Белоусов Юрий. Как успешные компании преодолевают кризис? 1-я часть
19 February 2016, 09:00

О биржевой и внебиржевой торговле товарами продовольствия сегодня в деталях.

— Самое интересное, о чем хочется поговорить — зерновые. Это экспортный товар для России, как в прочем и нефть, но при этом нефть — биржевой товар. Я думаю, что многие люди, которые занимаются трейдингом сегодня, торгуют нефтью, в том числе и на биржевых и электронных площадках. А что происходит с зерном? Почему за последние 20 лет так и не появилось ни одной компании, которая бы действительно вывела зерно на рынок, как товар биржевой внутри России? Во всем мире это произошло достаточно давно и считается абсолютно естественным хеджировать риски через механизмы биржевой торговли. Почему это так и не произошло в России?

— Если смотреть широко на сырьевой рынок, то этот рынок называется товарный (сommodities). Что касается нефти, нефтепродуктов, газа, зерна и продуктов его переработки, то это все именно те товары, которые действительно могут иметь некоторые стандарты и могут торговаться уже на биржевых торгах.

Но, изначально всё-таки это рынки внебиржевые. Эти товары менялись на деньги, товары менялись на товары, и в принципе на текущий момент всё то же самое происходит и у нас, и на мировом рынке. Если сравнивать объемы продаж, которые проходят на бирже и на внебиржевом рынке, то размеры их не сопоставимы. В большей степени на бирже сейчас торгуется, если мы берем нефть или нефтепродукты, бумажные контракты. Те самые контракты, которые с одной стороны являются хеджевыми инструментами, позволяющие компенсировать прибыль или убыток при торговле на спотовом рынке реальным товаром, либо это контракты, которые торгуются «спекулянтами» в хорошем смысле этого слова. Потому, что спекулянт в данном случае берет риск на себя против рынка, и точно также может получить либо прибыль, либо убыток. Тем не менее, эти деньги являются инвестиционным инструментом для поддержания ликвидности по этим позициям.

Полный видео сюжет

— Понятно, если ты производишь какой-то товар, то теоритически через биржевой механизм, как раз с помощью этих спекулянтов, свой риск можешь застраховать. Именно с этой позиции интересен биржевой механизм торговли зерном, и когда же, наконец, появится или заработает в России? Что этому препятствует?

— В данном случае инициатива создания подобных инструментов это всё-таки рыночная инициатива. Сами участники рынка, которые торгуют, они для себя ищут возможные механизмы, каким образом им защитить собственную прибыль в долгосрочном, среднесрочном, краткосрочном периоде. Поэтому всегда, во всем мире инициатива исходила именно от самих участниках рынка. Я не знаю положительного опыта в мире, где подобные биржи создавались бы по инициативе государства. В данном случае, в нашей стране это является инициативой государства. Мы видели несколько попыток, запустить биржевую торговлю по зерну на национальной товарной бирже на базе закупочных интервенций. Как показывает практика, на текущий момент это не превратилось в некий, так называемый бенчмарк, в который люди верят.

Почему? Наверное, что-то непрозрачно. Наверное, не те объемы, которые хотелось бы видеть на этих торгах. Торги проходят, есть какие-то результаты, но они носят какой-то локальный характер и не влияют в целом на общую картину рынка. Что происходит в целом на российском рынке? В связи с тем, что мы имеем достаточно большой объем экспортных контрактов, одна из ликвидных таких точек, где можно было применить стандарты, это Новороссийск. В этой точке самый большой объем отгрузок. Сейчас также идут отгрузки через Ростовские и Азовские порты. И в принципе ценовые ориентиры уже есть, но эта котировка все-таки привязана к Чикагской бирже, к экспортным котировкам. Покупатель, который контрактует этот товар в России, ставит защиту от ценовых рисков с помощью фьючерс-контрактов на ликвидных инструментах. А самый ликвидный инструмент исторически — это Чикаго. Соответственно, все, что происходит в Чикаго на бирже отражается непосредственно на котировках нашего рынка.

— Вот сейчас получается, что мы несколько застраховали себя от Чикагской биржи, тем, что ввели экспортную пошлину. Таким образом, мы выравниваем цену внутри страны. Есть интервенция, и есть эта пошлина, вообще это работает?

— В любом случае существует котировки Чикагской биржи, цена в Новороссийске считается от неё же с неким дифференциалом, и потом от неё же вычитается экспортная пошлина. По сути у нас получается некая альтернатива продажи российского зерна либо на внутреннем рынке, либо опять же на экспорт. Но экспорт в любом случае пока привязан к Чикагской бирже.

Скорее всего, можно было бы запустить какой-то интересный инструмент и сделать российский бенчмарк, но для этого действительно необходима воля самих участников рынка, нужны прозрачные инструменты, которым бы рынок поверил. Я думаю, что как только такой инструмент появится, придут и игроки с финансового рынка, которые готовы буду поддерживать ликвидность этого рынка и помогать защищать риски непосредственно самим торговцам, трейдерам и самим сельхозтоваропроизводителям.

— Если говорить о нефти в России в таком случае рынок для нефти созрел, а для зерновых еще не созрел?

— Если мы возьмем нефтяной рынок, то увидим точно такую же картину. Российская нефть всё-таки торгуется по котировкам Brent с неким дифференциалом. Это может быть плюс, это может быть и минус в зависимости от точки поставки и качества продукта. Но, тем не менее, это привязка точно такая же как и по зерну к котировкам Чикаго.

— Но внутри России нефть все больше переходит к торговле внутри между производителем и НПЗ. А на электронных торговых площадках с зерном не так?

— В данном случае не соглашусь, потому что торги по нефти проходят фактически в телефонном режиме, котировка определяется в конце месяца с поставкой на будущий. По сути это 27-28 число, когда крупные трейдеры по телефону договаривается о неких стандартах и некой котировке на будущий месяц.

— То есть, это такой же режим, как и торговля зерном? Сначала переговоры, потом встреча, измерения, разъезд. Всё это время, дополнительные затраты. Ну и так далее.

— Если бы что-то появилось революционно новое на каких-то других товарных рынках, то я думаю, что достаточно быстро масштабировалось и на зерновой рынок.

— Если дальше проводить параллели между нефтью и зерном, те люди которые занимаются производством нефти, пользуются сегодня инструментами страхования своих рисков производства через механизмы мировой биржевой торговли?

— Если, поставки связаны с экспортом, тогда это безусловно да. Другой вопрос, кто из трейдеров ставит эту защиту ценовых рисков. Либо это сам производитель с помощью своих каких-то дочерних структур за рубежом. Либо трейдер, ставит защиту от собственных рисков на западных площадках. Соответственно, он страхует только себя, а риски производителя внутри страны остаются на самом производителе.

— Для чего в России на зерновом рынке биржевая торговля. И вообще нужна ли она?

— Торги проходят обычно там, вернее центр ценообразование находится там, где находятся деньги. Шансы запустить в России собственные бенчмарки конечно же есть, потому что есть внутренний рынок. И нужно начинать с построения внебиржевого рынка. С построения стандартных отношений между самими участниками рынка. Когда люди начинают работать, используя принятые стандарты и начинают доверять друг другу, то в этом случае рынок легко будет оцифровать, чтобы дать котировку. И только после этого запускать биржевые инструменты на данную котировку в виде фьючерсов, опционов и т.д. Но ни как не наоборот.

— Есть в России какое-то движение в сторону рынка? Ведь очень сложно купить, а особенно с гарантией поставки.

belousov-001

— Хотим или не хотим, но весь мир двигается именно в этом направлении, именно в оцифровку информации. Еще 20 лет назад Интернет был диковинкой, а сегодня мы не знаем, как без него прожить. Стандарты есть и в России. Что касается электронных площадок — их становиться всё больше. Соответственно следуя Дарвинскому методу, кто предложит лучшие условия, тот и выживет. Мы, в том числе работаем достаточно долго на этом рынке. Уже порядка 15 лет. Делаем всё возможное и, наверное, невозможное, чтобы дать максимальное количество сервисов нашим участникам. Чтобы оцифровать всю ту информацию, которая поступает на площадку, и поверьте, у нас это уже получается. То есть, те индикаторы, которые вы видите на той же самой площадке IDK.ru, на них уже ориентируется какая-то часть рынка. Как минимум наша служба технической поддержки получает иногда и негативные звонки, когда, по мнению клиента, цена в его регионе, которую мы показываем на своей площадке, не соответствует его ожиданиям. Либо наоборот. Иногда получаем звонки с просьбой посчитать какую-то цифру в его регионе, если в нашей таблице котировок этого региона или города нет.

Площадка живет сама по себе. То есть, сами участники рынка заходят на неё и размещают свои предложения.

Есть еще интересный момент. Так как мы являемся разработчиками информационных систем, то мы участвуем в разработке программного обеспечения для ФГБУ «Центр оценки качества зерна и продуктов его переработки». Эта организация унаследовала все функции бывшей Государственной хлебной инспекции, и входит в структуру Россельхознадзора. Понимая, как работает механизм, понимая, что такое стандарты качества, мы применили все те же стандарты на своей площадке. Поэтому любой клиент, который заходит на площадку и оставляет свою заявку, он вынужден заполнить качественные характеристики по той партии товара, которую хочет предложить на рынок, либо, если это покупатель, то он указывает те качественные характеристики того зерна, которое он хочет получить. Это очень важно. Среди подобных площадок на текущий момент наша площадка единственная, которая автоматически учитывает качественные характеристики на торгах. При торговле на нашей площадке также обязательно указываются и другие параметры, такие как базис поставки, цена с НДС или без НДС, сроки отгрузки и т.д.

— Получается, что нужно позвать оценщика и получить некий не бумажный, а электронный сертификат, который потом нужно предъявить для торговли на площадке?

— Совершенно верно. Система эта уже работает более двух лет. Поэтому все сертификаты качества, которые выпускаются на рынок и выдаются на руки тем же самым производителям, это те же самые сертификаты, которые хранятся в электронном виде внутри этой системы.

— Все должны прийти торговать на электронную площадку. Должно ли их быть много, либо это должна быть единая, а возможно и государственная система?

— Я не видел ни одного позитивного примера в мире, где государство могло породить какой-то грамотный и востребованный рыночный инструмент. Всё-таки государство у нас является неким контролером. Поэтому я считаю, что это должен сделать сам рынок. А какая из действующих площадок представит лучший, более динамичный и дешевый сервис, это покажет время.

— Сколько сейчас площадок по приблизительным оценкам в России и каков объем торгов на них?

— Площадок очень много. Можно привести пример одной из самых крупных — это «Сбербанк АСТ», которая за последние 5 лет вырвалась фактически в лидеры и сейчас более 60% всех государственных закупок проходят именно на этой платформе. Кстати, мы именно их выбрали в качестве партнеров, провели интеграцию и площадка «Сбербанк АСТ» представляет для нас сервис расчетов между участниками, которые торгуют на нашей площадке. То есть, это некая взаимная интеграция. На «Сбербанк АСТ» появилась новая секция, которая называется «Зерно на IDK». Если пользователь заходит на нашу площадку, то он может зарегистрировать личный кабинет на «Сбербанк-АСТ», и уже через эту платформу депонировать свои денежные средства на период торгов, которые будут являться обеспечением исполнения обязательств со стороны финансовой части. То есть, таким образом, мы сделали гарантии для участников рынка со стороны финансов совместно со «Сбербанка-АСТ», а контроль исполнения сделки по объему и качеству с помощью электронного документооборота Россельхознадзора.

— То есть, государственная структура всё же присутствует как некий сервис?

— Совершенно верно. Они выступают в качестве гаранта и арбитра.

— Не создаст это в конечном итоге некой неразберихи?

— Сначала, наверное, это будет несколько площадок, будут десять кабинетов, но со временем, конечно же, лучшие идеи будут собираться воедино и сольются на одной площадке, которой все будут доверять. Именно так строился внебиржевой рынок и в других странах. Сначала формируется котировка, и только затем участники рынка участвуют в создании производных финансовых инструментах на неё. Например, рынок подсолнечного масла до сих пор не торгуется на биржевых площадках, так как сами участники рынка не хотят этого. А для операций хэджирования используются СВОП-котракты, которые обращаются на внебиржевом рынке. Не исключено, что и российское зерно на внутреннем рынке пойдет по такому же сценарию.

— Что мешает пойти этим путем? Мы можем оставить торговлю в таком же телефонно-переговорном режиме и непосредственно уже выходить на те механизмы, на биржевую торговлю, которая уже позволит застраховать риски.

— В мире есть такая практика, как сбор ценовой информации с помощью телефонных звонков. Допустим, сначала опрашивают  одну сторону по цене совершенных сделок, затем вторую. Следующих контрагентов, которые не совершали сделки в данный период опрашивают, а почем бы они купили и продали. Эти данные заносятся в таблицы, и на основании, так скажем, экспертного мнения создается некий бенчмарк. Такие примеры есть. Когда мы закладывали свою идею, мы учитывали такие варианты и нам не очень это нравилось. Дело в том, что сложно доказуемо, что кто-то в определенный момент назвал какую-то цифру. А все телефонные разговоры записать достаточно сложно. Поэтому мы решили предложить рынку именно нашу платформу, где сам участник рынка сможет зарегистрироваться, и самостоятельно разместить свои предложения. А мы, со своей стороны, четко видим в каком регионе он работает, с каких ip-адресов размещает свои предложения, какая стоит операционная система на его компьютере и какой браузер он использует. Мы всегда можем это подтвердить. Участники рынка самостоятельно оставляют информацию, размещая свои заявки и подавая оферты. То есть, это их зона ответственности. А мы в этом случае всегда можем раскрыть информацию, на основании которой формируются наши котировки.

По всем сделкам, которые проходят на наших платформах, мы храним протоколы торговли на протяжении 7 лет. Если в какой-то момент торги не состоялись по техническим причинам, мы также раскрываем и эту информацию и показываем дату, время и причину такого сбоя. Мы эту информацию тоже держим открытой. Но, если котировка сложилась по результатам конкретных сделок, то мы всегда можем подтвердить данную информацию, и по требованию контролирующих органов всегда можем предоставить данные из наших архивов.

— Насколько регулятор может вмешаться в деятельность такой электронной площадки, и чем эта деятельность сегодня регулируется?

— Если стороны заключат сделку, и она по каким-то причинам не дойдет до конца, то есть не будут выполнены обязательства, тогда одна из сторон вправе обратиться в арбитражный суд и попросить у нас предоставить информацию по этой сделке. Мы часто участвуем в экспертных советах на которых поднимаются вопросы по контролю исполнения сделок. Я также являюсь членом экспертного совета антимонопольной службы, где тоже часто возникают вопросы: почему такая цена сложилась на рынке. И мы точно также можем раскрыть эту информацию и показать кто, когда, и в какой момент предлагал цену на рынке по определенному товару. Что касается раскрытия информации по таким сделкам для коммерческих структур, то эта информация у нас закрыта, на основании внутренней политикой о конфиденциальности.

— Сколько сейчас зерна проходят через электронные торги?

— Что касается объемов зерна на нашей площадке, точной цифры сейчас назвать не могу, так ка для нас этот показатель не приоритетный. Мы не следим каждый день, сколько и где прошло зерна, потому что мы не берем комиссию от этих сделок, и соответственно мы не заинтересованы в этом контроле. Что касается открытых позиций, то есть заявок на покупку и продажу, то цифры серьезно разнятся. От одного миллиарда рублей до 30-40 миллиарда рублей в день. Это объемы предложения на покупку и продажу.

Что касается сделок по другим товарным группам, например, если мы возьмем энергетику, то у нас есть еще один проект eOil.ru. На одной из конференции прозвучала эта цифра, причем не от нас, а от самих участников – это превышение в месяц одного миллиарда рублей. В принципе это уже достаточно показательный объем, но там принцип самих торгов на eOil.ru немножко другой. То есть, мы предложили рынку новую систему аукционов, при которой сам организатор торгов не влияет на ценообразование.

То есть, в начале торгов, перед тем, как компания заводит свой первый аукцион, мы договариваемся о том, что они назначают цену только один раз. Один раз назначили, а дальше отдают рынку процесс ценообразования, чтобы сами клиенты назначали стоимость на товар.

belousov-002

Идея заключается в том, что торги проходят 30 минут. Первые 10 минут цена стоит на месте. И если мы говорим о продажах, когда организатор торгов именно продает товар, то спустя 10 минут цена начинает снижаться. Она снижается до -5%. В этот момент у кого-то появляется желание купить, и кто-то подает первую оферту. Вот эта оферта действует до окончания самого аукциона, который действует 30 минут, повторюсь, если её никто не перебьёт. Если, кто-то с фиксированным шагом перебивает эту оферту, тогда уже другой контрагент претендует на роль победителя. Спустя 30 минут подводятся итоги. Тот, кто предложил лучшую цену и сделал это раньше других по времени, тот является победителем. Вот такой механизм достаточно хорошо себя зарекомендовал. Один из наших контрагентов, с которым мы работаем — ”Газпром газэнергосеть”. А точнее не одна компания, а еще несколько их дочерних предприятий. У нас с ними есть положительный опыт запуска таких продуктов как пропан-бутан, бензин, дизельное топливо, гелий.

Кстати, я думаю, что достаточно интересно будет для нашей аудитории то, что с первого марта, компания ”Газпром Газэнергосеть” запускает торги по бензинам АИ-92 и АИ-95, а также дизельному топливу с базисом поставки Ставрополь, Калуга, Владимир и Воронеж. Это будут мелкооптовые объемы, и размер одного Лота составит от одной до трех тысяч тонн. «Газпром газэнергосеть» планирует ежедневно выставлять на торги до 600 тонн топлива. Я думаю, что наша аудитория с рынка АПК может воспользоваться такой возможностью. В чем суть этой идеи?

Компания ”Газпром Газэнергосеть” запускает торги по бензинам АИ-92 и АИ-95, а также дизельному топливу с базисом поставки СтавропольКалуга, Владимир и Воронеж. Это будут мелкооптовые объемы, и размер одного Лота составит от одной до трех тысяч тонн.

Старт торгов начинается с первого марта. Пока участников будет немного, цена будет «проваливаться» по 5% каждый день, пока не будут разбираться все объемы топлива целиком. Поэтому, как показывает практика, на старте подобных инструментов цена в течении первой недели проваливается даже на -25% от рынка. Соответственно это аппетитное и заманчивое предложение, на которое рынок реагирует очень бурно. Таким образом, торги стартуют достаточно быстро. После этого начала торгов «Газпром газэнергосеть»уже не будет назначать стартовую цену, и только сами участники этих аукционов будут её назначать одним кликом мышки на своем компьютер.

— Страхование своей прибыльности или хеджирование своих рисков через уже созданный механизм торговли на электронных площадках вместе торговли с международными биржами, он возможен сейчас в России?

— Он возможен. В 2014 году в сентябре мы заключили соглашение между «Газпром газэнергосеть» и «Московской биржей» на то, что мы обеспечиваем четкую и регулярную работу наших серверов. «Газпром газэнергосеть» берет на себя обязательство ежедневно продавать определенные объемы не меньше определенного количества. Соответственно по результатам торгов мы отдаем котировку на «Московскую биржу», а «Московская биржа» на основании этой котировки запускает фьючерсный контракт. Такое соглашение мы подписали, и даже подготовили спецификацию фьючерсного контракта. Но после этого мы столкнулись с неким непониманием нашего регулятора – Центрального банка. На текущий момент все наши переговоры находятся в рабочем режиме. Сейчас создается экспертный совет, который будет выступать контролером данной котировки, и подтверждать её качество. И я думаю, что в ближайшее время мы сделаем этот шаг, но скорее всего, он будет совершен на рынке энергоресурсов. На текущий момент работаем над запуском фьючерсного контракта пропан-бутановой смеси, что очень актуально и для рынка АПК. Если данный шаг будет успешным, то мы будем двигаться в этом же направлении и на рынке АПК. В этом случае нам нужен активный и крупный игрок, который не побоится в первую неделю взять на себя ценовые риски при запуске аукционов с той моделью ценообразования, о которой я вам рассказал. Как показала практика, плюсов от такой технологии проведения аукционов гораздо больше и компании начинают получать дополнительную прибыль уже через неделю. И я готов их для вас перечислить.

Нужен активный и крупный игрок, который не побоится в первую неделю взять на себя ценовые риски.

— Я благодарю вас за то, что вы пришли к нам на эфир и мы продолжим наш разговор в следующей программе.

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.
Важные
Ставки вывозных таможенных пошлин из РФ на зерно с 25-го мая 2022 года
Рассчитанные ставки вывозных таможенных пошлин применяются начиная с 3-го рабочего дня после дня их размещения и действуют до начала применения очередных ставок.
В Иране намерены продолжить торговлю с Россией
Посол Ирана в Москве Казем Джалали заявил, что в 2021 году страна закупила существенные объемы пшеницы из России и в 2022 году намерена продолжить импорт этой зерновой культуры.