Фермеры Дона поделились опытом использования господдержки (Видео)
23 March 2021, 12:58

В этом году Ростовская область направит на грантовую поддержку фермеров и кооперативов 367 миллионов рублей. Деньги большие, брать их нужно обязательно, но распоряжаться следует с умом – такую рекомендацию дают те, кто уже получил от государства стартовый капитал.

Грантовая поддержка в России появилась в 2012 году. Ростовская область в ней активно участвовала: за восемь лет гранты получили 716 начинающих фермеров и 131 семейная ферма.

– Малые формы хозяйствования играют заметную роль в АПК: они производят около 40% всей сельхозпродукции, и мы обязаны оказывать им содействие, – сказал замминистра сельского хозяйства Ростовской области Алексей Панкратов. – Каждый десятый грантополучатель – многодетная семья. Каждый третий – молодой специалист в возрасте до 35 лет.

За годы существования господдержки в Ростовской области благодаря грантам было создано 1 660 новых рабочих мест. Вклад фермерских хозяйств в сохранение жизни на селе трудно переоценить, значимость КФХ признают на всех уровнях власти, но, к сожалению, как бы ни помогали селянам Минсельхозпрод и Центр компетенций, у фермеров возникают трудности, к которым надо быть готовым.

За показатели придётся отвечать

Анна Лугина из Кашарского района грант «Начинающий фермер» получила в 2016 году. Идею создать собственное хозяйство Анне Владимировне подсказал брат: женщина сидела с двумя детьми, работы, если не считать личного подсобного хозяйства, не было.

– Я имела небольшой опыт в кролиководстве, брат предложил заняться этим делом на профессиональном уровне, – говорит Лугина. – Я участвовала в конкурсе и победила, получила 1 млн 170 тысяч рублей. На эти деньги мы купили оборудование для содержания кроликов, построили два корпуса. Получили субсидию из местного бюджета – около 300 тысяч рублей. Мы приобрели и самих кроликов, породы хиколь – это французский скороспелый гибрид, который достигает убойного веса уже в 3-4 месяца.

Сейчас маточное поголовье на ферме составляет 100 голов, а общее количество кроликов, выведенных за год, достигает 3-4 тысяч. В 2017 году КФХ стало производить корм для них самостоятельно. Сырьё – своё, выращенное на 120 га сельхозугодий.

– Имея опыт хозяйствования более четырёх лет, могу с уверенностью сказать – грантовые поддержки очень хороши для нас, но часто начинающие фермеры не рассчитывают свои силы и набивают шишки на сбыте, нехватке собственных средств, высоких ставках кредитных организаций, – заметила Лугина.

Бизнес-план всем начинающим фермерам Анна Владимировна посоветовала готовить самостоятельно. Браться только за знакомое дело,  привлекать специалистов по юридическим и бухгалтерским вопросам, не строить слишком оптимистичные планы.

– За показатели, которые вы укажете в бизнес-плане, придётся отвечать. Не завышайте их, – предупредила Лугина.

Для самой Анны Владимировны самым сложным оказался вопрос сбыта продукции.

– Когда я разрабатывала бизнес-план, я рассчитывала сдавать кроликов в соседний Боковский район, где работал мясной кооператив. Это было быстро, удобно, минимальные транспортные затраты… Но после получения гранта удалось сбыть животных лишь один раз – потом кооператив просто закрылся, – рассказала фермер. – Теперь возить кроликов приходится в Шахты и под Таганрог – на бойни к фермерам, которые, также как и я, в своё время получили гранты и прошли на несколько шагов вперёд. Конечно, обидно бывает в магазине видеть своего кролика, которого я сдала по 140 рублей, под чужим брендом и по цене 750 рублей за килограмм. Но это сельское хозяйство, пока приходится решать вопрос сбыта так. Выйти на торговую сеть очень тяжело: нужно или объединяться в кооператив, или иметь за спиной «дядю», который тебя продвинет.

Не можешь сдать – перерабатывай

Если нет ни кооператива, ни «дяди», рассчитывать нужно на собственные силы – так рассуждает Наталья Глуховская из Белокалитвинского района. Она, как и Анна Лугина, стала фермером в сфере, которую неплохо знала – в молочном скотоводстве. Несколько отелившихся коров, старая свиноферма, переоборудованная под коровник, и нанятая доярка – таким был «стартовый капитал» Натальи Алексеевны к моменту участия в конкурсе «Начинающий фермер».

– В 2016 году я получила 1,5 миллиона рублей и уже знала, на что потрачу деньги: в коровнике требовалась транспортёрная лента для навозоудаления, хотелось увеличить поголовье, – вспоминает Глуховская.

После того как Наталья Алексеевна докупила 13 коров и надои выросли, молоко стало некуда девать. Ближайший молзавод не хотел делать петлю на ферму, чтобы забирать по 300-400 литров за раз. Глуховская пыталась на первых порах подвозить заводу по шесть фляг в багажнике, но потом поняла, что хозяйству нужна собственная переработка.

– Мы хотели приобрести универсальный пастеризатор – ёмкость, которая может и охлаждать молоко до +4 градусов, и нагревать до +60. Рассчитывали потратить на этот агрегат средства гранта, но тут возникли проблемы. Нам долго не согласовывали покупку: пастеризатор считается оборудованием для переработки молока, а мы ведь грант брали на производство… И вот, помню, уже глубокой осенью мне позвонили и дали добро: универсальный агрегат оформили как танкер-охладитель.

Теперь продукция молочной фермы сбывается через собственный магазин и на местных рынках. Спрос есть всегда. Прошлой весной, в период самоизоляции, когда рынки не работали, Наталья Глуховская даже развозила продукцию на дом.

В 2020 году фермер участвовала в конкурсе на получение гранта «Семейная животноводческая ферма» и победила. Полученные средства Глуховская потратит на покупку молочного цеха, транспорта, сельхозтехники. А ещё хочет построить новый коровник («с вентиляторами и шторами»), купить кормораздатчик.

– Конечно, сложности возникают… разного характера: дорого подводить воду и свет, трудно найти грамотного ветврача, особенно специалиста по осеменению, – говорит Наталья Глуховская. – Но, поверьте, гранты – это большая помощь. Если вы в этом возитесь – пользуйтесь, пока программы действуют. Это капитал, это то, что останется нашим детям.

Вместе работать выгодно

Одна из острейших проблем для всех фермерских хозяйств – повышение производительности труда. Автоматизация требует денег, а их зачастую нет и взять негде. Но если несколько хозяйств объединяются, они могут получить от государства крупную сумму – грант на развитие кооператива. По такому пути пошёл СПССоК «Восход» из Песчанокопского района. Локомотивом, который объединил и потащил за собой два десятка хозяйств, стал мясоперерабатывающий комплекс «Виктория».

– Мы занимались скупкой скота на убой: брали мелкими партиями и потом реализовывали полутуши. Мы заметили, что у фермеров возникают проблемы с откормом скота и с логистикой. У нас мало хозяйств, которые занимаются разведением племенного КРС мясных пород, и затраты на логистику получаются колоссальными. Фермеры самостоятельно привозили партии до 100 голов, километр обходился им в 55 рублей. Кооператив может привезти 500-600 голов по той же стоимости, то есть затраты на логистику уменьшаются в разы, – сказала главный бухгалтер СПССоК «Восход» Ирина Фисюкова.

В 2019 году кооператив получил грант на развитие материально-технической базы – более 44 млн рублей. 18 миллионов потратили на покупку кормовой установки мощностью 20 тонн комбикорма в час. Агрегат обеспечивает качественным кормом всё поголовье кооператива – 6 300 животных, причём берут его фермеры по себестоимости.

Средства гранта Анна Лугина потратила на покупку оборудования

– На средства гранта мы приобрели также два тягача для перевозки КРС, технику для уборки, чистки, кормления животных. Сегодня мы полностью сняли расходы на эти операции с членов кооператива, – рассказала Ирина Викторовна.

Главной проблемой для кооператива стала регионализация по ящуру КРС. С июля 2020 года кооператив не может, как раньше, отправлять мясо на кости в Московскую и Ленинградскую области, которые были основными регионами сбыта этой продукции.

Алексей Панкратов

– Рынок сбыта ограничился югом страны: Сочи, Крым… Мы сократили реализацию мяса, и из-за этого вынуждены закупать скот только у членов кооператива, – поделилась Ирина Фисюкова. – Выход, конечно, есть, допускается обвалка мяса… Но мы посчитали, что себестоимость говядины в этом случае увеличивается в два раза.

Животноводы Дона и минсельхоз Ростовской области вместе с ними надеются, что в мае случится чудо и Международное эпизоотическое бюро изменит правила регионализации по ящуру. А пока владельцы мясного КРС выкручиваются как могут.

Анна Лугина

– У меня 800 голов мясного скота. С предложением купить зерно сегодня двадцать человек позвонили: купим ячмень, купим пшеницу, купим кукурузу… А насчёт мяса ни один не позвонил, – посетовал фермер Владимир Криворогов из Красносулинского района. – Вот и скажите, чем выгоднее заниматься?

– Мировой рынок подводит нас к тому, что нужно уходить от схемы «купил – вырастил – продал – забыл». Мы вступили в рыночную экономику, которая предполагает завоевание своей ниши. Надо формировать объединения, которые бы продвигали вашу продукцию, искать партнёров, – ответила Татьяна Снитко, начальник управления развития малых форм хозяйствования минсельхозпрода Ростовской области. – Ситуация поменяется. Сегодня зерно будет в плюсе, завтра – животноводство.

В Новосибирской области увеличат эффективность сельхозпроизводства

Семена, деньги и молодые кадры: Хакасии нужен богатый урожай

Наводнение в Австралии привело к нашествию мышей на фермерские хозяйства

Источник: agrobook.ru

Теги     субсидии     фермеры     господдержка     льготы  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
В Беларуси посеяно 60% ранних зерновых
На утро 13 апреля ранние зерновые (без кукурузы, гречихи, проса) заняли 442 тысячи гектаров – 60 процентов запланированных площадей. Это примерно на 20 процентов меньше, чем год назад, когда весна была ранней.
Климатические изменения в РФ происходят в два раза быстрее, чем в других странах мира - Росгидромет
Глобальное потепление приводит не столько к росту средней температуры, сколько к увеличению числа и силы опасных природных явлений и неустойчивому, «нервному» климату, считает эксперт.