Сберечь, а не заработать: почему актуально хеджирование финансовых рисков
23 October 2017, 08:51

Политика свободно плавающего курса и рост волатильности рубля увеличили валютные риски компаний.

Для многих компаний вопрос использования инструментов хеджирования для поддержания стабильности бизнеса и сохранения прибыли стал ключевым. Сегодня как никогда актуальной становится необходимость оценки рисков, подлежащих хеджированию, и расходов на эти цели.

Летом 2014 года, когда курс доллара находился ниже отметки 40 руб./$1, компании стали фиксировать курсы покупки валюты в будущем с помощью валютных форвардных операций, опционов и других производных финансовых инструментов, чтобы избежать непредвиденных потерь и улучшить кредитный профиль. Один клиент нашего банка — крупный производственный холдинг, приобрел пакет опционов и зафиксировал уровень покупки долларов США за рубли на три года вперед. Компания намеревалась сфокусироваться на основной производственной деятельности и полностью нивелировать валютный риск. На тот момент стратегия была крайне затратной, но, как показали дальнейшие события на рынке, полностью себя оправдала. Компания получила полное возмещение отрицательной переоценки валютных контрактов, а все расходы на хеджирование были учтены в ее бизнес-модели.

Не случайно в условиях нарастающей волатильности рынка и политической неопределенности производственные и торговые компании вновь обратились к теме хеджирования финансовых рисков. Опыт кризисных 2014−2015 годов продемонстрировал, что динамика курсов валют в период высокой турбулентности на рынках существенно покрывает стоимость инструментов хеджирования. Когда курс рубля укрепляется, а цены на продукцию не растут из-за сложной ситуации на внутреннем и внешнем рынках, возможен дисбаланс между выручкой и затратами. Так, например, уверенный рост оборотов у экспортеров зерновых агрокультур и другой растениеводческой продукции, а также у производителей удобрений в 2016—2017 годах сопровождается недополучением прибыли из-за подверженности валютным рискам. Несмотря на то, что себестоимость продукции этих участников рынка формируется в рублях, прибыль они получают в валюте. Фиксация комфортного с точки зрения бюджета компании курса доллара и/или евро к рублю сейчас является оптимальным решением для обеспечения ее бесперебойной деятельности.

Валютным, товарным и процентным рискам независимо от отрасли и структуры бизнес-процессов сейчас подвержены все игроки, так или иначе связанные с внешнеэкономической деятельностью, и имеющие, например, экспортно-импортные операции, платежи в иностранной валюте, долгосрочные заимствования. Среди них компании сырьевого сектора, агрохолдинги, нефтеперерабатывающие и металлургические предприятия, авиакомпании и грузоперевозчики.

Защита от возможных убытков, а не спекуляция

Многие путают хеджирование с биржевой спекуляцией. Хеджирование рисков защитит от потенциальных убытков, сгладит динамику доходов компании, но не позволит в полном объеме воспользоваться благоприятными изменения конъюнктуры рынка. Добиться этого позволит комплексный подход к управлению рисками. В компании должны быть утверждены политики бюджетирования и хеджирования финансовых рисков, которые включали бы приемлемость тех или иных рисков, а также методы их оценки и пути минимизации. Долгосрочная стратегия хеджирования, вписанная в бизнес-модель и согласованная на всех уровнях корпоративного управления, является залогом успешного выполнения бизнес-плана.

Далее необходимо определиться с возможностями принять дополнительные риски. Следует брать на себя только те риски, в которых компания имеет достаточную экспертизу, при этом от непрофильных нужно отказываться. Риски, не свойственные бизнес-модели компании, должны передаваться профильным институтам. Потребуется оценка начального и остаточного приемлемого риска, а главное — результатов, которые планируется получить от хеджирования.

Заключение сделок хеджирования также стоит соизмерять с ситуацией в экономике. Согласно официальным данным, в российской экономике наблюдается положительный тренд: во втором квартале 2017 года ВВП вырос на 2,5% по сравнению с аналогичным периодом 2016-го, а инфляция достигла таргетируемого уровня в 4%. Данный рост пока еще не является устойчивым. Несмотря на позитивные тенденции, российская экономика существенно зависит от цен на энергоносители и сильно подвержена влиянию внешних факторов. Текущая цена нефти в $55−60/баррель комфортная, но не стоить исключать возможность ее коррекции до уровня $40/баррель. Кроме того, не стоит забывать о действиях ФРС США, Европейского Центробанка, а также политических событиях, которые также могут оказать негативное воздействие на российскую экономику и курс рубля к иностранным валютам.

Задача хеджирования — снизить нагрузку на бизнес

Часто клиенты банка понимают под успешным хеджированием сделки, которые принесли им доход, но совершенно не принимают во внимание предотвращенные потери. Например, в 2016 году для одного агрохолдинга в период высокой волатильности рубля мы смогли существенно сократить стоимость хеджирования за счет перехода от использования биржевых контрактов к долгосрочной стратегии хеджирования. Стоит признать, что не каждая сделка клиента была прибыльной, но благодаря транспарентной стоимости инструмента хеджирования валютных рисков холдинг смог уйти от непрофильных рисков и успешно выполнить свой бизнес-план. Клиент продолжает придерживаться выработанной тактики и демонстрирует рост финансового результата.

При этом задача инструментов хеджирования не выиграть или проиграть, а снизить нагрузку на бизнес от изменения цен на рынке. Не зря многие «голубые фишки» российского фондового рынка в своей управленческой отчетности указывают финансовые риски, которым они подвержены, а также заключенные сделки хеджирования и результаты по ним. Именно такой подход повышает прозрачность и эффективность политики управления рисками и позволяет обосновать расходы на хеджирование, а главное — своевременно предотвращать внеплановые потери.

В середине 2015 года наш клиент — крупный промышленный холдинг -заключил с банком своп со встроенным процентным опционом для хеджирования обесценивания своих активов, номинированных в рублях. Ключевым критерием для выбора инструмента было фиксирование процентной ставки в рублях не выше определенного уровня. За период действия свопа процентные ставки в рублях снизились на 0,5−1%, однако общая стратегия дала положительный результат и помогла выполнить изначально обозначенные цели.

Угроза потерь возникает не только в связи с новыми сделками и договорами. Анализируя пассивную базу своих будущих клиентов, мы до сих пор сталкиваемся с тем, что даже лидеры в своих сегментах рынка несут значительные риски, не осознавая этого в полной мере. Кредиты многих крупных российских предприятий заключены под плавающую ставку. Это означает, что компания ежемесячно сталкивается с непрогнозируемыми платежами, которые даже если предусмотрены в бюджете, все равно отражаются на чистой прибыли. Например, плавающая ставка LIBOR 3M в начале 2017 года составляла 1%, в июне — 1,25%, в сентябре — 1,35%, а в период 2005—2008 годов была в диапазоне 3−5%. При этом весь мир сейчас ожидает дальнейшего роста процентных ставок в долларах в связи с планируемым повышением ставки ФРС США. С учетом того что кредитные портфели на таких уровнях исчисляются сотнями миллионов долларов США, процентный риск подобного кредита одной компании может в разы превышать процентный риск, который может принимать на себя банк соизмеримого размера.

Растет спрос на товарное хеджирование

На рынке в большинстве случаев используются три стандартных инструмента хеджирования финансовых рисков: форвард, опцион и своп. Далее возможны их различные комбинации в зависимости от хеджируемой позиции. Наш банк предлагает комбинированные решения исходя из потребностей клиентов. Так, например, появился форвард с открытой датой, который сочетает в себе отсутствие процентных рисков, гибкие условия, возможность исполнения сделки в любой день до даты истечения контракта по заранее известной цене. Такие сделки осуществляются на рынке в рамках генеральных соглашений о внебиржевых сделках (ISDA или его российского эквивалента RISDA).

В связи с переориентацией многих компанией на внутренний рынок, мы наблюдаем рост спроса на товарное хеджирование в рублях. Банки активнее предлагают как свопы, так и опционы на нефть, агропромышленные товары или металлы в рублях. Это нестандартные инструменты — в данном случае на организованном рынке отсутствуют товарные инструменты, номинированные в рублях. Поэтому при заключении сделок с клиентами банк имеет дело не только с товарными, но и с валютным риском, и порой вынужденно берет на себя часть из них.

Сейчас не только удачное время для хеджирования валютных и других рисков, но и возможность получить лучшие условия от банков. Многие кредитные организации готовы идти навстречу клиентам в вопросе внесения дополнительного обеспечения (margin call). Правда, нужно быть готовым к тому, что дополнительные риски банк возьмет на себя только при условии проведения более глубокого анализа кредитного качества клиента. Снизить расходы на услуги банка также можно за счет максимальной сбалансированности активов и пассивов на подверженность как кредитным, так и рыночным рискам. Уменьшить издержки на хеджирование и получить наиболее благоприятные условия можно путем предоставления банку максимального объема информации. Исходя из имеющихся данных, банк сможет определить приемлемые для клиента риски и за счет их принятия предложить наиболее оптимальные ценовые условия. Условия заключения сделки будут различаться в зависимости от структуры хеджируемых операций и размера кредитного риска.

Источник: agroinvestor.ru

Теги     хеджирование     доллар     ВВП     бизнес     рубль     финансовые риски  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
В Томской области используют новую технологию хранения зерна
Хозяйства региона начали использовать для хранения зерна полимерные рукава
Кубань за пять лет получила 43 млрд рублей федеральной поддержки на сельское хозяйство
Cтратегической задачей для края является наращивание объемов экспорта продукции переработки