О развитии современной биржевой торговли товарными активами в РФ
13 July 2015, 10:24

Белозерцев Александр
Президент компании «АЛЕКСАНДРА»

Не так давно редакция журнала «Рынок ценных бумаг» обратилась ко мне с просьбой написать статью о состоянии развития биржевой торговли товарными активами в нашей стране, и я сразу же откликнулся на это предложение. Делаю это с единственной целью еще раз привлечь внимание к очень важной проблематике, которая, на мой взгляд, в последнее время не столь активно обсуждается в российском профессиональном сообществе. По моему мнению,актуальность данной темы определяется как минимум двумя общеизвестными факторами — объективным и субъективным.

Две стороны одной проблемы

Объективно Россия по-прежнему остается одним из крупнейших экспортеров сырьевых товаров в мире. Более того, по некоторым товарным группам, таким, например, как зерно, в 2000-е гг. достигнут существенный прогресс в производстве и экспорте, и эта ситуация стала предметом серьезной озабоченности традиционных мировых экспортеров зерна, а также ведущих товарных бирж (прежде всего CME/CBOT, LIFFE/Euronext, MATIF). В то же время при осуществлении внешнеторговых операций с основными сырьевыми товарными группами (энергоносители, металлы, зерно, древесина, химические удобрения и т. п.) наши экспортеры продолжают широко использовать ценовые индикаторы с крупнейших товарных бирж мира (CME/CBOT, ICE, LIFFE/Euronext, MATIFF, LME и т. д.), которые к тому же деноминированы в долларах США. К сожалению, участники российского товарного рынка, да и многие другие субъекты экономики (например, банки, транспортные и перерабатывающие компании, государственные учреждения), до сих пор лишены возможности активно применять в своей повседневной хозяйственной деятельности ценовые индикаторы на те или иные виды сырьевых товаров, «высвечиваемые» отечественными биржевыми площадками. Подобные индикаторы (benchmarks), деноминированные в российских рублях, просто отсутствуют, а те немногие так называемые «биржевые» цены, которые публикуют российские средства массовой информации,практически не являются репрезентативными и не могут быть полноценно задействованы в современной бизнес-практике.

Субъективный фактор заключается в том, что лидеры России продолжают периодически озвучивать благую идею торговли основными товарами российского экспорта за рубли. При этом, несмотря на громкие заявления и призывы, практически ничего не делается для запуска реального механизма современной биржевой торговли такими товарами, с тем чтобы иметь свои (рублевые) ценовые ориентиры/индикаторы, по крайней мере в международной региональной торговле этими группами товаров. При этом упорно игнорируется существующая общемировая практика ценообразования на сырьевые товарные активы, а также сама возможность использования такого рода биржевых индикаторов в хорошо известном механизме двухстороннего клиринга (торговля за национальные валюты) при совершении внешнеторговых операций между Россией и другими странами (например, Китаем, Индией, Турцией, Вьетнамом и т. п.).

В чем причина сложившейся ситуации? Почему отечественные биржевые площадки столь пассивны и неповоротливы в вопросах развития современной биржевой торговли товарными активами? Почему уровень интеграции отечественных бирж с реальным товарным сектором крайне низок? Почему российские биржи стоят в стороне от общемировых трендов в этом вопросе, несмотря на то что страна продолжает сохранять лидирующие позиции по производству и экспорту определенных видов сырья в мире? Почему международная конкурентоспособность российских товарных бирж равна нулю? Почему наши биржи не участвуют в конкуренции среди известных биржевых площадок в области ценообразования на те или иные виды сырьевых товаров? Почему наши биржевые структуры практически не предлагают ничего инновационного ни для большого числа участников внутреннего товарного рынка, ни для многочисленных международных трейдеров? Наконец, какое место занимают в этом уникальном процессе консервации собственной отсталости управленческие решения ведущих российских биржевых площадок, а также самого главного регулятора биржевого рынка в стране — ЦБ РФ?

Мифы-заблуждения в контексте текущих реалий

Прежде всего, на мой взгляд, основная причина происходящего — отсутствие в России внятной концепции современной биржевой торговли товарными активами, которая аккумулировала бы в себе основные мировые тренды и одновременно отражала определенную специфику отечественного товарного сектора.

А главное — отсутствие у российского менеджмента, который формирует политику развития отечественного биржевого сектора, четкого представления о том, что является предметом торговли на современном биржевом товарном рынке, а также какое место этот рынок занимает в структуре ценообразования и управления ценовыми рисками на основных товарных рынках.

К сожалению, до сих пор наши биржевики на уровне мыслительного процесса бережно «хранят» по крайней мере два мифа-заблуждения: 1) современная товарная биржа — это место торговли реальным физическим товаром (отсюда и многократные безуспешные попытки реализации подобных проектов, включая создание так называемой электронной спотовой торговли известными товарами) и 2) о неразвитости отечественного товарного рынка и, соответственно, неготовности его участников к современной биржевой торговле, а именно к торговле фьючерсными и опционными контрактами на товарные активы. Более того, благодаря таким подходам эти два мифа имеют тенденцию активно «прорастать» в умах уже более молодого профессионального поколения. При этом наши биржевики не предлагают участникам товарных рынков ничего нового, отличного от принятой мировой практики или же просто работоспособного.

Отсутствие глобального понимания сути проблемы, а также некоторые ложные представления (misconceptions) о том, как и для чего функционирует современный биржевой товарный рынок, со стороны российского регулятора (ЦБ РФ) и руководства крупнейших российских бирж (МБ и МТСБ), на мой взгляд, постоянно приводят к ошибочным управленческим решениям, которые лишь усугубляют отсталость российского биржевого сектора в этом важном вопросе. Все крупнейшие товарные биржи мира (CME/CBOT, ICE, NYSE/LIFFE/Euronext, Deutsche Borse, MATIF, Tokyo Exchange LME и т. д.) уже давным-давно не занимаются организацией торговли физическим (наличным) товаром. Их общественно полезная деятельность определяется двумя основными сервисами: функцией ценообразования (источник ценовых индикаторов, benchmarks, которые активно используются в процессе ценообразования на тот или иной товар на спот-рынке) и предоставлением участникам рынка физического товара возможности хеджироваться (подстраховываться) от неблагоприятного движения цен опять-таки на спот-рынке. При этом основные потоки физического товара проходят по традиционным каналам сбыта, которые формируются за пределами известных биржевых площадок.

Иными словами, современные товарные биржи являются своеобразными фабриками по производству ценовых индикаторов и высокотехнологичных услуг по хеджированию ценовых рисков, а не местом купли-продажи физического товара. Важно отметить, что ценообразование на биржевом рынке происходит в результате активной торговли обязательствами (фьючерсный контракт — futures contract) на покупку или продажу определенного объема и качества товара в будущем. Таким образом, на этом рынке предметом торговли является не физический товар как таковой, а производные инструменты (фьючерсы и опционы), в основе которых лежат те или иные товары и которые сами по себе являются одной из разновидностей финансовых инструментов (как, например, акции, облигации и т. п.). Более или менее репрезентативное ценообразование на биржевом рынке производных инструментов возможно только при достаточно высокой ликвидности этого рынка, которую формируют наиболее активные хеджеры и большое количество различных инвесторов (спекулянтов). Рыночное взаимодействие хеджеров и спекулянтов способствует достижению необходимого уровня интеграции рынка биржевого и рынка физического товара, причем не только через процесс ценообразования (торговли), но и посредством аккумулирования значительных объемов денежных средств на счетах расчетно-клиринговой системы биржи.

В свою очередь, любая биржа кровно заинтересована в высокой ликвидности (больших объемах торговли) того или иного контракта, так как этот показатель напрямую влияет на денежные поступления (доход) самой биржи как соответствующей бизнес-структуры. Соответственно, любая успешная биржа стремится к привлечению максимального количества участников торговых операций с тем или иным контрактом. Это является бизнес-аксиомой для любой мало-мальски успешной площадки.

Любопытно отметить, что несмотря на фундаментальные изменения структуры участников современного биржевого товарного рынка (преобладание в последние годы всякого рода инвестфондов) и бурный рост высокочастотной торговли, никто из участников мировых товарных рынков не перестает использовать в своей повседневной бизнес-практике хорошо известную формулу ценообразования в каждой конкретной географической точке: Ц (спот) = Б + Ценовая надбавка (Basis), где Ц — спотовая цена, а Б — цена фьючерсного контракта, которая формируется на биржевом рынке (так называемая «биржевая» цена); при этом Ценовая надбавка (Basis) может быть как со знаком плюс (+), так и со знаком минус (-).

Приведенная формула еще раз наглядно показывает, какое место занимает современная (futures & options) товарная биржа в экономике сырьевого товарного сектора. Еще раз подчеркиваю, что никто эту формулу пока не отменял, и одинаково успешно работает как на товарных рынках отдельных стран, так и на мировом товарном рынке.

К сожалению, отечественные биржевые площадки пока стоят далеко в стороне от этой формулы как в концептуальном, так и в практическом плане, продолжая успокаивать себя ложным утверждением о том, что российские участники товарных рынков к современному (futures & options) биржевому рынку не готовы, да им это и не нужно. В то же время множество российских компаний, которые ведут активные внешнеторговые операции с сырьевыми товарами, хорошо знакомы с этой формулой и активно применяют ее при определении экспортно-импортных цен на тот или иной товар и при заключении соответствующих контрактов. Вот только биржевую цену для своих расчетов они, как правило, берут с ведущих зарубежных бирж, а не с отечественных площадок.

В этой связи — один характерный пример. Бурно растущий в 2000-е гг. экспорт зерна из России (в 2015—2016 гг.ожидается примерно 28—30 млн тонн) на 80—90% осуществляется через российские порты Черного моря (преимущественно через Новороссийск). Так вот: цена FOB в Новороссийске активно формируется и 100% коррелируется с ценами фьючерсных контрактов CME/CBOT. Но ведь Чикагская биржа находится за 10—11 тыс. км от Новороссийска, а ее многочисленные игроки ну никак не осведомлены и не учитывают в своей повседневной торговой практике экономическую систему координат российских участников рынка зерна (себестоимость производства, затраты на перевозку и перевалку, стоимость переработки, и т. д. и т. п.).

Фьючерс расчетный или поставочный?..

Весьма важный момент — наличие надежной и эффективной процедуры поставки физического товара по открытым позициям на биржевом рынке производных инструментов. Механизм поставки физического товара на современном биржевом рынке имеет очень емкое экономическое содержание, которое обусловлено так называемой «ценовой связкой», или «ценовой взаимозависимостью», между рынком производных и спотовым рынком того или иного товара. Поэтому при внедрении данного механизма большое значение имеет выбор пункта поставки (товарный склад, зерновой элеватор или же нефтехранилище), его географическое положение, а также ряд других ключевых экономических показателей работы того или иного склада пункта поставки. Такие пункты поставки должны быть достаточно репрезентативными с точки зрения проходящих через них объемов физического товара. Процедура их отбора требует очень серьезного экономического обоснования, поскольку ценообразование на проходящие через них товары может серьезно влиять на объемы физической поставки на бирже, а также на цены на биржевом рынке. В силу до сих пор непонятных причин наши биржевики упорно не замечают этот неотъемлемый элемент организации современной биржевой торговли товарными активами. Например, на Московской Бирже (МБ) большинство заявленных к торговле фьючерсных контрактов на товары (золото, платина, серебро, сахар, нефть и т. п.) являются расчетными, что само по себе существенно ослабляет экономический интерес к этим контрак там со стороны потенциальных хеджеров. По всей видимости, в этом и заключается одна из основных причин столь низкой (а то и нулевой) ликвидности этих контрактов на МБ. Более того, существование подобных расчетных контрактов не способствует реальной экономической интеграции между биржевым и товарным секторами российской экономики, а лишь дает возможность мелко спекулировать (не более того) этими контрактами отдельным группам маргинальных инвесторов.

При этом характерно, что все без исключения успешные в мире товарные фьючерсные контракты являются 100% поставочными. Более того, несмотря на бурное развитие в последнее время всевозможных биржевых технологий, процедуру поставки физического товара на высоколиквидных биржевых рынках производных инструментов еще никто не отменял — она лишь продолжает всячески совершенствоваться и повышать свою надежность и эффективность.

Последние два десятилетия практически все успешные проекты создания товарных бирж в странах БРИКС (за исключением России) ставили перед собой цель активно развивать биржевую торговлю производными инструментами (futures & options) на соответствующие товарные активы. Известные товарные биржи Бразилии, Индии, Китая и Южной Африки достигли заметных результатов в этом направлении, а ценовые индикаторы этих бирж на многие виды сырья стали неотъемлемым ориентиром (benchmarks) в региональной торговле этими товарами.

Более того, практически все фьючерсные контракты на различные товары, которые торговались на этих биржах и имели определенный успех, были поставочными. Шаг впереД, Два Шага назаД…

В последние годы в российском биржевом секторе отмечен существенный прогресс в развитии современной биржевой инфраструктуры — внедрены передовые торговые системы с удобным прямым доступом к ним, введены практика единого центрального контрагента в клиринге и расчетах при сделках в различных сегментах биржевого рынка, услуги центрального депозитария и надежная процедура поставки акций на рынке производных и т. д. и т. п. В то же время российские биржи все еще сильно отстают в вопросах прикладных экономических исследований на товарных рынках, которые могли бы лежать в основе выбора конкретного товара для торговли, а также написания спецификации соответствующего стандартизированного (фьючерс-Участники российского товарного рынка, да и многие другие субъекты экономики до сих пор лишены возможности активно применять в своей повседневной хозяйственной деятельности ценовые индикаторы на те или иные виды сырьевых товаров, «высвечиваемые» отечественными биржевыми площадками.

Более того, подобные изыскания могли бы способствовать поиску эффективных путей сближения (интеграции) биржевого и товарного секторов в нашей стране. При этом основное внимание в данных прикладных исследованиях необходимо уделять не только экономике конкретного товарного сектора, но и капиталу, который там обращается (объемы, источники происхождения и основные каналы поступления, движение от производства до обращения конкретного товара, основные бенефициары и т. д.).

Уровень взаимодействия отечественных бирж и товарного сектора практически стремится к нулю. Этот уровень определяется крайне низкой финансовой интеграцией российского товарного сектора в биржевую торговлю внутри страны. Миллиарды долларов США, вращающихся в российском товарном секторе (нефть, газ, металлы, зерно, древесина химические удобрения и т. п.), не только непосредственно не вовлечены в полном объеме в торговые операции на российских биржах, но и не участвуют в работе их расчетно-клиринговых систем. Этот существенный потенциал еще ждет своей практической реализации.

Кроме этого российские биржевые площадки крайне пассивны в вопросах продвижения своих инвестиционных продуктов и услуг в отечественном товарном секторе. Речь идет не только о самих товарных контрактах (commodity futures & options), но и контрактах на валюту, процентные ставки, различные долговые инструменты, которые помогали бы многочисленным участникам рынка физических товаров страховать (хеджировать) отдельные бизнес-риски (например, валютные, кредитные, долговые и т. п.).

В целом же, на мой взгляд, торговля товарными активами на действующих российских биржевых площадках стагнирует, и внятных перспектив выхода изэтой ситуации пока не видно. Так, Московская Биржа (МБ) вот уже около 15 лет анонсирует попытки создания биржевого рынка зерна на площадке своей дочерней структуры — Национальной товарной бирже (НТБ). При этом не следует путать эти затянувшиеся начинания с неплохо работающим механизмом государственных товарных (зерновых) закупок и интервенций (реализуется на НТБ), который не имеет ничего общего с реальной биржевой торговлей. Как нистранно, «зерновой проект» МБ продолжает свое вялотекущее существование, не принося в копилку биржи ни одного рубля. Самое интересное, что руководство МБ периодически продлевает жизнь этого проекта в том виде, в котором он существует, упорно консервируя свою отсталость в этом вопросе и ничего не предлагая нового и конструктивного участникам отечественного зернового рынка. Зерновики уже устали ждать чего-то дельного от МБ, а сам проект вызывает в профессиональном сообществе все больше вопросов и недоумений.

Подобная картина на МБ наблюдается и в отношении проекта по торговле золотом, серебром и платиной. Объемы торговли не растут, участников этого сегмента биржевого рынка не прибавляется, а главное, нет никакого драйва и попыток со стороны биржи хоть как-то изменить сложившуюся ситуацию.

Недалеко ушла в вопросах развития в России современного (futures & options) биржевого товарного рынка и Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа (СПбМТСБ). Уже более 7 лет эта структура никак не может эффективно интегрироваться в товарный (прежде всего — энергетический) сектор страны, продолжая «добрые» традиции отечественных квазибирж. К сожалению, на сегодняшний день, несмотря на свой международный статус, будущее этой площадки и ее повседневное развитие всецело зависят от воли и степени управленческой компетенции одного-единственного руководителя всем известной нефтяной компании, которая, кстати, находится под известными санкциями. Пока что ничего инновационного для участников отечественного рынка энергоносителей аппарат этой квазибиржи предложить не может, довольствуясь лишь незначительными (в процентном отношении) физическими объемами торговли нефтепродуктами и газом, сделки по которым часто носят характер договорных (заключенных вне биржи и лишь зарегистрированных на ней). Рынок производных инструментов СПбМТСБ (futures & options), несмотря на свою заявленность, упорно показывает нули и малоликвиден. Механизм ценообразования на этой бирже продолжает вызывать много вопросов, а ее конкурентоспособность в международном плане крайне низка.

Да, СПбМТСБ имеет планы (и даже создала совместную рабочую группу с Минэнерго России) по запуску в торговлю поставочного фьючерсного контракта на российскую нефть марки Urals. Эта идея уже давно ждет своей практической реализации на одной из российских площадок, так как не может крупнейшая страна-производитель и экспортер не иметь собственного benchmark, да еще и деноминированного в национальной валюте. Однако в условиях существующих санкций и по ряду других причин судьба данного контракта на СПбМТСБ пока не определена и выглядит достаточно туманно.

Наконец, два-три года назад определенные надежды в развитии современной биржевой торговли товарными активами подавала старая структура РТС (вернее, то, что от нее осталось после объединения с ММВБ). Со стороны бывшей команды РТС, которая ушла с МБ, были громкие декларации о превращении этой площадки в ведущую товарную биржу страны и о подготовке торгов то зерном, то нефтепродуктами, то водой. Но, к сожалению, дальше малозначащих и непродуктивных разговоров на эту тему дело не пошло. То ли помешал груз прошлого, то ли не хватило знаний и профессиональной экспертизы в конкретных товарно-сырьевых секторах, то ли конкуренты со стороны МБ и СПбМТСБ блокировали их начинания, но главное — был потерян темп, и сегодня эта структура практически исчезла с биржевого небосклона страны.

В какой-то степени и национальный регулятор (ЦБ РФ) несет определенную долю ответственности за сложившуюся ситуацию с биржевой торговлей товарными активами в России. На наш взгляд, регулятор должен выступать в роли своеобразного двигателя прогресса, активно стимулируя своими регуляторными решениями развитие того или иного сегмента биржевого рынка. Биржевой товарный рынок не должен быть исключением в этой связи. В то же время о каком стимулировании может идти речь, если до сих пор у самого регулятора нет ясной программы (концепции) развития этого сегмента биржевого рынка в стране. Более того, похоже, что отсутствуют и само желание, и серьезность намерений предпринимать какие-то шаги в данном направлении. О чем еще можно говорить, если национальный регулятор уже второй год не в силах даже организовать работу Экспертного совета по товарному рынку.

При общении с руководящими чиновниками нашего регулятора складывается впечатление, что они просто либо не знают предмета разговора (как говорится, не владеют темой в широком понимании проблемы), либо просто стесняются обсуждать этот актуальный для страны и ее биржевого сообщества вопрос, зарывая свои молодые головы в бюрократический песок.

Что Делать?

Тем не менее российским биржам крайне необходимо активно работать над этой проблемой, ставя перед собой амбициозные цели и используя для их достижения самый передовой мировой опыт.

При этом, на мой взгляд, очень важно сконцентрировать свое внимание как минимум на следующих моментах.

1. Давно назрела необходимость в ясной и четко прописанной концепции биржевой торговли товарными активами в России, в которой аккумулировались бы все основные мировые тренды и подходы в развитии биржевого товарного рынка, а также конкретные стратегические задачи по созданию высоколиквидного и конкурентоспособного в международном плане биржевого рынка сырьевых товаров в стране. Работа над такой концепцией должна быть максимально коллективной, не кулуарной, с привлечением всех известных российских специалистов — а их, кстати, не так уж и много — и обязательно одного-двух уважаемых профессионалов из-за рубежа (из стран БРИКС, США и/или Европы), и одновременно сугубо прикладной, не теоретической, с возможной привязкой к конкретным российским биржевым площадкам. Кроме того, ее итоговый вариант должен быть широко анонсирован и популяризован среди участников товарного рынка и стать своеобразной настольной книгой — прежде всего для тех, кто принимает решения в товарном и биржевом секторах. Идея должна охватить максимальное число участников товарного рынка не только в России, но и на всем пространстве бывшего СССР (если, конечно, мы хотим быть лидерами в этом вопросе).

Поэтому в концепции центральное место должно быть отведено сервисной составляющей такого рынка (функция ценообразования, которая дает возможность получать/«высвечивать» ценовые индикаторы для многочисленных участников товарных рынков плюс возможность хеджироваться/страховаться от ценовых рисков). Кроме этого требуется дать внятное определение того, что является предметом торговли на современном биржевом товарном рынке — физический товар или же производные инструменты (futures & options).

2. Национальному регулятору (ЦБ РФ) и крупнейшим российским биржам необходимо инициировать деятельность по привлечению больших объемов капитала из товарного сектора (миллионы и миллиарды долларов США) в расчетно-клиринговые системы бирж.

Нужно предоставить право крупнейшим отечественным товарно-сырьевым компаниям заниматься расчетно-клиринговым бизнесом на крупнейших биржевых площадках страны. Такое вовлечение их в этот бизнес откроет новые возможности для лучшей интегрированности биржевого и товарного секторов. Отечественные биржи должны быть кровно заинтересованы в такого рода подвижках. Безусловно, вопрос этот непростой, а достижение данной цели требует определенных усилий и времени, но нашим биржам непременно надо к этому стремиться.

3. Очень важно поднять на новый концептуальный уровень работу бирж по организации процедуры поставки физического товара по открытым позициям на биржевом рынке. Следует кардинально пересмотреть сложившиеся подходы и шаблоны в этом далеко не второстепенном для товарного рынка вопросе.

Подобная процедура должна отличаться особой надежностью и эффективностью, а также быть экономически обоснованной. Ее наличие повысит доверие как к биржевому товарному рынку в целом, так и к тому или иному товарному контракту в частности.

4. Российские биржи просто обязаны активизировать свою деятельность и направить усилия участников товарных рынков на развитие и продвижение практики управления ценовыми рисками (т. е. хеджирования) с использованием производных инструментов, торгуемых на бирже (futures & options). Это позволит привлечь на биржевой товарный рынок большое число потенциальных хеджеров. Ведь не секрет, что подобная практика пока еще мало распространена среди участников наших товарных рынков, а биржи могли бы сыграть ключевую роль в изменении этой ситуации. В конце концов, это в их интересах.

5. Также существует острая необходимость кардинально пересмотреть работу бирж в плане подбора и расстановки квалифицированных кадров в товарном сегменте. Именно от конкретных людей зависит воспроизводство передовых идей и подходов в умах нового поколения профессионалов. Почти 15-летнее существование безрезультативного «зернового проекта» на МБ/НТБ породило целое поколение специалистов, которые с большим скепсисом относятся к самой идее биржевой торговли производными инструментами (futures & options) на зерно в России и продолжают транслировать этот посыл в профессиональные массы.

Для такого рода «профессионалов» достижение конкретной цели (создание современного рынка производных на зерно в России и/или в регионе Черного и Средиземного морей) есть ничто, а вот пребывание в самом процессе «зернового проекта» без транслирования в течение длительного времени видимых для профессионального сообщества результатов — это все. Поэтому при подборе соответствующих кадров следует отдавать предпочтение тем, кто обладает достаточными знаниями товарных рынков и имеет опыт работы на них. При этом важно учитывать инновационность мышления, знание мировой практики по тому или иному вопросу биржевой торговли товарами, свободное владение иностранными языками, а также сочетать молодость и опыт при работе над тем или иным товарным контрактом. Известную формулу «кадры решают все» пока еще никто не отменял, и воспроизводство высококвалифицированных специалистов в биржевой торговле товарами имеет такое же значение, как и в других областях биржевой деятельности. Если российские товарные биржи действительно хотят стать региональными и/или мировыми лидерами в ценообразовании по отдельным товарным группам (например,нефть и нефтепродукты, зерно, древесина, металлы, химические удобрения и т. п.), то соответствующий подбор кадров для достижения таких амбициозных целей должен, без сомнения, выйти на одно из первых мест в иерархии их управленческих решений.

Источник: rcb.ru

Теги     биржа     торговля     активы     РФ  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное
2 комментария
  1. …Умно, красиво написано…но в подкорке зудит — было это, было…так же красиво, убедительно марксизм-лениниз, теорию коммунизма преподавали, убежденно и убедительно…Понимаю, перевод данной статьи на русский язык звучит так — работать — не хочу, бабла хочу…из воздуха…ну а будет ЭТО приводить к кризису — а как не привести — деньги из воздуха надо чем-то реальным закрывать, то сами виноваты, умных людёв не слушали…пенсионеров ВЫ считаете, а дармоедов кто считать и помечать будет ???

  2. Хорошая статья! А проблема в данном вопросе не только кадровая… Нужны новые идеи и новые подходы.

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
В РФ собрано порядка 45 млн тонн зерна
Зерновые собраны с площади более 13 млн га. Намолочено почти 45 млн тонн, что выше прошлогодних показателей на аналогичную дату.
Река Парана в Аргентине обмелела. Объем перевозок снижается
Мы ожидаем, что засушливые условия сохранятся еще в течение трех месяцев на юге Бразилии