На 8-ой Зимней зерновой конференции изучили рынок зерновых и предсказали его перспективы
25 February 2015, 09:30

Ситуацию в зерноперерабатывающей отрасли Алтайского края по итогам прошедшего зернового сезона обсудили в Белокурихе. В Белокурихе завершилась работа 8-ой Зимней зерновой конференции, в рамках которой работали ведущие российские эксперты зернового рынка и представители крупнейших перерабатывающих предприятий.

Стержневой темой встречи стали вопросы, связанные с анализом рынка зерна и продукции зернопереработки, а также перспективные направления их развития. Об этом говорила, в частности, начальник краевого управления пищевой, перерабатывающей, фармацевтической промышленности и биотехнологий Татьяна Зеленина.

Важным достижением 2014 года является то, что, предприятия Алтайского края переработали в муку, крупу, комбикорма и прочие продукты рекордное количество зерна. В крае наблюдается уверенный рост объемов производства крупяной продукции – за последние 4 года ее выработка увеличилась более чем на 37 %. В прошедшем году на каждого жителя края наши предприятия выработали более 520 килограммов муки и 150 килограммов крупы.

Наши предприятия способны обеспечить данной продукцией население таких стран как Гвинея, Куба или Бельгия. Надо отметить, что в минувшем году был достигнут исторический максимум выработки крупы алтайскими предприятиями. Высокие темы развития показали комбикормовая и макаронная отрасли.

Значимость прошедшей конференции позволила её участникам обсудить перспективы и направления развития своих предприятий, рассмотреть новые рынки сбыта продукции и наладить полезные деловые контакты. Участники конференции ознакомились с выводами экспертов по ситуации на зерновом рынке мира.

Хорошие вести для алтайских крестьян

На конференции алтайские аграрии отметили важность зерновых интервенций для края. В них принимают участие местные производители, а все закупленное зерно (около полумиллиона тонн) остается на хранении в регионе и может быть использовано в качестве подушки безопасности для зерноперерабатывающей отрасли. Кроме того, интервенционные торги играют свою положительную роль в формировании цен на зерно. В 2013 году, когда в крае был серьезный неурожай, более 500 тысяч тонн интервенционного зерна было реализовано государством нашим предприятиям. Зернопереработка в тот год произвела исторический максимум объема муки. Сейчас более 100 тысяч тонн зерна, закупленного государством, хранится на наших предприятиях.

В то же время, по данным Управления Алтайского края по пищевой, перерабатывающей, фармацевтической промышленности и биотехнологиям, несмотря на сложные погодные условия последних лет, по итогам 2014 года предприятия региона переработали в муку, крупу, комбикорма и прочие продукты рекордное количество зерна. В крае наблюдается уверенный рост объемов производства крупяной продукции: за последние четыре года ее выработка увеличилась более чем на 37%.

Эксперты и гости конференции практически единодушно выразили свое беспокойство по поводу динамики закупочных цен на зерно и сошлись во мнении, что его стоимость будет сильно зависеть от решений Минсельхоза России и правительства. Для обеспечения продовольственной безопасности страны финансовая поддержка в регионы пошла намного раньше. Ожидается, что на эти цели выделят 136 млрд рублей. Алтайский край уже получил первый миллиард погектарных субсидий. До конца февраля эти деньги перечислят в хозяйства региона. Также правительство решило увеличить ставки субсидирования по краткосрочным кредитам, с 8,25% ее повысили до 14,7%. Новая ставка актуальна как для кредитов этого года, так и для ранее взятых заемных средств.

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное
1 комментарий
  1. Необходимость импортозамещения в аграрном секторе возникла для России с введением продуктового эмбарго в августе 2014 г. Все, кто знаком с текущим состоянием российского агропрома, понимают, насколько это серьезная задача и вызов. Многие производители, переработчики и представители смежных отраслей увидели в этом открывающиеся перспективы для развития. Но для того, чтобы задача импортозамещения была выполнена, необходимо реализовать несколько важных условий.
    Первое. Режиму импортозамещения нужен адекватный среднесрочный горизонт: наращивание производства сельхозпродукции нельзя реализовать в течение года или месяцев. В зерновом хозяйстве (а это основа агропрома) на это нужно как минимум 4-5 лет. За это время выстраивается сбалансированный севооборот, появляется рентабельное производство. Поэтому нам нужны правила игры на пятилетку. Четкие, понятные и главное — с гарантией, что государство будет их придерживаться в течение всего периода.
    Этих правил до сих пор нет. Поэтому не исключена ситуация, что в момент, когда аграрии зайдут в инвестиционные проекты, всех вернут на исходную позицию. Сигналы к этому есть: некоторые чиновники уже говорят, что конкурентам будет открыт путь на рынок, а конкурировать с ними нужно будет за счет качества.
    Выход из инвестиционной стадии, как известно, равноценен банкротству. Инвестор к этому моменту много потратил, у него есть долг, но он пока ничего не производит и только думает о выходе на рынок. Если открыть в этот момент шлагбаум для импортной сельхозпродукции, дотируемой европейскими государствами и потому дешевой, она моментально наполнит закрома родины. Результатом станут многочисленные банкротства отечественных сельхозтоваропроизводителей, поспешивших броситься на «решение вопросов импортозамещения».
    Второе. Нужно непредвзято посмотреть и на всю линейку средств производства для аграрного сектора. Иначе получится, что в продовольствии мы не зависим от импорта, но производим его на импортных средствах производства. Пример: как только Украина перекрывает нам импорт инкубационного яйца из Турции, начинает серьезно страдать импортозамещение в производстве мяса курицы. Инкубационное яйцо в России производить, оказывается, невыгодно. Другой крупный поставщик инкубационного яйца — Германия. Странное импортозамещение!
    Техника в зерновой отрасли импортная или собирается в России из импортных комплектующих. Даже у былой гордости отечественного машиностроения, трактора «Кировец», мерседесовский двигатель. Предлагаю заглянуть на шаг вперед: если мы будем рассматривать импортозамещение только в производстве сельхозпродукции, то это колосс на глиняных ногах. Ведь кроме горюче-смазочных материалов, минеральных удобрений и семян (по крайней мере, в производстве зерновых) всё у нас импортное. Есть в зачаточном виде производство пестицидов, но нет производства действующих веществ для них. Мы их импортируем, в основном из Китая. И таких узких мест немало.
    Импортозамещение — достаточно длительный процесс. Нужно создать системную поддержку и стимулы для производства средств производства, иначе завтра поставка комплектующих для нашего условного«Кировца» может быть прекращена и трактор останется мертвым грузом, памятником на полях сражения импортозамещающихся.
    Крайне важен вопрос издержек. В Татарстане, где очень тщательно просчитывают финансовую составляющую в сельском производстве, в 2014 г. потребность в средствах на весенне-полевые работы оценивали в 12 млрд руб. В 2015 г. из-за инфляции и падения курса рубля затраты, по оценке финансовых аналитиков аграрного ведомства республики, увеличатся до 17 млрд руб. Российского производства удобрения, средства защиты, горюче-смазочные материалы сильно подорожали, в соответствии с падением рубля выросла цена и на запчасти для иностранных сельхозмашин (включая те, что собираются в России). Почти вдвое по сравнению с прошлым годом повысились цены на семена. А еще нужно убрать зерно, заготовить корма, вспахать зябь, посеять озимые. Если только на весенние полевые работы затраты выросли на 40%, к озимому севу рост издержек дойдет до 60%. И это без амортизации техники и без процентов по кредитам.
    При этом зернопроизводителей ставят во внерыночные условия, разными способами ограничивая экспорт и не позволяя поднимать цену на продукцию. А остальные отрасли продолжают работать в рыночных условиях. Ограничение экспорта чиновники объясняют опасением, что падение рубля делает выгодным любой экспорт. Но о сверхдоходах говорить не приходится! 2009 г. — засуха, 2010-й — катастрофическая засуха, в 2012-м — опять засуха, потом наводнение. И все это накопленные убытки на счетах зернопроизводителей и суммарный долг в 2 трлн руб., значительно превышающий годовую выручку агропрома. В то же время производителям минудобрений экспорт никто не запрещает. В результате цены на них внутри страны мировые. Растут и цены на топливо. На запчасти и средства защиты растений цены выросли в соответствии с курсом валют. Только цены на зерно не могут расти. Почему?
    Никто не запрещал менять цены с учетом рентабельности птицеводам и свиноводам. А ведь они покупают у нас почти 2/3 продукции. Зерно и растительное масло — наиболее востребованная отечественная сельхозпродукция. Зернопроизводители России объективно конкурентоспособны в мире. Наше зерно в Европе, Азии и на Ближнем Востоке готовы покупать в большем объеме, чем мы можем поставлять. Зачем же ставить конкурентоспособную отрасль в нерыночные условия? Чтобы поддерживать менее конкурентоспособные?
    Тянуть с принятием решений дальше нельзя — скоро посевная, а без долгосрочной заинтересованности государства в развитии аграрного сектора и адекватной текущим условиям поддержки на амбразуру импортозамещения никто не бросится. В результате пропадет целый год. Сейчас как раз тот случай, когда, как говорится, «день год кормит». Ведомости. Аграрное импортозамещение. P.S. То каким мы видим свое будущее, оказывает огромное влияние на качество нашей жизни.

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Зерновой фонд в РФ будет обновлен
Правительство поддержало предложение Минсельхоза о переформатировании зернового интервенционного фонда и создании на его базе запаса продовольственной пшеницы и ржи для обеспечения мукомолов.
Украина: экспортные цены на рапс нового урожая — 595-605 USD/тонна
Экспортные цены на семена рапса нового урожая в отчетный период (10–17 июня) упали примерно на $60 за тонну и к концу отчетной недели находились в пределах 595–605 долл. США/т, FOB с поставкой в июле/августе.