На Дальнем Востоке кукуруза меняет тренд
22 September 2016, 10:03

Достижения растениеводческой отрасти на Дальнем Востоке традиционно связывают в первую очередь с производством сои, под которую отведены в южных регионах ДФО основные площади полей. И только в последние несколько лет ускоренными темпами стали расти гектары, засеянные кукурузой. И хоть пока она не заняла тех позиций, которые позволили бы ей стать наряду с соей и рисом культурой стратегической, перспективы роста ее площадей оцениваются высоко.

Динамичный рост

Собственно, эти перспективы заложены в самой стратегии развития отрасли АПК, в соответствии с которой к 2020 г. посевные площади под кукурузой в России планируется довести до 5 млн га, а производство — до 25 млн тонн. В прошлом году валовой сбор в стране уже составил 12,7 млн тонн. В ДФО намолотили 268,1 тыс. тонн кукурузы, лидирует при этом Приморье, где по сбору был достигнут результат в 185,9 тыс. тонн. Вице-губернатор Сергей СИДОРЕНКО заявил, что в ближайшие два-три года в крае планируют увеличить объемы производства кукурузы до 500 тыс. тонн.

Рост кукурузных площадей в этом году отмечают практически все дальневосточные регионы. В Еврейской АО это увеличение составило более чем три раза. Впрочем, у области были наиболее низкие стартовые позиции, поэтому даже резкое увеличение привело к тому, что засеяно всего лишь 2,5 тыс. га. Тем не менее этот результат позволил обогнать малоземельный Хабаровский край, где в этом году засеяно кукурузой порядка 1 тыс. га. В Амурской области число кукурузных гектаров заметно больше — порядка 20 тыс. Правда, в регионе с самыми большими общими площадями посевов (1150 тыс. га) на Дальнем Востоке такое количество гектаров мало заметно. И только, пожалуй, Приморский край, где посевная площадь кукурузы выросла до 41 тыс. га, что составляет около 10% от общей площади полей, имеет основание говорить о динамичном развитии этого производства.

Китай открывает рынок

Главным стимулом увеличения производства этой культуры является растущий спрос как на внутреннем рынке, так и на рынках соседних стран. Кукуруза оказалась в числе тех продуктов, которые Китай — один из наиболее крупных ее покупателей в мире — разрешил ввозить из России, ограничив при этом территорию производства дальневосточными регионами. И хоть пока наши экспортеры кукурузы испытывают определенные трудности, поскольку подписанный обеими сторонами протокол о поставках зерна из РФ в Китай содержит много ограничений для российских поставщиков, тенденция роста объемов продаж в соседнюю страну вполне устойчива. Тем более Россельхознадзору удалось добиться отмены одного из наиболее сложных условий, выдвинутых Китаем, — об обязательном ввозе всего зерна в мешках. Как уже сообщалось, согласно ФТС, в 2014 году Россия экспортировала в Китай около 26,5 тыс. тонн кукурузы примерно на $4,6 млн, а в прошлом году — 67,5 тыс. тонн на $11,7 млн. Основные поставщики — Приморье и Амурская область.

— Пока наши соседи развиваются и стремятся обеспечить в своей стране рост потребления, спрос на нашу кукурузу будет, — говорит директор ООО «Красная Звезда» в Амурской области Лери ФЕТЕЛАВА. — А на внутреннем рынке спрос пока небольшой. Птицефабрики покупают кукурузу, но не в тех объемах, которые мы можем производить. Наше предприятие в этом году 3 тыс. га посеяло. При урожайности 80 тонн с гектара это большой объем. И пока нас только экспорт выручает. Китайский рынок для нас более привлекателен, потому что там цена более-менее привязана к биржам, чего нет у нас. И на этом рынке наша продукция ценится: она экологически чище, чем многие их местные продукты. Мы почти не используем пестицидов. Проблема для нас только в том, что тогда, при подписании протокола, было немного сделано для того, чтобы упростить процедуру поставок. И сейчас нам приходится через такое количество проверок, испытаний проходить, что сами поставки становятся сложным делом.

Потребность в кукурузе в Китае увеличивается из-за роста производства мяса, прежде всего свинины и птицы, которое необходимо обеспечить кормами. Китайские чиновники при этом заявляли о том, что потребности эти они намерены удовлетворить импортом, а не развитием собственного производства зерна. Несмотря на то что ввоз в эту страну масличных культур приходится на 90% на сою, эксперты оценивают потенциал импорта кукурузы в Китае на уровне 3 млн тонн при потреблении 220 млн тонн. Доля России при этом в поставках пока небольшая, тем не менее крупные дальневосточные производители, агрохолдинги уже заявляли о своем интересе к китайскому рынку кукурузы. Гендиректор «Русагро» Максим БАСОВ ранее говорил о готовности компании поставлять кукурузу в Китай из Приморья, потенциал региона по экспорту этой агрокультуры он оценивал в 1 млн тонн.

Инвесторы ждут зернового терминала

Одним из стимулов растущего интереса к российской кукурузе со стороны азиатских потребителей стал изменившийся курс валют. При том что курс рубля снизился в разы, цена на кукурузу, в отличие от цены сои, изменилась не так сильно, особенно на Дальнем Востоке. Эксперты отмечают, что менее всего ощутим рост отпускных цен производителей кукурузы из всех федеральных округов в Дальневосточном — всего на 19,5%. Альсия БОЛДЫШЕВА, глава крестьянско-фермерского хозяйства в Еврейской АО, говорит, что в их хозяйстве отпускная цена поднялась всего на 1 рубль.

Впрочем, китайский рынок, при всей его привлекательности, не является единственным в огромном азиатском регионе. К нашей кукурузе проявляют интерес и японские, и корейские потребители. Эти малоземельные страны в значительной степени зависимы от привозных кормов. А у российских поставщиков здесь есть конкурентное преимущество в сравнении с мировыми лидерами рынка — американскими и канадскими поставщиками — короткое транспортное плечо. Поэтому эксперты допускают возможность расширить географию рынка на всю Юго-Восточную Азию.

Эта зависимость, кстати, принесла в приморское сельское хозяйство немалые южнокорейские инвестиции в производство в том числе кукурузы. Правда, несмотря на то что южнокорейские компании уже несколько лет выращивают здесь эту продукции, больших поставок приморской кукурузы в Корею до сих пор нет. Главная причина — неразвитость инфраструктуры на российской стороне.

— Владивостокский порт не оборудован терминалом, который может принимать зерно, — поясняет гендиректор ООО «Хендэ Хороль Агро» Андрей ГУБИН. — Поэтому поставки из Приморья в Корею — это пока очень дорого. Если бы был приспособлен порт, был бы другой разговор. А если сделают пригодным порт, то зерно может в обратном направлении хлынуть. Проще станет его сюда привезти, чем вырастить. Все-таки в Приморском крае рисковое земледелие.

Несмотря на большую потребность в развитии портовой инфраструктуры в Приморье, вопрос о строительстве зернового терминала остается не решенным уже долгое время. Инвесторы пока не видят здесь тех объемов зерна, позволяющих сделать инвестиции целесообразными.

Внутренний рост

В то же время потребности в кукурузе в последние годы растут и в России, в том числе в ДФО. По тем же причинам: в стране явно ощутима устойчивая тенденция роста производства мяса. На Дальнем Востоке в последние годы строятся новые свинокомплексы, развивается производство продуктов птицеводства, стали появляться проекты в области мясного скотоводства. Да и молочное животноводство все эти годы не теряло своих приоритетных позиций в региональных программах развития АПК. Эти тенденции обозначили спрос на корма, в том числе на кукурузу, как важную их составляющую, и, по сути, сформировали предложение на рынке.

— Мы наращиваем производство в соответствии с заявками от предприятий-потребителей, — говорит Альсия Болдышева. — В прошлом году мы весь объем продали на свинокомплексы в Еврейской АО и в Хабаровском крае. Конечно, основной объем площадей у нас отдан под сою, но производство кукурузы также дает определенные преимущества: оно позволяет обеспечить занятость рабочим круглогодично. У нас урожайность кукурузы на уровне 60 центнеров с гектара, это не самый высокий показатель, но даже при такой урожайности это производство рентабельно. А если вывести урожайность на уровень 80 центнеров с гектара, то кукурузу становится выгоднее производить, чем сою.

Урожайность в 80 центнеров с гектара удалось в благоприятные годы добиться даже региону с более холодным климатом — Хабаровскому краю. Здесь в ближайшее время рассчитывают повысить объемы производства кукурузы. «Мы не обеспечиваем себя зернофуражом», — говорят в местном минсельхозе и планируют даже мероприятия по популяризации этой культуры среди сельхозпроизводителей.

В управлении сельского хозяйства ЕАО считают, что в течение двух лет регион будет работать только над тем, чтобы закрыть свои потребности в кормовой базе. Кукуруза — более затратная в производстве культура, чем соя. Для повышения эффективности требуются серьезные вложения, буквально на каждом этапе производства. По словам гендиректора ООО «Хендэ Хороль Агро» Андрея Губина, инвестиций в производство кукурузы потребовалось примерно в 3 раза больше, чем сои: если для сои необходимо вносить удобрений 50-100 кг на гектар в приморских условиях, то кукуруза требует 600 кг на гектар. Специалисты в этой связи отмечают, что кукуруза выносит много питательных веществ из почвы. Это необходимо возмещать.

В регионах задачу видят в первую очередь в повышении урожайности. По оценкам начальника управления сельского хозяйства ЕАО Максима ШУПИКОВА, при хорошей урожайности кукуруза рентабельнее сои на 15%. А урожайность, в свою очередь, зависит, как известно, от гибридов. Сегодня сельхозпроизводители на Дальнем Востоке используют в большинстве своем гибриды зарубежной селекции.

Дело за продвижением

А между тем специалисты ПримНИИСХ подразделяют кукурузу на четыре группы, которые вовсе не в равных долях присутствуют на дальневосточных полях. Каждая из этих групп представлена своими гибридами. Традиционно востребована кукуруза на силос, которая требует особой технологии и своих гибридов. Этот продукт используют для кормления крупного рогатого скота, которым, в общем-то, небогат Дальний Восток. Еще одну группу представляет кукуруза на зерно с повышенной влажностью (30-35%), которая может консервироваться. И наиболее крупная группа по объемам производства — это сухое зерно, которое и отправляют на экспорт, а также потребляют птицефабрики и свинокомплексы. Последняя в этом списке группа — кукуруза для питания человека, производство которой в регионе не развито. Нет здесь даже перерабатывающих кукурузу на масло предприятий, не говоря уже о производстве крупы, хлопьев и других продуктов.

— Для промышленных объемов нужны гибриды первого поколения Ф1, — говорит директор ПримНИИСХ Алексей ЕМЕЛЬЯНОВ. — Мы этим вопросом занимаемся, но пока у нас зарегистрированных коммерческих гибридов нет. Тем не менее мы имеем уже самоопыленные линии, т. е. материал, который будет использоваться для создания этих коммерческих гибридов. Кроме того, мы постоянно ведем агроэкологическое испытание и отечественных, и зарубежных гибридов кукурузы. И все гибриды, которые у нас допущены по Дальневосточному региону, проверяли здесь, в условиях Приморского края. И твердо можем сказать, что среди них есть гибриды, которые не уступают зарубежным аналогам, в том числе для производства на силос, влажного зерна и т. д. Конечно, такие крупные компании, как американская «Пионер», берут объемами, маркетингом, продвижением своего товара на нашем рынке, и часто он бывает действительно качественный. Нам, наверное, может быть, где-то не хватает именно продвижения наших гибридов. А они есть в стране.

В то же время специалисты отмечают ряд серьезных проблем, которые возникают в связи с ростом производства кукурузы в дальневосточных реалиях. Эта культура, как известно, является поздней яровой. Сейчас в регионах Дальнего Востока, прежде всего южных, складывается такая структура посевов, в которой почти все гектары отданы под поздние яровые культуры — сою, рис, а теперь и набирающую оборот кукурузу. В этой ситуации неизбежны проблемы, связанные со снижением эффективности пахотных земель и, как следствие, ухудшение экологии. Севооборота нет, говорят наблюдатели, в результате возникают болезни, вредители, карантинные в том числе, а также односторонний вынос питательных веществ. Если в Амурской области на юге имеются черноземновидные почвы, у которых пахотный слой больше, что позволяет им в какой-то степени чувствовать себя застрахованными на некоторое время, то Приморский край, имеющий другие почвы, может ощутить эти проблемы гораздо раньше.

МНЕНИЕ

Алексей ЕМЕЛЬЯНОВ, директор ФГБНУ «Приморский НИИСХ»: Не стоит упускать уникальную нишу

— Новые возможности для увеличения объемов производства кукурузы у нас появились в том числе и в связи с селекционными достижениями как отечественной науки, так и зарубежной. Сейчас в России есть группа гибридов, которые мы изучали (гибриды краснодарской, ставропольской селекции) и которые позволяют получать хороший урожай зерна кукурузы, есть также силосные гибриды и гибриды кукурузы с высокой влажностью зерна, которая консервируется.

Но возделывание ГМО в России запрещено. По этому вопросу есть споры среди ученых, и они не заканчиваются. Никто пока окончательного вывода не сделал в отношении ГМО-продуктов, даже специальные комиссии создаются в академии наук, чтобы дать окончательный ответ. Но я думаю, что производство традиционных продуктов, не ГМО, — это одно из наших конкурентных преимуществ, которое не стоит упускать. Рынок ГМО-продуктов уже заполнен и контролируется транснациональными компаниями. А ниша традиционных продуктов питания освоена в меньшей степени, и самое главное, что эти продукты востребованы, прежде всего — в азиатских странах, в Корее, Японии, в какой-то степени в Китае. Для них очень важно, что в России хотя бы на законодательном уровне это производство не разрешено сейчас.

Они воспринимают пространство России как территорию, где пока еще можно производить, с их точки зрения, здоровые продукты питания. Для японцев важно, какая вода, качество почв и т. д., даже то, что это продукты, выращенные в зоне обитания амурского тигра, может иметь принципиальное значение. Поэтому эту нишу здоровых продуктов питания, выращенных в естественной природной среде, по зеленым технологиям, нам нужно сохранить там, где есть эта среда, где расположены заповедные территории и т. д., что для психологии корейцев и японцев является важным аргументом. Поэтому нам не надо конкурировать там, где мы неконкурентоспособны, а эту нишу — не стоит упускать.

Вера ЛОМОНОСОВА, финансовый директор агропромышленной группы «Армада»: Кукуруза не может быть единственной культурой

— Спрос на российскую кукурузу в странах АТР растет. В глобальном смысле этому способствует два фактора: наша кукуруза всегда отвечает высоким стандартам качества, в том числе и развитых стран АТР, и в 2015 году отечественным сельхозпроизводителям открылся рынок КНР, этому способствовала политическая воля двух стран. За это, без всякого преувеличения, можно поблагодарить нашего президента Владимира Путина: после его встречи с китайским коллегой, Россельхознадзор и Главное государственное управление по контролю качества и карантину КНР подписали протоколы о фитосанитарных требованиях, позволяющих экспорт российского зерна на китайский рынок, причем только из сибирских и восточных регионов.

В настоящее время российские сельхозпроизводители не способны удовлетворить объемы поставок, в которых заинтересованы коллеги из стран АТР. Отсюда появляется вывод: нужно увеличивать производство зернобобовых, поднимать растениеводство в регионе на новый уровень. Факторов, сдерживающих экспорт кукурузы, как таковых нет. Все проблемы, с которыми сталкиваются сельхозпроизводители, решаемы. Как завоевать рынок кукурузы в азиатских странах? Нам пока нечем завоевывать, мы не производим столько кукурузы, чтобы быть серьезным игроком на рынке АТР, именно поэтому развитие этого направления имеет стратегическое значение для аграрного сектора Приморья.

К слову, нужно учитывать и некоторые сезонные краткосрочные риски. К примеру, наша кукуруза в Китае очень востребована, но с прошлого года произошло затоваривание. Остались большие запасы, и в этом году на кукурузу в Китае очень низкая цена. Поэтому большая потребность сегодня в сое. Таким образом, развивая растениеводство, нужно понимать, что кукуруза не может быть единственной культурой.

Источник: dvkapital.ru

Теги     кукуруза     Дальний Восток     тренд  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.
Важные
Более 60% земель в Европе и Великобритании страдает от засухи
Европейская обсерватория по засухе опубликовала результаты последнего исследования, в котором указала, что более 60% земель в странах ЕС и Великобритании в настоящее время подвержены засухе, пишет The DairyNews.
МИД России: поставки зерна с Украины ставят под сомнение проблему продовольствия в мире
Сухогрузы с украинским зерном направляются в западные страны, а не в нуждающиеся государства, сообщил во время брифинга замдиректора департамента информации и печати МИД РФ Иван Нечаев.