Необходимо как можно быстрее открыть экспорт
04 мая 2011, 18:13

Петриченко Владимир
Генеральный директор ООО «ПроЗерно»

Владимир Петриченко — Генеральный директор ООО «ПроЗерно» рассказал о влиянии запрета экспорта пшеницы на структуру посевных площадей в России и о проблеме переизбытка зерна на юге. А также высказал пожелания участникам конференции «Зерновой Кавказ».

 

Владимир Викторович, каким образом повлиял запрет экспорта зерна на структуру посевных площадей в России?

 

— Можно однозначно говорить, что на структуру посева зерновых запрет экспорта, конечно, повлиял негативно. В том смысле, что произошло сокращение посевов, но не только из-за эмбарго. По озимым они частично сократились из-за погодных условий, а вот по яровым просто не происходит адекватного роста посевов. Потому что при такой ценовой ситуации, которая наблюдается на мировом рынке в этом году, можно было бы ожидать существенного интереса к севу зерновых. Но из-за эмбарго происходит смещение интереса в сторону незерновых культур, в первую очередь масличных, других технических культур. В текущем сезоне это можно прогнозировать совершенно определенно. 


— Существует ли проблема переизбытка зерна на юге России и если да, то к чему она может привести?


— Дело в том, что да, конечно, переизбыток есть. Он не очень критичный, но все-таки это весьма непривычно для южан, и поэтому он окажет свое негативное влияние. Дело в том, что всё зерно, вывозившееся с юга в период, когда экспорт был разрешен, покидало хранилища в запланированные и определенные сроки. И южане не сталкивались с проблемами излишнего хранения, а, следовательно, с потерями в экономике и качестве зерна. А зима была достаточно мягкой, поэтому зараженность пшеницы повышенная, то есть, можно сказать, что урожай загублен. Вспомним прошлогоднюю историю, весна 2010: и у правительства, и у зерновиков одна проблема – куда девать зерно. Пшеницы много и в интервенционном фонде, и у производителей, это представляет большую проблему. Еще не видны предстоящие беды с засухой, видна только проблема реализации зерна. Цены низкие, у кого-то даже ниже себестоимости. И если теперь мы посмотрим на ситуацию текущего года, то сейчас зерна на юге еще больше. В Северо-Кавказском федеральном округе на 26%, а в Южном федеральном округе на 6,2% больше чем в прошлом году. Вот это проблема. Конечно же, географически зерно распределилось неравномерно, потому что в Поволжье и в Центральном округе есть существенные провалы, но цены падают и там, значит зерна больше чем требуется для внутреннего потребления. Вот такой случился, можно сказать, рукотворный кризис.


— А к чему он может привести?


— В настоящий момент он приводит к тому, что сельхозпроизводители терпят убытки. И если падение цен остановится, я полагаю, что они могут стабилизироваться в мае, то это будет не самый интересный ценовой уровень для сельхозпроизводителей. Для кого-то он может оказаться даже ниже себестоимости. То есть привести к финансовым потерям. А в дальнейшем это ведет к сокращению посевных площадей, то есть к сокращению перспективного производства.


— Каким образом можно решить эту проблему, открытием экспорта, квотированием, или как-то иначе?


О том, что это произойдет в таком ключе и приведет к подобным результатам, мы говорили уже давно. Само введение запрета на экспорт – это ошибка, его продление – это двойная ошибка. Нужно как можно быстрее открывать экспорт. Хотя бы, были подобные предложения, сделать это с 1 июня. Для того чтобы реализовать зерно этого сложного неурожайного года по цене именно текущего сезона. В новом сезоне цены несколько понизятся, не намного, но понизятся. По крайней мере, надо не упустить текущую конъюнктуру. И сделать это с первого июня. Естественно, мы теперь понимаем, что сделать это, находясь в мае, нереально. В силу бюрократических, юридических и прочих причин. Но если бы мы озаботились этим в феврале, то, конечно, это было бы возможно. Теперь государству необходимо дать сигнал о том, когда и как оно решит судьбу экспорта зерна. Оптимально было бы не продлевать запрет на экспорт, а сделать так, чтобы он закончился 1 июля. Коль уж невозможно отменить его с первого июня, то хотя бы не продлевать с 1 июля. А что касается квотирования, лицензирования, пошлин и прочих ограничительных мер и рамок, то это вредное для зерновой индустрии в целом явление, которое вводить – это не то что корректировать ошибочные решения прошлого сезона другими ошибочными полумерами, а просто делать новую ошибку. Поскольку всякое корректирование  ошибочного решения, вместо его отмены, – это следующая ошибка. Этого делать не следует.


— Что Вы можете сказать о новых финансовых механизмах: фьючерсных контрактах на пшеницу, кукурузу, сою которые внедряются на РТС?


— Я считаю, что это очень нужная вещь, особенно в связи с тем, что запрет на экспорт – явление временное. А если будет признано, что это все-таки ошибочное решение и, я надеюсь, последнее в нашей истории, то тогда можно будет говорить о том, что наш зерновой рынок полностью интегрирован в мировую зерновую систему. В этом случае корреляция наших внутренних цен с мировыми, скажем, с Чикаго будет составлять 93%, как это было до эмбарго. Это очень высокая степень зависимости. Поэтому, наличие подобного инструмента — это уже хорошо. И после отмены запрета на экспорт это будет совершенно нормальная, реальная финансовая поддержка для зерновой индустрии в целом. Это раз. Во-вторых, так как этот процесс будет расширяться и углубляться, появятся, надеюсь, в свое время и внутренние фьючерсы. То есть этот инструмент не просто нужный, его необходимость давно назрела, и очень хорошо, что он наконец-то появился.


— Что бы Вы могли пожелать участникам конференции «Зерновой Кавказ» 19 мая в Пятигорске?

 

— Так как это произойдет на юге, о котором мы много говорили, то могу им пожелать как можно скорейшего снятия запрета на экспорт. И я уверен, что почти все присутствующие, даже животноводы и другие потребители зерна заинтересованы именно в открытии экспорта. Не только сами зернопроизводители, торговцы и инфраструктура, но и потребители зерна, я думаю, присоединятся к тому, что нужно открывать экспорт.  


— Спасибо за интервью!

Теги     пшеница     зерно     экспорт  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное
4 комментария

    Вероятность отмены эмбарго с 1 июля невысокая. Вероятнее всего не откроют до следующего года, открытия эмбарго это уже предвыборный пиар, партия ЕР жертвует благополучием крестьян ЮФО и СКФО. Как партия решит так и будет.

    Да, похоже начхать Единороссам на эту часть электората. Их задача хотя бы пенсионеров на своей стороне удержать.
    «На фоне того, что мы добыли в прошлом году 505 миллионов тонн нефти, это самый высокий показатель, из них 350 продали за бугор, за рубеж, по 2,5 тонн на каждого человека. И вдруг перед посевной на Алтае не оказалось бензина и солярки, и сейчас эта волна катится по всей Центральной России, югу России, где, по сути дела, должно быть, во-первых, изобилие, а во-вторых, абсолютно доступной и дешевой продукция энергоносителей».(http://kprf.ru/rus_soc/91256.html)

    У власти есть два желания: с одной стороны – сделать топливо дешевым, а с другой стороны – максимизировать доходы бюджета с тем, чтобы повысить пенсии пенсионерам, чтобы реализовать госпрограмму вооружений, чтобы организовать чемпионат мира по фигурному катанию, и олимпийские стройки в Сочи, чтобы провести чемпионат мира по футболу в 2018 году и.т.д. Деньги-то нужны. А чем больше нефти и бензина экспортируется, тем больше нефтяные доходы. И есть еще одна проблема. Замораживание цен и свобода внешней торговли – это вещи несовместимые. Если есть возможность продать по более высокой цене, значит, будьте уверены,что возникнет дефицит – это закон экономики, так весь мир живет: как только вы замораживаете цены – у вас товар исчезает, потому что где-то его можно продать дороже. Наша система налогообложения в «нефтянке» устроена таким образом, что есть налог на добычу полезных ископаемых, который напрямую привязан к мировой цене на нефть. Даже если вы добиваете нефть и всю ее перерабатываете в России и продаете все нефтепродукты в России, у вас ставка налога растет, потому что растет мировая цена на нефть. Мировые цены были 80 долларов 2010г осенью, а сейчас – 122, в 1,5 раза выросли. Плюс государство повысило акцизы на 1 рубль. Вот это все вместе сработало. И это регулярно происходит из года в год в посевную,и в уборочную, по разным причинам.

    Владимир, спасибо за Ваше мнение! В очередной раз с удовольствием читаю Ваши ответы редакции IDK.ru. Единственное, чего не хватает в Ваших прогнозах — это мониторинг движения мирового капитала, которое в большей степени задает ценовой «градус» сырья, и как следствие вектор развития отрасли!
    Молю бога, что бы нефть опустилась до уровня 70$/баррель.
    В этом случае, в российском бюджете возникнет серьезная дыра, и правительство будет вынуждено повернуть свою «избушку» к народу передом! :)
    Надеюсь, что к 19 мая нефть обвалиться до этих значений, и у нас в Пятигорске состоится более конструктивный диалог, так как придется решать проблему не только сельхозтоваропроизводителей, но и проблему российского бюджета в целом!
    Вы знаете кого-нибудь в правительстве, кто умеет выстраивать защиту от ценовых рисков?
    Вот об этом, я думаю, стоит поговорить на конференции по-подробнее! :)

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Российское зерно переведут в токены после хищений на элеваторах
Проект пока пилотный, уточнил Астанин, запустить его рассчитывают до конца октября. Вопрос учета цифровых активов с точки зрения бухгалтерии и налогообложения требует внедрения соответствующего регулирования, добавил он.
Цены FOB и EXW Россия, Украина. Данные на 16.10.19
По информации Волгоградского филиала ФГБУ «Центр оценки качества зерна», в регионе намолочено более 4,1 млн. тонн зерновых с 96 % посевных площадей.