Как устроены серые схемы вывоза зерна и почему на Алтае о нем не говорят
19 October 2020, 10:54

2020 год в вопросе торговли зерном между Россией и Казахстаном стал переломным. Стороны признали: неучтенная продукция тайными тропами утекает из одной страны в другую. В Казахстане полагают, что с приграничных российских территорий за сезон к ним нелегально завозится более 1 млн тонн различной продукции. При этом растворяются налоги, которые должны оседать в казну.

Что происходит в хозяйствах

Один из ведущих сельхозпроизводителей на северо-западе края «Панкрушихинский агропромснаб» уборочную завершил еще 3 октября.

Вопреки засухе и пессимистическим прогнозам урожай оказался самым богатым за 25 лет, качество тоже на высоте. В ближайшее время все зерно здесь подработают и уберут в амбар.

Сергей Топчиев, директор «Панкрушихинского агропромснаба», довольно потирает руки. Местные переработчики в этом году не скупятся, цены растут словно на дрожжах.

За крупные партии зерна мукомолы готовы выкладывать по 16 тыс. рублей за тонну — астрономическая по нынешнем меркам сумма.

Интересуются алтайским зерном и казахстанские закупщики. Но учитывая, что спрос внутри региона хозяйство вполне устраивает, на сторону оно не смотрит.

«Алтайской продовольственной компании» из Волчихинского района тоже грех жаловаться. Засуха, которая в апреля пугала всех, кто работает на земле, оказалась не столь суровой. Урожайность, конечно, оказалась ниже, чем в прошлом году, — это минус.

Зато сама уборка прошла в сверхоптимальные сроки, что несомненный плюс. В хозяйстве уже смолотили даже подсолнечник, покупатели дружно выстроились за ним в очередь.

Директор «АПК» Александр Балаков рассказывает: с соседним государством его предприятие никогда не работало.

«О вывозе продукции в Казахстан, честно, только мельком слышал. Нам это не интересно. Это тема мелких фермеров», — пояснил Балаков.

Как нелегально вывозят зерно

Приграничная степная зона Алтайского края — лакомый кусочек нашего региона для казахстанских закупщиков. Тех, кто приехал сюда за «серым» зерном. Работают они с небольшими хозяйствами, обрабатывающими 300−500 га земли.

Этой прослойке алтайского крестьянства не везет: объемы зерна небольшие, зернопереработчики особо дел вести не хотят и часто гнут цену в свою пользу. Бороться за свои права с воротилами мукомольного бизнеса у «малышей» возможностей не много.

А тут вот он — готовый покупатель. Зерно казахи забирают на месте, это значит, что фермеру не надо думать о транспорте.

Сделки происходят в серую, за наличный расчет, и по бухгалтерии никак не проходят, минуя положенные налоговые отчисления, например НДС (если предприятие работает на общей системе налогообложения).

Полученные средства, как правило, расходятся по конвертам и достаются нанятым тоже по серым схемам работникам. Это значит, что НДФЛ государство не получает.

Что дальше происходит с зерном — тайна, покрытая густым серым мраком. Есть предположение, что вывозят его, минуя таможенные посты. В Казахстане все обеляется: там уже есть хозяйства, которые производят зерно, правда, только на бумаге. Российская продукция спокойно выдается за местную. И всем вроде бы хорошо.

«Мы анализировали ситуацию с ноября 2019 года по март 2020-го и рассчитали, что объем теневого рынка только пшеницы в Казахстане за этот период оценивается примерно в 600−700 тыс. тонн. А если добавить сюда подсолнечник, лен, рапс, ячмень и прочее, то цифра будет под 1 млн тонн. Это очень серьезно», — рассказал ресурсу ElDala Евгений Карабанов, официальный представитель Зернового союза Казахстана.

И как это делают официально

Сергей Топчиев уверяет: вывоз зерна в Казахстан осуществляется и вполне легальными способами. По его словам, в Алтайском крае официально зарегистрированы компании, занимающиеся этим.

Они сами отбирают пробы продукции, проводят анализы, формируют партии и, главное, предлагают достаточно конкурентные цены, выплачивая при этом аванс. Все деньги — через банковские перечисления.

Директор «Панкрушихинского агропромснаба» полагает: не было бы казахстанских партнеров — цена на зерно на алтайском рынке была бы на 2−3 тыс. за тонну ниже.

«Честно сказать, они — идеальные покупатели, — сообщил Сергей Топчиев. — Расчеты всегда вовремя. Есть предоплата, и никаких проблем. Прекрасный вариант взаимодействия, когда местные переработчики начинают выкручивать руки».

Как ни парадоксально, но государство порой само провоцирует нелегальный экспорт. Андрей Кожанов, руководитель крупного сельхозпредприятия «Партнер», утверждает, что в Михайловском районе надо долго ждать, чтобы получить нужные документы на партии вывозимого зерна.

В местном отделении Россельхознадзора элементарно не хватает оргтехники, заявляет он.

Что же касается местных зернопереработчиков, то в сложившейся не в их пользу ситуации они виноваты сами, считает Кожанов. Мелкие фермеры из-за диктатуры мукомолов либо схлопнулись, либо ушли в тень.

А «крупняки», имеющие свои элеваторные мощности, сдавать за бесценок зерно не хотят. «Вот и едят они тот борщ, который сами и сварили», — полагает фермер.

Что происходит у соседей

О том, что с серым экспортом зерна надо что-то делать, первыми заговорили омичи. По их подсчетам, только с сентября по декабрь 2019 года в Казахстан из региона нелегально вывезли более 200 тыс. тонн зерна.

Это подтверждал парадоксальный факт: в ряде приграничных хозяйств урожайность в прошлом году не превышала 10−12 ц/га, при условии, что никаких катаклизмов в регионе не было. По другую сторону границы в этот же момент собирали по 30 ц/га. «Как такое возможно?» — удивлялись в местном минсельхозе.

Чтобы в этом году ситуация не повторилась, власти региона решили принять меры. На дорогах усилен контроль за перевозкой сельхозпродукции.

Через границу тоже просто так больше не прошмыгнешь: все грузовики досматриваются, а информация о каждой машине с зерном, идущей в Казахстан, передается для проверки в налоговую инспекцию.

Аналогичные меры применяются и в соседней Новосибирской области. По данным министра сельского хозяйства региона Евгения Лещенко, местные предприятия легально продали в Казахстан 61,2 тыс. тонн зерна урожая 2019 года, нелегально — почти в два раза больше.

«Нелегальный экспорт влечет колоссальные потери налогов для государства и деформирует зерновой баланс по обе стороны границы: недобросовестные участники рынка оставляют региональных мукомолов, элеваторную отрасль, а также легальный трейдерский бизнес без зерна», — рассказал чиновник «Коммерсанту».

В минсельхозе Алтайского края на запрос altapress.ru о серых схемах вывоза зерна ответили, что «вопрос некорректный». «Так как он противоречит деятельности целого ряда служб федерального значения, в том числе Россельхознадзора, таможенной службы и налоговых органов», — сообщил замминистра сельского хозяйства края Николай Халин.

Какие есть перспективы

В федеральном ведомстве полагают, что кардинальным образом сложившуюся ситуацию изменит новая цифровая система контроля. Она призвана определять происхождение, местоположение и маршрут движения сырья, а также стимулировать развитие инфраструктуры хранения урожая.

Однако реализация данной системы рассчитана на достаточно долгосрочный период. В 2020 году планируется только принять поправки в Закон «О зерне», которые станут отправной точкой.

Поэтому говорить о сером экспорте или молчать можно еще долго.

Читайте прогноз биржевых цен с 19 по 23 октября 2020.

Источник: altapress.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Российская пшеница предложена по самой низкой цене на тендере Египта
Предложение представила компания Cargill.
Австралийские фермеры готовятся собрать второй по величине урожай пшеницы в истории
Главная аналитическая организация страны во вторник повысила оценку производства почти на 10% до более чем 30 миллионов тонн