Гендиректор «новой» Мрии: «Никакого IPO»
22 июля 2019, 12:24

Георг Фон Нолкен
Гендиректор Континентал Фармерс Групп

Первое интервью с новым генеральным директором объединенной компании Континентал Фармерс Групп Георгом фон Нолкеном.

Самая громкая сделка на аграрном рынке — продажа агрохолдинга Мрия арабскому фонду SLIC — повлекла за собой кадровые ротации. Вместо Саймона Чернявского, который провел Мрию через жернова банкротства, новую объединенную компанию возглавил немец Георг Фон Нолкен.

Изменилось и название. Агрохолдинг Мрия и компании CFG (Continental Farmers Group) теперь работают в Украине под новым брендом — Континентал Фармерс Групп. Новая компания обрабатывает 195 000 га земли — это шестое место в Украине после Кернела, NCH, Укрлендфарминга, МХП и Астарты. Основные направления бизнеса — растениеводство, картофелеводство, хранение зерна и семеноводство.

Фон Нолкен работает в в Украине с декабря 2018 года. Поначалу он занимал должность директора по интеграции, в марте возглавил операционные процессы, с июня стал СЕО объединенной компании.

В интервью Нолкен рассказывает, что такое Континентал Фармерз Групп сегодня, планирует ли арабский фонд дальнейшую экспансию в Украину и нужен ли стране рынок земли.

О ребрендинге и команде

— Покупка арабским инвестфондом SALIC Мрии – одна из самых знаковых сделок в украинском АПК. Вы долго думали, когда поступило предложение возглавить объединенную компанию?

— Меньше пяти минут. Мрия, а теперь Континентал — компания, которую было всегда видно. Я первый раз услышал об украинских агрохолдингах, когда только начинал работать фарм-менеджером на 6000 га в Чехии в 2005 году, и не мог себе даже представлять, что может быть агрокомпания таких размеров. В последующие годы я много слышал о «Мрии» и CFG. Поэтому стать генеральным директором такой компании с такой сильной командой – это предложение, от которого невозможно отказаться.

— В чем принципиальная разница в управлении небольшой сельхозкомпанией и большим агрохолдингом?

— Организационная структура компаний с 6000 га и с 200 000 га, конечно же, отличается, но принципы, по которым мы работаем, точно одинаковые.

Когда я работал фарм-менеджером, даже если у меня была тяжелая неделя или субботний вечер с друзьями, я всегда вставал в воскресение рано чтобы посмотреть, не нужно ли что-то сделать в поле. И если на уровне холдинга такого масштаба получается иметь сильную команду — а у нас такая команда есть, то принципы работы одинаковые для всех аграриев. Только для фермера – на меньшей территории, а для холдинга – на большей. Главное – подход и отношение.

— Вы – экспат. Как давно вы работаете в нашей стране?

— В Украине я с марта прошлого года. Я приехал как член команды SALIC, проводившей аудит «Мрии», и в конце прошлого года получил предложение занять должность операционного директора объединенной компании. Это тоже было решение, которое я принял сразу же (смеется). И каждый день убеждаюсь в том, что это решение – правильное. Мне нравиться жить в Украине, нравятся люди, их желание создавать, развиваться, мотивация идти вперед. Я чувствую себя действительно очень комфортно и на своем месте.

— Недавно компания решила отказаться от старого названия и провести ребрендинг. Почему было принято такое решение? Чтобы отстроиться от прежней скандальной истории Мрии?

— Мы объединили две абсолютно равнозначные компании – CFG и Мрию в единый бизнес. Произошло не поглощение, а именно объединение. Ребрендинг был необходим, чтобы подчеркнуть этот момент, чтобы наши сотрудники почувствовали себя единой командой. Поэтому объединенный бизнес получил название одной компании, и корпоративную символику другой.

— В какой-то момент после объединения было озвучено решение о закрытии киевского офиса Мрии. Почему не закрыли?

— Киевский офис был необходим в период реструктуризации долга Мрии, т.к. основные стейкхолдеры компании были сконцентрированы в Киеве. Сейчас наша компания изменилась – это не компания, которая ищет свое будущее. Мы сконцентрированы на производстве, а если посмотреть на наши активы, то географически их центр находится в Тернополе. Поэтому здесь же находится и центральный офис Континентал. Но мы приняли решение сохранить представительство в Киеве. Так проще работать с нашими коммерческими, финансовыми, и административными партнерами в столице.

— А с госорганами? Мрия и CFG объеденились в прошлом году, при прошлой власти. Как у представителя международного инвестора, существуют ли у вас опасения и ожидания от нового президента, парламента, правительства?

— Мы – бизнес, и мы вне политики. Мы верим в Украину и будем в этой стране развиваться.

Планы и перспективы

— Вы наверняка пересматривали стратегию развития нового агрохолдинга. Каким будет Континентал, изменится ли профиль компании?

— Основной приоритет на ближайшее время – это повышение эффективности производства. Мрия работала в состоянии постоянного финансового дефицита, средств хватало лишь для обеспечения необходимого технического минимума. Этот вопрос полностью решился с приходом в компанию нового собственника и сильного местного финансирования со стороны наших партнеров. Наша задача теперь – объединить опыт двух компаний – Мрии и CFG, сконцентрироваться на производстве и построить сильный и эффективный бизнес.

— Сколько и в какие направления бизнеса намерены инвестировать? Собственные это средства или кредитные?

— В этом году планируем инвестировать $51 млн в обновление технического парка – самую кризисную зону, которая была у Мрии. Наш собственник понимает, что вместе с Мрией он приобрел и потребность покупать новую технику: в связи с ограниченностью в финансовых ресурсах Мрия работала с устаревшем и изношенным техническим парком. Поэтому в следующем году объем инвестиций будет точно не ниже.

Основной капитал – это средства инвестора. За нами стоит сильный собственник, готовый поддержать Континентал собственным капиталом. Но мы используем также и традиционные финансовые инструменты, когда это выгодно для компании.

— Планы на IPO в компании есть?

— Однозначно нет. И лично для меня это был еще один весомый аргумент за, когда мне предложили работу в «Континентал». Собственник компании — SALIC – долгосрочный операционный инвестор. Не финансовый, а именно операционный, который видит перспективы развития бизнеса здесь, в Украине. IPO – это, по сути, один из способов выхода из инвестиций, поэтому SALIC как долгосрочный инвестор в сельском хозяйстве этот вариант не рассматривает.

— В свое время CFG оживила украинский рынок М&А в агросекторе. Есть ли потенциальные объекты для покупок в Украине? И время ли сегодня покупать активы, в том числе стрессовые?

— Украина – аграрная страна и, безусловно, она интересна для инвесторов. До покупки Мрии SALIC уже несколько лет успешно работал в Украине и видит перспективы для дальнейшего расширения. Компания точно будет развивать свой бизнес в Украине, но только когда будет правильный для нас момент, соответствующие возможности и достойное предложение. Пока что рано говорить о конкретных планах.

— Экс-владелец компании Иван Гута ведет бизнес неподалеку от земель Континентал в Тернопольской области. Вы с ним как-то пересекаетесь?

— У компании новый собственник и новый этап в истории. Да, мы работаем с ее бывшими собственниками в одном регионе, при этом относимся к ним, как к любым другим участникам рынка.

Об агрорынке и госполитике

— Расскажите, как вы относитесь к вопросу введения рынка земли. Готова ли Украина к его имплементации?

— SALIC – это долгосрочный операционный инвестор. Это очень важно понимать, потому что в сельском хозяйстве есть разные модели бизнеса. Одна модель – это чистое производство, и это модель, по которой мы работаем и планируем работать долгосрочно. Есть и другая модель, в которой производство – вторично, а основная цель – покупка земель. Это не наш путь.

В то же время нам важно понимать долгосрочные перспективы. Мы надеемся, что в случае открытия рынка земли в Украине он будет действительно открытым, и возможность покупать будет у производителей, а не только у финансовых инвесторов. Повторюсь, инвестиции в землю и инвестиции в производство – это разные вещи. Инвестиции в производство – это прибыль каждый год с того, что компания выращивает на земле. Инвестиции в землю – это другой принцип: купить, консолидировать, чтобы потом продать. Это — не наш вариант. Но мы будем делать все в рамках закона, чтобы долгосрочно сохранить свой земельный банк.

— Должно ли государство поддерживать аграриев?

— Лучшая поддержка со стороны государства – это политическая стабильность. Частое и быстрое изменение законодательства негативно для любого инвестора. Ну и из наболевшего — конечно же вопросы логистики и инфраструктуры. Ж/д перевозки и плохое состояние дорог – критический вопрос для всех аграриев.

— Кого из украинских аграриев вы бы могли выделить и хотели бы иметь в качестве партнеров?

— Мое мнение – в Украине нет плохих фермеров или плохого холдинга. Если мы говорим о том, с кем нас можно было бы сравнить, то точно есть другие холдинги, у которых нам есть чему поучиться, но и они тоже могли бы чему-то научиться у нас. То же самое я могу сказать и о фермерах.

Читайте прогноз ценовых колебаний с 22 по 26 июля 2019.

Источник: biz.liga.net

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Пришли за программистами: почему полиция обыскала компанию одного из самых успешных российских IT-бизнесменов
В московский офис компании Nginx, разработками которой пользуются Netflix и Facebook, пришли с обысками. Основателей допросили и отпустили со статусом свидетелей по уголовному делу.
Сельское хозяйство на Камчатке (Видео)
Сельское хозяйство является основой экономики и главным направлением в работе и жизни людей.