Константин Бабкин: «Россия находится на низком старте»
14 февраля 2019, 11:47

Бабкин Константин Анатольевич
Глава «Ростсельмаш», лидер «Партии Дела»

Руководитель одного из крупнейших мировых производителей сельхозтехники – «Комбайнового завода Ростсельмаш», лидер «Партии Дела», председатель Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России считает, что нашей стране пора перестать встраиваться в чужие экономические системы.

«Государство должно защищать своих производителей»

– Константин Анатольевич, какие шаги государства могут привести к росту нашей экономики?

– Многие чиновники в правительстве считают, что 1,5 – 2% роста в год являются приемлемыми. Об этом, например, сказано в документе «Основные направления денежно-кредитной политики Центрального банка на 2018 – 2020 годы». Это очень низкие темпы.

Вероятно, для того, чтобы они не стали более высокими, применяется комплекс мер. Повышаются налоги (НДС, акцизы), проценты по кредитам держатся на высоком уровне, ключевая ставка растет. «Излишки» денег (то есть суммы сверх того, что нужны для покрытия нужд страны) выводятся за пределы России или вкладываются в резервный фонд, в ценные бумаги иностранных государств.

Все это приводит к тому, что экономика не может динамично развиваться.

Последние 20 лет наша внешняя политика строится исходя из интересов транснациональных корпораций, утверждающих, что России надо встраиваться в мировую экономику, пусть даже и на вторых ролях. Хорошо бы не встраиваться в чужие системы, а строить свою, сильную. Этому способствует создание равных условий конкуренции между российскими и зарубежными производителями.

«Вступление России в ВТО было ошибкой»

– Сейчас есть перекос в сторону зарубежных производителей?

– Да. Вступив в ВТО, в ответ на просьбы наших западных партнеров мы открыли свой рынок по тысячам позиций, причем на условиях зачастую неравных для наших и зарубежных компаний. Это касается и сельского хозяйства, и промышленности.

– Считаете, что вступление России в ВТО было ошибкой?

– Оно сопровождалось стремлением понравиться западным партнерам, удовлетворить их пожелания. С этой точки зрения вступление в ВТО было ошибкой.

«Санкции – обычное дело»

– Санкции не изменили ситуацию в лучшую сторону?

– Есть позитивные ростки. Мы видим это на примере сельхозмашиностроения. Крестьянам субсидируется часть цены при покупке российской сельхозтехники. Есть меры поддержки, связанные с экспортом: дотации при транспортировке нашей продукции на зарубежные рынки, субсидирование участия в зарубежных выставках. Но эти механизмы пока являются реакцией на внешние раздражители и не носят характер стратегической, нацеленной на годы вперед политики. Но даже такие меры уже дают результат. Сельхозмашиностроение развивается, за 4 года мы удвоили объем производства сельхозтехники.

– Санкции отразились на партнерских отношениях?

– А что санкции? Россия всегда жила так: и при Иване Грозном, и при Петре I, и при Брежневе с Горбачевым. Сейчас экспорт растет. В 2018 году он увеличился на 40%. Что касается санкций, то есть отдельные их проявления. Например, при выдаче кредитов покупателям российской техники зарубежные банки предъявляют более жесткие требования, чем к заемщикам, приобретающим оборудование у местных производителей.

– После девальвации рубля в 2014 году зарубежная техника подорожала – значит, нашим производителям теперь дан «зеленый свет»?

– Западная техника тогда действительно подорожала, но этот эффект уже исчерпан. Цена на российском рынке за это время тоже подтянулась. Так что сегодня ощутимой разницы нет. Конкуренция с западными производителями есть, достаточно острая.

Благодаря программе субсидирования покупки российской техники для крестьян, под которую не подпадает продукция с Запада, наше сельхозмашиностроение развивается.

«Нам полезна девальвация рубля»

– Проигрывает или выигрывает бизнес от девальвации рубля?

– Постепенная девальвация рубля была бы живительной для промышленности. Ведь тогда населению и банкирам было бы выгодно вкладывать деньги в предприятия. Разумная инфляция тоже полезна для экономики. Мы видим, что во всех развитых странах она есть.

– Как бы вы оценили условия кредитования банками бизнеса?

– Многие банкиры считают рискованным вкладываться в промышленность и сельское хозяйство. Сейчас – жесткие требования к заемщикам и высокие ставки.

– Сильно почувствовал бизнес повышение ключевой ставки ЦБ, которая растет с прошлого года?

– Конечно. Сейчас она находится на запредельном уровне. Как результат – деньги не инвестируют ни в промышленность, ни в сельское хозяйство.

– Какая ключевая ставка была бы комфортной для бизнеса?

– 0,5% годовых. Тогда банки могли бы выдавать кредиты под 2 – 3%.

«Наши комбайны не хуже зарубежных»

– Что происходит сейчас в сельском хозяйстве? Растет отрасль или нет?

– Здесь все движется разнонаправленно. В 2018 году, например, рынок комбайнов сократился на 30%. Это означает, что крестьяне неохотно инвестируют в свое развитие. По другим сегментам рынок подрос. Например, мы стали больше производить машин для животноводства.

Потенциал сельского хозяйства велик. У нас около 35 миллионов гектаров земель выведено из оборота, есть огромное количество заброшенных участков. Урожайность надо и можно поднимать. Сегодня в России она составляет 24 центнера с гектара, а должна быть 35 центнеров!

Есть возможности для наращивания объемов экспорта. Вот китайцы, к примеру, ждут от России до 80 миллионов тонн сои ежегодно.

– Чем выигрывает наша сельхозтехника у зарубежной?

– Она более адаптирована к российским условиям. А по качеству она сопоставима с ведущими мировыми производителями.

Сейчас мы соревнуемся не столько в надежности оборудования, сколько в том, кто предупредит поломки и эффективно их устранит, научит крестьян работать на технике. В этом вопросе мы часто выигрываем у наших зарубежных партнеров.

«Потенциал России огромен»

– Какие очевидные сильные стороны есть у российской экономики?

– Россия уникальна тем, что находится на низком старте. У нас есть все условия для того, чтобы совершить большой рывок в экономическом развитии. Есть ресурсы, земля, люди, рынки сбыта.

Во многих странах имеются объективные препятствия для развития. Например, в Китае вся земля уже обрабатывается и нельзя повысить урожайность. В Средней Азии не хватает воды, есть проблемы перенаселенности, где-то климат неблагоприятный. Россия же может спокойно развиваться.

– Какие могли бы назвать три основные антикризисные меры?

– Снизить ключевую ставку Центробанка, что повысит доступность кредитов для производств и потребителей. Уменьшить налоги. И начать проводить протекционистскую политику – страна должна защищать своих производителей.

«Делай, что должен»

– Ваши планы на 2019 год?

– Продолжать вкладывать силы и деньги в сельхозмашиностроение. Планируем выпустить новую модель трактора, продолжить выпуск комплектующих. Постараемся выводить свою продукцию на новые рынки. Африканские государства проявляют интерес к нашей продукции. В Восточной Европе мы во всех странах присутствуем, но там нужно увеличивать количество продаж.

Насколько будет прекрасен результат, зависит не только от нас, но мы все равно должны делать все, что можем.

Что касается общественной жизни, то моя «Партия Дела» будет участвовать в выборах в Крыму в сентябре. Мы хотим пройти в региональный парламент. Если это удастся, то в 2021 году будем участвовать в выборах в Госдуму.

Желаю всем успехов и веры в светлое будущее!

Источник: kp.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Дмитрий Патрушев встретился с аграриями Алтайского края (Видео)
Развитие агропромышленного комплекса региона, экспортный потенциал мараловодства, господдержка фермеров, льготное кредитование сельхозтоваропроизводителей.
Аграрии Нижнекамского района внедряют новый вид австрийского ячменя (Видео)
У аграриев района сейчас самая жаркая пора. Каждая минута на счету, а потому они работают с раннего утра до поздней ночи.