НАБУ будет расследовать преступную схему рейдерского захвата «Росток-Холдинг»
17 января 2019, 11:55

Купавцев Виктор Петрович
Мажоритарный акционер группы компаний "Росток-Холдинг"

Виктор Купавцев — мажоритарный акционер группы компаний «Росток-Холдинг», который более 30 лет работает в агросекторе. В 2018 году рейдерский захват и последующие судебные разбирательства фактически блокировали деятельность предприятий.

В интервью Виктор Купавцев рассказал, почему от справедливого разрешения конфликта зависит успех Украины на мировом аграрном рынки и кто препятствует развитию «Росток-Холдинга».

— Начнём с того, что совсем недавно, перед новым годом к вам в центральный офис в Киеве зашли неизвестные люди и объявили о том, что теперь они являются представителями управителя Вашего предприятия. Давайте начнём сначала – почему это произошло, с чем это было связано, с чего это началось, и как долго это длится.

— Ну, это вы озвучили заключительную часть, когда представители АРМА и «титушки» незаконно вторглись на предприятия группы.

На самом деле незаконные действия судей и силовиков длятся уже около полугода. Началось всё с того, что 17 июля господин Грибовым Я.С. подал в Харькове иск по факту мошенничества против меня, Купавцева Виктора Петровича, мажоритарного акционера группы компаний «Росток-Холдинг».

С господином Грибовым мы знакомы 20 лет. При этом около 10 лет вели трейдинговый бизнес за пределами Украины. По прошествии этого времени Грибов обвиняет меня в мошенничестве. Как можно вести бизнес 10 лет, быть удовлетворенным результатами, а после обвинять другого партнера в мошенничестве?

К моему глубокому сожалению, Грибов решился на банальное рейдерство с использованием коррумпированных правоохранительных органов, судов, прокуратуры, АРМА.

Как проходили незаконные действия и в чем заключается их предвзятость? 17 июля 2018 года возбуждается уголовное дело. Мы ничего не знаем об этом. Ни физические лица, ни предприятия не были проинформированы об этом. Уголовное производство открывается почему-то в Харьковской области. Соответственно, аргументом для открытия производства именно там является заявление Грибова о том, что он не доверяет правоохранительным органам г. Киева и судебной системе г. Киева. Более того, непонятно почему, но Генеральный прокурор Украины Юрий Витальевич Луценко своим постановлением направляет это дело для расследования в г. Харьков.

Что интересного происходит в этот момент? С 17 июля до 8 октября проводятся следственные действия. Ни один из свидетелей, ни один из представителей предприятия не вызываются на допрос. Не проводится экономическая экспертиза по тем обстоятельствам, которые указываются в заявлении Грибова. Однако, 8 октября, через три с половиной месяца с момента открытия производства, не уведомляя никого, на все 17 предприятий заходят группы силовиков. Одновременно проводятся обыски во всех указанных предприятиях. В обысках участвуют сотрудники СБУ Харьковской области, сотрудники нацполиции Харьковской области и Харьковской районной прокуратуры №6.

Параллельно с обысками судьей Харьковского районного суда Харьковской области (пгт Покотиловка) Шинкарчуком Ярославом выносятся решения об аресте корпоративных прав всех предприятий, аресте всего зерна на элеваторах и посевов в полях, а также аресте недвижимого имущества. Вы можете себе представить, что буквально за два рабочих дня судьей выносится около 30 определений по обыскам, временным доступам, арестам относительно наших предприятий. Тексты каждого их этих определений занимают по 10 страниц. Этого физически сделать невозможно, да еще и занести в реестр судебных решений. Это беспрецедентная ситуация.

Представьте себе, под аресты сегодня попали предприятия стоимостью в 130 млн долларов, по какому-то мнимому долгу перед Грибовым, по которому даже не проведена экспертиза и не допрошены свидетели (допрашивался только Грибов и несколько его подчиненных). Интересно, что Грибова и его людей допрашивали в офисе в Киеве. В его офисе, а не в Харькове. При этом десяткам работников наших предприятий высылаются повестки на допросы в Харьков. Более того, высылаются так, для галочки, потому что повестки приходят адресатам позже той даты, на которую назначен допрос. Иными словами, к примеру, 25 декабря приходит повестка на допрос, который проводился 19 декабря. Все это делается с целью, чтобы создать видимость попытки допроса, но по факту его не делать, потому что наши свидетельские показания никому не нужны. Зачем разбираться в ситуации, если цель рейдеров – максимально быстро арестовать активы, чтобы заблокировать деятельность. Альтернативная позиция в деле мешает этой задаче.

Такой подход по отношению к работающим предприятиям, которые являются основообразующими в своих регионах, которые платят налоги, для меня возмутителен и недопустим. Даже нет слов, чтобы выразить это все. Это как инквизиция в 16-том веке – пережимали кровь в жилах, для того, чтобы заставить человека сознаться в том, чего он не делал.

В дальнейшем на полях и возле предприятий появляются какие-то «титушки», которые не дают собирать урожай. И только через месяц Харьковская районная прокуратура №6 позволяет по каким-то полям собирать урожай. Что самое интересное в этой ситуации, так это то, что судьей Харковского районного суда Шинкарчуком Ярославом выносится решение об аресте корпоративных прав, зерна и недвижимого имущества как доказательства в уголовном процессе. Но всем понятно, что ни корпоративные права, ни недвижимое имущество, ни зерно не могут быть вещественными доказательствами, потому что они не носят в себе признаки вещественных доказательств. При этом не арестовывается моё личное имущество, не арестовываются акции. Очевидно, что это спланированная акция, чтобы парализовать работу предприятий, не дать возможность получать денежный поток – выручку. По сути берутся в заложники люди и их семьи, их зарплата и хлеб. В конце концов в заложниках и бюджет того региона, в котором находятся предприятия, поскольку сегодня мы не можем платить даже налоги.

8 ноября через апелляционный суд Харьковской области нашим адвокатам удается снять аресты с зерна. Но при этом апелляционный суд оставляет в аресте корпоративные права и недвижимость.

Благодаря решениям апелляционного суда о снятии ареста с зерна, мы временно разблокировали работу предприятий и обеспечили расчёты по паям и заработной плате, расчеты с контрагентами и банками. Тем не менее предприятия все равно блокировались.

Цинизм ситуации заключается в том, что прокурор Харьковской районной прокуратуры №6 Муханов Иван бесконечно подавал новые ходатайства об аресте зерна и посевов, а судья Харковского районного суда Шинкарчук Ярослав повторно накладывал аресты. При этом они умудрялись арестовывать зерно, которое находилось в элеваторах, частями, в одном кластере 8 тыс. тон, в другом – 15 тыс. тон. Тем не менее аресты этих объёмов зерна позволяли нам законно выгружать неарестованное зерно. Так длилось до конца декабря 2018 года.

Но самым кричащим стал тот факт, что 2 января 2019 года судья Шинкарчук Ярослав вынес три определения об аресте всего зерна на всех элеваторах – и это в тот момент, когда у него закончились полномочия следственного судьи. Более того, проигнорировал указания вышестоящего апелляционного суда относительно установления количества и принадлежности зерна. А самое интересное, что все зерно арестовывается сроком до 2 февраля 2019 года. Это как, до 2 февраля зерно является доказательством, а после 2 февраля уже нет?

Представляете, какая заангажированность.

Мы обращались к Президенту и к Генеральному прокурору, мы просили перенести дела в Киев. Но все наши обращения были проигнорированы, а в ответ мы получали просто отписки.

На мой взгляд Украина как страна, в первую очередь, состоится тогда, когда будут работать предприятия, когда они будут развиваться, платить налоги и будут существовать честные и справедливые суды.

— Давайте поговорим о том, как именно Грибов перенёс дела из Киева в Харьковскую область. Что послужило основанием для этого?

— Грибов написал в своем заявлении, что он не доверяет правоохранительным органам г. Киева и судебной системе Киева, в связи с чем просит не расследовать дело в г. Киеве. Далее 16 июля 2018 года дело открывает Национальная полиция Харьковской области. И только спустя месяц Генеральным прокурором определяется подследственность для расследования Национальной полицией в Харьковской области. А реально дело ведет прокуратура №6 г. Харькова. Я спрашиваю – это как? Национальная полиция Харьковской области сама себе определила подследственность, а потом Генпрокурор ее узаконил?

Мне непонятна до конца эта ситуация. Тем более сам Грибов – киевлянин (он прописан на Печерске, как и я). Этим делом по закону должно заниматься Печерское отделение полиции, ну, или Главное следственное управление г. Киева. Но не Харьков. Соответственно все ходатайства должен был рассматривать Печерский суд, а не Харьковский районный суд Харьковской области пгт Покотиловка.

Что же происходит дальше? Корпоративные права всех предприятий и недвижимое имущество передаётся в Национальное агентство Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений (АРМА).

Представляете, следствие длится уже полгода, я не допрошен, против меня не выдвинуты обвинение или даже подозрение, а предприятия стоимостью 130 млн долларов передается в АРМА.

Хочу рассказать и о дальнейших решениях. Насколько мне известно, по закону, если произошла передача предприятий в АРМА, они должны уведомить об этом собственника. Но никакого уведомления не было. Они должны были провести независимую оценку, провести тендеры по управителю, донести это до собственника, сделать акт приема передачи, заключить договор на управление. Но ничего этого не сделано. Вместо этого в конце года появляется решение АРМА под номером один, подписанное г-ном Резником В.С. об отстранении от должности наших руководителей и назначении временно исполняющих обязанности. Иногда АРМА не может найти управляющего имуществом по четыре месяца, а здесь находят за два дня. И самое главное – компания связана с господином Тарасовым, который знаком с Грибовым 27 лет. Что также интересно, она регистрируется в АРМА буквально за несколько дней. Посмотрите, какая заангажированность! Мы пишем в АРМА: «Посмотрите, это наш прямой конкурент и он связан с Грибовым! Почему именно Тарасов?»

Это впервые в истории АРМА – когда не проведен конкурс, не заключен договор на управление, но вместо этого исполняющими обязанности директоров назначаются люди из состава работников конкурирующей компании. Люди г-на Тарасова.

Что происходит далее? 30-го числа, когда уже все праздновали Новый год, заходят вооруженные люди (порядка 100) человек на разные предприятия компании, вскрывают офисы. А мы случайно узнаем об этих действиях государственной организации АРМА. Даже есть видео, где вооруженные бойцы, которых привели временно исполняющие обязанности, угрожают нашим работникам и адвокатам.

Вот замкнутая цепочка, которая позволяет подозревать коррупционную деятельность всех – прокуроров харьковской прокуратуры №6, судей Харьковского районного суда Харьковской области пгт Покотиловка, представителей АРМА.

Мы обратились в Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) и наконец-то узнали сегодня об открытии уголовных производств по этим фактам. Мы видим спасательный круг в этой организации, но также мы просим, чтобы на нашу ситуацию обратили внимание и Президент Украины, и Генеральная прокуратура, и Бизнес-омбудсмен.

Сегодня «Росток-Холдинг» – этот тест на коррупцию. Состоится «Росток-Холдинг» – состоится и Украина.

— Мы знаем о том, что, в общем-то , вас предали. Был такой Константин Ликарчук, который работал с вами, а сейчас он работает с Грибовым. Он работал с известной рейдершей Софиенко и у него соответствующая репутация. Правда ли это? И расскажите о его роли в этой истории.

— Да, г-н Ликарчук был юристом, который готовил проекты документов, чтобы уладить мои отношения с Грибовым еще тогда, когда не было конфликта. Для этих целей мы подписали с Ликарчуком соглашение о неразглашении конфиденциальной информации и передали ему большой объём такой информации. Как Вы понимаете, нам не удалось договориться с Грибовым, но с г-ном Ликарчуком мы не расторгли обязательств, в том числе по сохранению конфиденциальной информации. Вместе с тем где-то в сентябре Ликарчук стал озвучивать в прессе, что он представляет интересы Грибова. Далее Ликарчук лил грязь на меня и моего партнера Виктора Кияновского, обвиняя нас в мошенничестве, что является неправдивой информацией и неадекватным поведением уважающего себя адвоката. По этим фактам мы обратились в Квалификационно-дисциплинарную комиссию адвокатуры, я думаю она даст правовую оценку действиям г-на Ликарчука.

Видимо, предпринятые нами шаги, задевают г-на Ликарчука, поэтому он написал на своей странице в Facebook о том, что сегодня он работает на Грибова, чтобы «сделать Купавцева бедным». Однако г-н Ликарчук достаточно известная в прессе личность – мы знаем, как он работал на таможне, откуда был уволен за невыполнение служебных обязанностей, знаем о том, что он уже подвергался дисциплинарному наказанию путем приостановления действия свидетельства адвоката на некоторый период, знаем его ряд громких процессов, где он терпел неудачу. Это все характеризует его не с лучшей стороны.

Стоит заметить, что в его сентябрьских публикациях он заявил, что компания Samoran, бенефициаром которой является Грибов, обратилась к нам с иском, потому что английская юрисдикция – это не украинская (его слова: «английский суд – это не Печерский»). Дав понять, что он доверяет только английской системе правосудия. Это был достойный вызов, и мы готовы были судиться в любой юрисдикции. Бизнесмен с бизнесменом должен использовать хозяйственный суд, а не уголовный и по сфабрикованному делу, используя разные методы, чтобы заставить акционеров компании переписать акции. Бизнесмены не должны использовать грязные методы борьбы.

Вместе с тем Ликарчук и вся команда, работающая против нас, распространяют листовки в тех регионах, где у нас находятся предприятия, о том, что Купавцев сбежал из Украины, что он мошенник, который заставляет своего партнера выводить деньги из бизнеса. Это, как Вы понимаете, неправда. Он не дождется того, чтобы я бежал из страны!

Мы титаническими усилиями строим наши предприятия, вкладываем деньги в государство, здесь мы родились, здесь и умрем.

— Насколько мне известно, у Ликарчука есть судебное дело и он судится за рубежом. Не кажется ли вам, что он делает это по той причине, что в Украине у него нет шансов выиграть?

— Ликарчук для того, чтобы зарабатывать побольше, делает сложные схемы. Клиентам он рассказывает, что они должны судиться в английской юрисдикции, например, на BVI, а в Украине подкрепится уголовным делом. Тогда, по его мнению, дело будет выиграно. По сути, он втягивает клиента в затраты. Чтобы побольше на этом заработать. Иначе как объяснить процесс в Украине и на BVI?

Но скажите, пожалуйста, если бы мы были мошенниками и готовились к тому, чтобы кинуть Грибова, разве мы бы оставались бенефициарами своего бизнеса? Тот, кто хочет реализовать мошенническую схему, первым делом прячет активы, переписывает их на третьих лиц, чтобы увести из-под удара. Мы же не меняли структуру собственности предприятий, не выводили никуда активы, мы готовы судиться честно, потому что английские суды в состоянии разобраться в этом вопросе. Но это требует времени. Поэтому команда Грибова спешит сделать все быстро, фабрикуя уголовное дело.

К сожалению, сейчас в Украине по уголовному делу можно быстро все сделать, следствие может длиться 18 месяцев без предъявления подозрения, не надо никого обвинять, можно просто арестовать предприятия. После этого передать в АРМА, далее ввести своих управляющих или – что еще хуже – продать активы за копейки, а через 18 месяцев закрыть дело в связи с отсутствием состава или события преступления. В последствии – максимум извиниться за такую ситуацию, но при этом оставить собственника без активов. И никому ничего за это не будет, все вроде как бы действовали по закону.

Стоит также заметить, что Грибов и Тарасов сейчас ходят по банкам и пытаются с дисконтом выкупить права требования к предприятиям по банковским кредитам. Таким образом склоняют банки получить убытки от взаимоотношений с нами.

Иными словами, они пытаются положить не только наши предприятия, но и банковскую систему. Представьте себе, у нас в кредитном портфеле три иностранных банка, а общая сумма банковских кредитов около 26 млн долларов. Представляете, какой это удар по банковской системе? Мы успешно обслуживали эти кредиты, а теперь нас лишают такой возможности. И все на основании решения районного суда пгт Покотиловка. Разве такое возможно в правовом государстве?

Вот и становится очевидной вся преступная схема: сфабриковано уголовное дело по заявлению Грибова, далее задействована система правоохранительных органов, а сегодня все заканчивается на уровне АРМА, которая передает управление активами г-ну Тарасову, другу Грибова. Далее, скорее всего, они попытаются продать наши активы нужной им компании. Посмотрим…

На данный момент НАБУ открыло два уголовных производства по факту злоупотребления служебными полномочиями и попытке завладения активами группой лиц. Они быстро разберутся в этой преступной схеме. Я думаю, что информация про беспредел, который творят харьковские прокуроры, судьи, некоторые должностные лица АРМА, дойдёт и до Президента, и до Генерального прокурора, и до Министра МВД. Такого беспредела в Украине ещё не было.

— Прокомментируйте, почему активные действия относительно вас начались именно осенью?

— Спецоперация была спланирована, потому что нужно было ударить по самому больному – остановить уборку и продажу урожая. У рейдеров все продумывалось, готовилось и тщательно планировалось. Нужно было парализовать урожай на 50 млн долларов, чтобы потом его забрать себе. А в последствии также лишить нас прав собственности на предприятия стоимостью в 130 млн долларов. Вот цель этого мероприятия.

— Расскажите, откуда взялась цифра в 21 миллион?

— Правоохранительным органам сначала следовало бы сделать судебную экономическую экспертизу, вместо того чтобы воспринимать как надлежащее те материалы и документы, которые подавал Грибов.

С Грибовым мы знакомы 20 лет, я когда-то был одним из лучших его партнёров в бизнесе. С ним у нас велись разные бизнесы, последний – трейдинговый – около 10-ти лет.

При этом, я обращаю внимание, Грибов никогда не являлся акционером и никогда не имел отношения к группе компаний «Росток-Холдинг».

Трейдинговый бизнес – это отдельный бизнес, созданный по законодательству Дании, который никогда не был связан с «Росток-Холдинг». В трейдинговом бизнесе Грибов владел 51% акций, я – 49%. По законодательству Дании вся ответственность за управление компанией и ее обязательства лежит на генеральном партнере – то есть на компании Грибова. Вместе с тем я никогда не отказывался разделять ответственность и принимал все ключевые решения вместе с ним.

Когда Грибов захотел выйти из бизнеса, он попытался навесить на меня все обязательства датской трейдинговой компании перед своей компанией из BVI. Я считал это несправедливым и предложил ему адекватные условия выхода. Но, к сожалению, он не услышал меня и нарисовал себе какие-то 21 млн долларов, которые не подкреплены обоснованными расчетами. Грибов был неплохим партнёром, но его желание зарабатывать по 40% годовых приводит к конфликтам с его бизнес партнерами, и не только со мной.

Мы все помним о конфликте с Nemiroff, как происходил этот корпоративный конфликт, захваты заводов и т.д. То есть история с «Росток-Холдинг» – это уже не первая история господина Грибова по корпоративным войнам.

Просто когда Грибов получает сверхприбыль, то ты хороший партнер, а если ты говоришь, что нужно адекватно подходить к бизнесу, то ты уже плохой.

Еще раз повторюсь, мы готовы справедливо и честно рассматривать дела в английской правовой системе, поскольку мы имеем аргументированные доказательства. Но тот беспредел, который творит Грибов – это неправильно.

— В момент захода людей, которые якобы должны были арестовать и описать ваше зерно и ваше имущество в регионах, среди них были представители СБУ. Все понимают, что это не сфера ответственности СБУ. Как вы можете это прокомментировать, есть ли идеи, почему именно этот ресурс был задействован?

— Мне тоже это интересно, потому что когда проходили первые следственные действия, изъятия документов, обыски, то присутствовали работники СБУ. По их мнению, крестьяне очень большие преступники, соответственно работников предприятий нужно было пугать и давить путем присутствия бойцов СБУ. Я думаю, что это все было сделано специально для запугивания, чтобы все люди могли увидеть, какая сила задействована, мол «что вы здесь ребята можете сделать?».

Очень интересно было наблюдать, когда 8 октября происходили обыски на наших предприятиях в г. Ичня, а 9 октября в том же г. Ичня взрывались военные склады. Получается, что вместо того, чтобы защищать стратегические объекты, СБУ занимается отжимом бизнеса и запугиванием работников предприятий, которые кормят свои семьи и платят налоги в бюджет. Как по мне, это нонсенс – настолько это кричащие факты. Это лицо сегодняшнего государства!

На нас осталось только бросить танки и армию, тогда были бы задействованы уже все силовые органы государства.

Конечно же это недопустимые вещи, которые нужно искоренять в правовом государстве, в государстве, которое хочет быть достойным членом Европейской семьи. Потому что все попытки первых лиц государства презентовать Украину как достойного игрока мирового сообщества и инвестиционно-привлекательного государства, разбиваются о такие истории рейдерства, которая происходит с нами.

— Расскажите, что за история была с железной дорогой? Я знаю, что недавно, перед Новым годом, когда была активная фаза противостояния на элеваторах, там было сообщение о минировании железной дороги. Фактически в приграничном с Россией регионе эта дорога была заблокирована. Что это была за история?

— Я не знаю до конца все детали этой истории, но знаю, что по анонимному звонку о минировании ветки железной дороги возле нашего предприятия в Глуховском регионе была парализована работа и железной дороги, и нашего предприятия. На мой взгляд, это было сделано специально, чтобы заблокировать поставку товара нашим предприятием одному из ведущих мировых трейдеров. Приехала оперативная группа, которая оцепила всё, и несколько дней искала место минирования. Естественно – ничего не нашла. Но с 26 декабря 2018 по 10 января 2019 года вагоны не могут выехать, поскольку силовики теперь уже вместе с временно исполняющими обязанности директоров предприятий от АРМА не выпускают вагоны. Мы предоставили им все документы, показали, что контракт реальный и в нем рыночные цены, что деньги поступят на счета предприятия, а это заработная плата и налоги. Но им все равно, их задача либо забрать за бесценок предприятия, либо угробить его.

Представляете, приграничная зона, где мы поддерживаем социальную сферу, создаем рабочие места, помогаем тем же силовым органам ремонтировать их здания, помогаем топливом, оказываем всяческое содействие пограничникам, а взамен получаем такое беспрецедентное давление. Но «Росток-Холдинг» выстоит. Я ещё раз повторю, что «Росток-Холдинг» – этот тест на коррупцию. Если выстоят такие компании как наша, то будет развиваться и Украина. Если нас ограбят, задавят, «раздеребанят», то не будет и страны.

— Мы знаем, что в свое время, совсем незадолго до Революции достоинства, Грибов делал такие заявления, что у Украины нет другого пути кроме как идти в Таможенный Союз. И насколько мы понимаем из прессы, свою позицию он не поменял. Нет ли какой-то связи, что он именно в приграничных регионах такую активность проявляет, и не будет ли это иметь глобальные последствия для государства, на Ваш взгляд?

— Я не готов ответить, как его высказывания отразятся на политических раскладах в Украине, но точно знаю, что первые лица государства придерживаются иного пути развития нашей страны. Я думаю, его высказывания по Таможенному союзу были спровоцированы желанием развивать свой бизнес на тот момент в России, поэтому он хотел заработать себе политические баллы.

На самом деле его интересуют только деньги и сверхприбыль. Больше ничего. А то, что за этим стоят люди, налоги в бюджет, приграничные зоны – его это не интересует. Его интересуют лишь личные амбиции.

Я не знаю, что с ним случилось, ведь он был нормальным бизнесменом, я его уважал и ценил дружбу с ним. Я боюсь допускать, но, возможно, его изменила жизнь в Москве, а, возможно, какие-то неудачи в бизнесе в прошлом. Вы знаете, компания Nemiroff была лидером на многих рынках. Но корпоративный конфликт привел к потере этих позиций. Возможно, он пытается отыграться сейчас на «Росток-Холдинг» и на мне.

Возможно, его ввели в заблуждение его консультанты, в том числе г-н Ликарчук, которые пообещали ему порешать все вопросы и сделать меня нищим. И он занялся этим процессом – вместо того, чтобы сесть и договорится. Ведь нормальный бизнесмен судится в правовом поле. Пусть это будет английская правовая система, я не возражаю. Но фабриковать уголовное дело – это низко и не достойно уважающего себя бизнесмена.

Яков, я открыто тебе говорю: «Я готов рассматривать наш спор в любом суде – английском, датском или кипрском. Честный и незаангажированный суд разберется, кто прав, а кто нет. Как суд решит, так и будем поступать».

Но это не должен быть Харьковский районный суд в пгт Покотиловка, при всем уважении к судебной системе Украины, потому что там никто не разбирается в деталях и материалах дела.

Представьте себе, Грибов сам же внес в дело кредитные договоры, где указано, что спор между сторонами решается по праву Кипра, но по этому поводу никто не дал даже малейшую правовую оценку. Кроме того, Грибов внес в дело платежные поручения, которые показывают, что баланс между предприятиями (кредитором и должником) не такой, как заявляет Грибов, но никто на это не смотрит. Грибов заявляет, что я мошенническим путем завладел его деньгами, но при этом сам же говорит, что денег я у него не брал. Более того, на самом деле существовали обязательства не между мной и ним, а между компаниями-нерезидентами, где он сам же мажоритарный бенефициар, как по должнику, так и по кредитору. И вообще по УПК Украины в нашем случае он не может быть потерпевшим в этом уголовном процессе. И таких «дыр» в материалах дела полно.

Поэтому, подытоживая вышесказанное, я обращаюсь к президенту Украины, генеральному прокурору, министру МВД, судам и другим государственным органам. Мы не мошенники, мы честный бизнес, который предоставляет рабочие места, обеспечивает уплату налогов, приток иностранной валюты в страну. На данный момент мы стали заложниками спланированной рейдерской атаки с привлечением силовых структур и судов, которых, возможно, ввели в заблуждение. Мы готовы отстаивать свою позицию в честном процессе, где есть состязательность сторон и где слушают доводы обеих сторон. Нам есть что сказать, нам нужно только, чтобы нас услышали.

Источник: obozrevatel.com

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
США выиграли спор с Китаем в ВТО
Арбитры признали убедительными аргументы Вашингтона по поводу неправомерности китайских квот на рис, пшеницу и кукурузу.
1 миллиард субсидий получат южноуральские аграрии (Видео)
После зимы первое, что нужно сделать - проверить готовность техники, а также осмотреть все семена для посева. Несмотря на то, что где-то в полях еще лежит последний снег, в Чесменском районе уже начали готовиться к посевной.