I Международный агропромышленный форум «Южное поле»: «О ситуации на российском ранке сельхозмашиностроения»
21 May 2012, 18:00

Владимир Сидоренко
исполнительный директор ООО Первое производственное подразделение «ПодшипникМаш».

В преддверии I Международного агропромышленного форума «Южное поле» Владимир Сидоренко, исполнительный директор ведущего предприятия на рынке материально-технических услуг АПК Юга России ООО Первое производственное подразделение «ПодшипникМаш», беседует с корреспондентом IDK.ru о ситуации, складывающейся на рынке сельхозмашиностроения в России.


– Владимир Сергеевич! Каковы сейчас взаимоотношения сельского хозяйства с властью и как это сказывается на состоянии нашего сельхозмашиностроения?


– Так исторически сложилось, что на сельское хозяйство у нас никогда не обращали внимания. Единственный раз, в давние времена, в сельское хозяйство направили руководящие кадры из промышленных центров. В остальное время варимся в собственном соку. Как можем, так и работаем.

В этом году на рынке сложилась ситуация вообще очень интересная. Практически прекратились продажи техники Ростсельмаш. Поскольку мы ремонтируем комбайны, у нас тоже встала работа.


– А с чем это связано?


– Зима была холодная, вымерзло много посевов. В Ростовской и Волгоградской областях, например, по окончании зимы ни разу не было дождя. Работа встала. И кому это интересно? Получается естественный отбор – выживают сильнейшие.


– Государство не оказывает помощи?


– Иногда оказывает отдельным предприятиям, но это не значит, что помогают всему агропромышленному комплексу. С трибуны много слов говорится, а что толку? Мы напрямую зависим от погоды, от множества факторов. Та же солярка постоянно растет в цене…

Кроме того, наша работа напрямую связана с сельским хозяйством, а там присутствует такой момент, как сезонность. Это не очень удобно, и от нее хотелось бы отказаться. Поэтому мы решили заняться совершенно новой технологией – No-till (от английского no-till – не пахать).

Ее можно назвать «нулевой технологией», потому что она означает абсолютный отказ от вспашки. Мы выпускаем сеялки специально для работы по системе No-till. Они пользуются сейчас достаточно серьезным спросом, особенно в Ставропольском крае, Ростовской и Волгоградской областях, в Самаре, Саратове – в общем, на всем Поволжье. Это так называемые зоны рискованного земледелия, где бывает засуха, сильная ветровая эрозия.

Вообще-то во всем мире давно используют эту технологию. Почему у нас вспомнили о ней только сейчас? Возможно, просто лоббировались интересы компаний, которые производят плуги – металлоемкую и дорогую технику. В то время как 80% площадей в Аргентине, Бразилии уже лет 20 не видели плуга.


– А что вы думаете насчет вступления России в ВТО?


– Вступим мы в ВТО. И что? Думаю, в этих условиях наше сельское хозяйство не выживет.


– Почему?


– Прежде всего, нас «посадят на иглу» с импортной техникой. Что в результате? Заграничный комбайн будет стоить существенно дороже нашего. Но это полбеды! Сколько будут стоить запчасти к нему? Я был на выставке в Ганновере, посмотрел цены европейские. Так ведь у них же существует система дотаций сельхозпроизводителям! А у нас ее нет. И будем мы кушать груши, привезенные из Китая, редиску израильскую, картофель из Египта…


– Что же мешает покупать нашу технику?


– Будет слишком дорого. Вы посмотрите: в Москве не осталось столовых, людей приучили есть в Макдональдсах. Дети смотрят американские мультики, про отечественные уже не вспоминают. То же самое может произойти и с нашей сельскохозяйственной промышленностью после вступления в ВТО. А должна быть государственная программа поддержки отечественных производителей.


– А ее разве нет?


– Не в достаточной мере. Сколько сейчас земли пустует! А почему? Ее надо обрабатывать. Вы посмотрите, на чем фермеры работают, на каких машинах. Крупные фермеры еще туда-сюда, а мелкие? Вот когда будут предприняты реальные меры, можно будет о чем-то говорить.

Как-то раз перед совещанием я говорил с одним из руководителей краевого АПК: как вы смотрите, если я выступлю с рекламой отечественной техники. Она дешевая, и ремонтировать можно на местах. Он со мной соглашался, а потом вышел на трибуну и стал рассказывать, какая прекрасная импортная техника и сколько она стоит.


– Насколько активно покупают вашу технику?


– Прошлый год у нас был пик продаж, хотя позапрошлый был очень засушливым. Крестьяне же живут в основном за счет кредитов. Но на рынке творится что-то непонятное. Видимо, у банков были свои проблемы…


– Что говорят ваши экономисты? Какие прогнозы?


– Сейчас мы связываем свое будущее с техникой No-till. Но пока продвижение идет со скрипом. Недавно я разговаривал с одним фермером. Сколько, спрашиваю, ты получаешь с земли доходов? Он отвечает: столько-то. Я говорю: а хочешь в два раза больше? Он: а что для этого надо? Отвечаю: переходи на No-till. А что это даст? Начинаю ему рассказывать. Допустим, ты собираешь 60 центнеров с гектара, но с большими расходами на обработку земли. А будешь получать 40 центнеров с гектара, но расходы на обработку будут значительно ниже.

И знаете, что он мне ответил? У меня тогда местные власти землю заберут. Потому что в нашем регионе нужно собирать 60 центнеров с гектара. Кто собирает меньше, тот, стало быть, нерадивый хозяин. Улавливаете идею? Начальство не интересует, сколько заработает фермер, насколько он заинтересован в своем труде. Для них важнее любой ценой дать показатели!

Вместе с тем, как известно, цену на зерно формирует урожай. Хороший урожай, много зерна – цена ниже. Поменьше – цена растет. Так спрашивается, какой смысл любой ценой гнаться за количеством?

Все мировые лидеры по производству зерна давно используют технологию No-till. Я все-таки думаю, что на местах со временем осознают, что прибыли можно существенно увеличить.


– Руководство тоже начинает это повсеместно понимать?


– Не так давно в Белгородской области губернатор принял программу по переходу на эту технологию. Активно работает в этом направлении Башкирия – там это тоже на уровне правительства решается. То есть в краях с рискованным земледелием (засуха, подверженность почв ветровой эрозии) люди начали задумываться, зачем им импортная техника, перепахивающая землю, и почему не использовать No-till.


– А к вам когда это придет?


– Кубань все-таки житница России. У нас очень плодородные почвы. Как говорится, палку воткни – можно собирать урожай. Но, например, в Самаре, Саратове, Поволжье, Волгоградской области уже многие задумываются, правильно ли они делают, «переворачивая» землю.

Главное, на что я хотел бы обратить внимание – на то, чтобы люди больше знали о технологии нулевой обработки почвы.


Владимир Сергеевич, сегодня в беседе мы затронули много вопросов, острых и неоднозначных. Наш портал 1 июня проводит в Усть-Лабинске I Международный агропромышленный форум «Южное поле», где также будут обсуждаться эти и многие другие темы, актуальные для участников зернового рынка. Приглашаем Вас стать участником форума! Спасибо за интересную беседу!

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Обзор товарных рынков на 26 мая 2020
Торговля соей в Аргентине может страдать в течение нескольких месяцев из-за пересыхания рек, сообщают рыночные источники. Из-за продолжающейся с января засухи в южной части Бразилии и на севере Аргентины уровень воды во всех главных реках, включая реку Парана, значительно понизился.
Подконтрольное ГК "Русагро" предприятие "Приморская соя" готовят к ликвидации
Как удалось выяснить редакции, на утверждение совета директоров ООО "Приморская соя" ребром поставлен вопрос о выставлении ликвидного движимого имущества компании — включая оборудование и технику – на торги.