффекта для розничных сетей разного размера. Лишь 30% ритейлеров и 22% поставщиков считают, что от принятия нового закона выиграли мелкие розничные сети, в то время как на получение относительных выгод крупными розничными сетями указывают 41% ритейлеров и 44% поставщиков. Судя по ответам менеджеров из обеих групп, если кто и выиграл, то скорее крупные участники рынка.

Во-вторых, вопреки ожиданиям, при оценке влияния Закона о торговле фактически не обнаружено значимых преимуществ для поставщиков по сравнению с ритейлерами.

В-третьих, судя по оценкам участников рынка, не слишком выиграли и конечные потребители, к интересам которых постоянно апеллировали все участвовавшие в обсуждении проектов закона и в его принятии. На то, что Закон о торговле привел к каким-то позитивным последствиям для конечных потребителей, указали только 24% ритейлеров и 22% поставщиков, т. е. менее чем каждый четвертый в обеих группах (примерно столько же респондентов (25%) считают, что потребители проиграли). Добавим, что интересы конечных потребителей закон, по большому счету, не затрагивал, если не считать статьи о возможном государственном регулировании цен на социально значимые товары.

 

В то же время, многие участники рынка убеждены в том, что среди выигравших значительно чаще оказываются государственные чиновники – на это обратили внимание 40% ритейлеров и 56% поставщиков. Можно заключить, что политическая риторика, активно сопровождавшая разработку и принятие Закона о торговле, оказалась довольно далека от реально полученных результатов: вопреки заверениям, малый бизнес выиграл заметно меньше крупного бизнеса, поставщики не получили заметных преимуществ по сравнению с розничными сетями, а вместо конечных потребителей бенефициарами новых условий стали скорее чиновники.

Примечательно, что там, где двое не могут договориться, зачастую выигрывает третий. И в итоге над торговой отраслью навис активный регулятор в виде территориальных управлений ФАС, получивших новые категории дел и расширивших зоны своего контролирующего воздействия. Именно это государственное ведомство в итоге стало инициатором многих ограничительных мер, а после принятия Закона о торговле превратилось в его главного интерпретатора и главного контролера. И ведомство активно взялось за дело.

По данным нашего опроса к концу 2010 г. четверть компаний (26%) сообщили о проверках территориальными управлениями Федеральной антимонопольной службы России в первые полгода после принятия Закона о торговле; 57% опрошенных, ставших объектами таких проверок, получили замечания. Для оценки масштабов этой деятельности мы обратимся к статистике Аналитического управления ФАС России за 2010–2011 гг. В 2011 г., по данным самого ведомства, ФАС провела 370 проверок, проанализировав более 15 000 договоров поставки. Характерно, что объектом дополнительных проверок являются не только розничные сети, но и их поставщики.

 

В компетенции ФАС России и ее управлений находится возбуждение дел при выявлении нарушений Закона о торговле. В 2011 г. было возбуждено 263 таких дела, причем, их число увеличилось за год на 73%. Больше дел – больше и выявленных нарушений. В 2011 г. число решений о наличии нарушений увеличилось в полтора раза по сравнению с 2010 г. Число же выданных ФАС предписаний росло еще быстрее, увеличившись за год в 3,2 раза. Ну и, наконец, там, где нарушения, там и штрафы. В связи с нарушениями Закона о торговле они появились лишь в 2011 г. И в первый год было наложено 66 таких штрафов на общую сумму 35,4 млн. рублей (средняя сумма одного штрафа получается немалой – 536 000 рублей). Уплачено к концу 2011 г. было лишь 616 000 рублей.

В целом следует признать, что деятельность по контролю над соблюдением Закона о торговле для ФАС является пока не более чем периферийной. Сумма штрафов, подлежащих взысканию в связи с нарушениями Закона о торговле, составила ничтожную долю в общем объеме применяемых ФАС мер административной ответственности – 0,25%; доля же фактически уплаченных штрафов составила половину тысячной доли процента. Так что пока это сущие мелочи, явно не оправдывающие расходы на деятельность антимонопольных органов по данному направлению. Но аппетит приходит во время еды. И в конце 2011 г. ФАС были предприняты серьезные попытки выйти на максимальную планку штрафных санкций в 5 млн рублей. Речь идет о расчете стоимости оказания услуг продвижения товаров в зависимости от товарооборота поставляемой продукции поставщиками рыбы компанией Metro Cash & Carry и о неравных условиях выплаты ретро-бонусов поставщиками колбасных и молочных изделий ООО «Бахетле-1» в Татарстане.

Так что, если выгоды от введения в действие Закона о торговле не столь очевидны, то административные издержки, вызванные дополнительным контролем со стороны государства, для компаний явно возросли и, скорее всего, будут возрастать впредь. Ведь эти издержки не сводятся к одним только выплаченным штрафам, значительно больше расходов может вызвать составление дополнительной отчетности и участие в судебных делах.

В итоге в числе выигравших от принятия Закона о торговле, оказываются вовсе не те, кто имелся в виду по заявлениям его разработчиков, а скорее те, кто вводит новые ограничительные правила или, в еще большей мере, те, кто должен контролировать их исполнение. Ими же делаются и новые попытки внести поправки в закон и расширить круг административных запретов. Так что, история c принятием Закона о торговле еще явно не завершена.

Источник: http://m.slon.ruXX

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Компанию из Белгорода оштрафовали на 240 тыс. рублей за порчу земли
Компанию в Белгородской области, которая входит в холдинг «Авида», наказали за порчу земли удобрениями.
Правительство выделило дополнительно 1,5 млрд рублей на транспортировку продукции АПК
В Минсельхозе отметили, что подать заявление на предоставление субсидии организации смогут с 24 сентября