Сельхозмашиностроение в России переживает системный кризис
12 January 2010, 10:38

Недавно в Алтайском крае было объявлено о начале работы по созданию кластера аграрного машиностроения. На каких принципах будет строиться его работа ИНТЕРФАКСу рассказал вице-губернатор Алтайского края Виталий Ряполов:

— Кластер, как особая форма территориальной и индустриальной политики государства, получил развитие в европейском сообществе в 90-е годы. Это сочетание технологически взаимосвязанных предприятий и научных организаций, которые, находясь на одной территории, способны обеспечить развитие одного из направлений деятельности всего региона. Центром кластера обычно бывает несколько мощных компаний, между которыми, в то же время, сохраняются конкурентные отношения. Эти внутренние конкурентные отношения приводят к тому, что предприятия получают стимул к развитию, и в то же время внешняя конкуренция начинает оказывать на них меньшее влияние. Кластер дает работу и множеству мелких фирм и предприятий, и их совместная работа приводит к созданию особой формы инновации — «совокупного инновационного продукта», то есть в результате получается не спонтанный набор разнообразных научных и технологических изобретений, а формируется определенная система распространения новых знаний и технологий.
Кластер в конечном итоге нужен для того, чтобы предприятия работали на рынке не порознь, а вместе — против других конкурентов. И в то же время, чтобы внутри региона они конкурировали между собой. Ибо без конкуренции технического прогресса не будет. Еще один момент. На сегодняшний день региональная наука плохо работает с машиностроительными предприятиями. Эти НИИ, нужно привлечь к работе с предприятиями.

— Что край ожидает от создания кластера?

— Образно говоря, сегодня и завтра ничего мы не ждем. Сегодня, завтра, послезавтра, может быть, 3 года — мы будем только создавать кластер. Для этого мы создали некоммерческое партнерство. Работа эта длительная, сложная. Например, биофармкластер в крае создается уже более полутора лет, хотя это более насущно — медикаменты нужны человеку всегда. Сельхозмашиностроение же на сегодняшний день в России переживает системный кризис и наш регион — не исключение. Учитывая то, что мы — аграрный край, агропромышленный и сельхозмашиностроительный комплекс у нас традиционно был представлен целым рядом предприятий, эта системность кризиса, естественно, распространилась и на нас. Но это не означает, что у нас на всех предприятиях дела обстоят плохо. У нас есть часть предприятий старых, которые достались нам от социализма — они на сегодняшний день работают, я не могу сказать «хорошо», но «удовлетворительно». Есть новые предприятия сельхозмашиностроительного профиля, которые созданы буквально за последние 10-15 лет. Они тоже работают удовлетворительно.

— Какие предприятия войдут в кластер?

— Уже изъявили желание порядка 20 предприятий и организаций — малых, средних и крупных: «Рубцовский завод запчастей», управляющая компания «Сибагромаш», «Алттрак», «Агроновь», Алтайская машиноиспытательная станция, Россельхозбанк, Алтайский государственный аграрный университет, «Технокомплекс», Рубцовский индустриальный институт, СКБ «Восток», возможно — Рубцовский машзавод и другие.

— Государство каким-то образом будет участвовать в деятельности кластера?

— Да, такое участие возможно. Имеется в виду не прямое финансирование, а оказание господдержки. Вот смотрите. Сначала у предприятия есть некая идея. Она появится сначала на бумаге, потом — в опытном образце, потом будет испытываться, а потом дойдет время до постановки на производство. А это уже серьезные вложения. Будет готовиться технический проект, под него — бизнес проект, с которым предприятие придет в банк и возьмет кредит. После этого предприятие с этим бизнес проектом придет на экспертизу в управление по промышленности и энергетике, где посмотрят техническую сторону, а потом — в Главное управление экономики и инвестиций и на инвестиционную комиссию. И если комиссия решит это предприятие поддержать, оно получит господдержку при погашении этого кредита.
Еще одна форма господдержки касается покупки нового оборудования. На наблюдательном совете может быть принято решение о покупке оборудования через лизинговый фонд и рассрочке на 5-7 лет его оплату.
Кроме этого, когда у них появится прибыль, мы готовы по закону часть налога на прибыль им сократить, чтобы они пустили ее на расширенное воспроизводство.

— Как коррелируется создание кластера с программой развития аграрного машиностроения, принятой в крае?

— Программа как документ должна готовиться по определенным методикам и включать строго определенные части. Это целевая краевая программа, она проходила экспертизу не только в органах исполнительной власти края, но и в Законодательном собрании. Она утверждалась на сессии и имеет статус закона. Но самая интересная часть этого документа — это механизмы достижения тех контрольных цифр, которые указаны в первой части программы. И вот в этих механизмах как раз и содержатся те проекты, которые существуют у предприятий. То есть в них есть завод, есть тема, есть экономическая составляющая, сроки и т.д. И есть финансирование, в том числе и с участием краевого бюджета. Опять же не прямое финансирование, а через господдержку — по тем законам, которые у нас есть.

— Нет ли опасений относительно того, что у нового кластера будут проблемы со сбытом? Вы же сами говорили о кризисе в сельхозмашиностроении. Но кризис ведь затронул и другие сферы, в том числе и потребителей продукции этого самого сельхозмашиностроения…

— Я почти уверен, что пока мы будем создавать кластер, пока предприятия научатся между собой конкурировать и друг с другом работать, пока мы получим синергетический эффект, то есть добьемся усиления конкурентных преимуществ производимой продукции, ситуация в стране будет меняться в лучшую сторону. Ведь кластер аграрного машиностроения предприятия, входящие в некоммерческое партнерство, создают на перспективу.

— Какие регионы или, может быть, страны, вы рассматриваете в качестве рынка сбыта продукции кластера?

— Прежде всего, Алтайский край, Сибирский федеральный округ и некоторые зерносеющие регионы России — Оренбург, Татарстан, Краснодар, Ставропольский край. Вот такой пример. У нас предприятие «ТОНАР Плюс» совместно с ООО «Агроновь» разработало новую сеялку. Мы ее осенью сертифицировали. Там совершенно другая технология посева пшеницы и технических культур. Такие сеялки уже проданы и в Татарстан, и в Красноярский край, Омску, в Московскую, Белгородскую области. Теперь мы должны успеть наделать их столько, чтобы конкурентам уже было невыгодно производить аналоги. Задача наших предприятий — раньше других разрабатывать и ставить на потом конкурентоспособную сельхозтехнику, пользующуюся спросом.

— Основные претензии потребителей, в частности, к алтайским тракторам, связаны с их невысоким качеством. Смогут ли предприятия, вошедшие в кластер, поднять качество своей продукции настолько, чтобы обеспечить ей нормальный сбыт?

— Если системно заниматься, в том числе и вопросами качества, то оно будет высоким. Я уже сказал, что под усилением конкурентных преимуществ производимой продукции в первую очередь подразумевается ее высокое качество.

Зерно на IDK.RU

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное
1 комментарий
  1. Если покупатели нищие- то и кластеры не помогут.

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
К 29 июля 2021 аграрии Украины собрали 1,5 млн тонн рапса
По состоянию на 29 июля собрали 1,484 млн тонн рапса с площади 569 тыс. га (56% к прогнозу), урожайность — 26,1 ц/га.
Соя на СВОТ дорожает из-за засухи на Среднем Западе США
Ноябрьские фьючерсы на сою нового урожая оказались выше значения среды на 16 центов – $13,77. На соевый шрот подорожали на 50 центов до $358,60, а соевое масло подорожало на 1,48 центов.