Выхода нет: забайкальские аграрии близки к вымиранию
10 апреля 2018, 12:14

Стерликов Валерий Викторович
Депутат законодательного собрания Забайкальского края

Депутат законодательного собрания края Валерий Стерликов — один из немногих оставшихся в регионе крупных сельхозпроизводителей. В его хозяйстве в Карымском районе есть и скот, и сельхозкультуры.

Вот только с оптимизмом на всё это он не смотрит, как и не рассчитывает ни на какие программы поддержки. Да и на будущее, честно говоря, не особо — рассчитывать не на что. Сельское хозяйство в регионе медленно умирает.

Про какое производство можно рассуждать?

— Мы начали всё это в январе 1992-го — зарегистрировались. Смешанное животноводство и растениеводство 50/50. Ну, и постепенно началось картофелеводство, овощеводство, молочное животноводство. С 2009-го образовалось ООО «Виктория» — племенное животноводство. На сегодняшний день имеем около 700 голов крупного рогатого скота, около тысячи овец. В области растениеводства вся посевная площадь составляла около 2 тысяч гектаров плюс пары ( вспаханное поле, оставляемое на некоторое время незасеянным — Н.И.) — в целом около 3 тысяч гектаров.

— Вы сказали «составляла», сейчас меньше?

— Постепенно уменьшаем. 4 года под засухой, на третьем поле урожая почти нет, всё сгорает. А страховой случай не наступает, потому что по парам какая-то урожайность есть. Мы в прошлом году по парам получили практически по 21 центнеру зерновых, а в третьем поле всё сгорело. То есть страховой случай тут однозначно не наступит, и получить какую-то государственную поддержку финансовую здесь не получится (По словам Стерликова, страховой случай вступает в силу при 100-процентной гибели урожая — Н.И.). Картофель садили до 120 гектаров, осталось 30 гектаров в связи с тем, что нет сегодня по краю ни регионального заказа, ни федерального. Мы работали с ФСИНом — федеральным заказчиком, но за последние 5 лет образовались ГУПы (Государственные унитарные предприятия — Н.И.) во ФСИНе, все эти заказы перешли к ним.

— То есть не для кого растить?

— Да. Сегодня в торговых сетях лучше продавать китайский картофель. Потому что им якобы невыгодно работать с нами, говорят, что мы работаем без НДС (Налог на добавленную стоимость. По словам Стерликова, почти все крестьяне работают без НДС, в то время, как торговым сетям нужно выставлять НДС в счетах. По информации с сайта Федеральной налоговой службы, Единый сельскохозяйственный налог, которым облагаются все сельхозтоваропроизводители, полностью заменяет собой налог на добавленную стоимость — Н.И.). Поэтому они наш картофель не берут.

— Это все сети повсеместно?

— Да. Поэтому мы вынуждены отказаться от этой культуры.

— Отказаться вообще?

— Ну, для своих нужд только будем садить. Хотя сегодня в федеральном порядке минсельхоз обязывает нас каждый год увеличивать производство к уровню прошлого года, чего мы сделать не можем. А на бумаге делают все, ни для кого не секрет. Если этого не будет, значит никакой финансовой поддержки не увидишь. Поэтому сегодня всё больше и больше пустует полей, не засеиваются.

Второй момент — стоимость дизтоплива и минеральных удобрений. Она практически каждый год увеличивается на 10-15% к уровню прошлого года. И вкладывать такие деньги, заранее зная, что не получишь ничего… Работать ради работы, в убыток себе желающих становится всё меньше.

На электроэнергию посмотрите. Мы сегодня платим 6,5 рубля за киловатт/час. Бурятия платит по 4,7 рубля. Новый глава республики (Алексей Цыденов, в должности с сентября 2017-го — Н.И.) пообещал, что к концу года сделает стоимость рублёвой. Про какое производство можно здесь рассуждать?

У нас один выход — сжаться до подсобных хозяйств

— Если брать район в целом, насколько меньше стало сельхозпроизводителей за 10-15 лет?

— Идёт снижение. Разительное.

— А какие-то федеральные программы не спасают положение?

— Федеральная программа с 1 мая — увеличить МРОТ до 20 тысяч рублей на работника. Раз идёт разговор о повышении НДФЛ (Налог на доходы физических лиц — Н.И.) до 18%, то все сельхозпредприятия будут закрыты. Были у нас печальные случаи с такими предприятиями, как Беклемишевское. Что с этим предприятием стало и не только с ним? Всех такая участь ждёт.

Коллективное предприятие «Беклемишевское» – основной поставщик сырья для Читинского молочного комбината. В январе-феврале 2017 года предприятие в 2 раза снизило поставки молока по сравнению с аналогичным периодом 2016-го. На март 2017 года для стабильной работы комбината необходимо было перерабатывать зимой около 20 тонн молока в сутки, 40 тонн – летом. В тот момент завод перерабатывал в сутки не более 9 тонн молока, из-за чего половина оборудования простаивала, а новые производственные линии не окупались.

— Реальный выход из ситуации существует?

— У нас нет выхода. Какой у нас выход? Сжаться до самого минимума, остаться в ЛПХ (Личное подсобное хозяйство — Н.И.)?

— В этом вина федерального центра или краевых властей?

— От краевых тут ничего не зависит. Всё федеральные законы.

— Что вы думаете о недавнем задержании экс-министра сельского хозяйства Михаила Кузьминова?

— По поводу задержания я затрудняюсь что-либо сказать, потому что я никаких финансовых вопросов с ними не обсуждал. Практически 3 года я туда вообще не хожу. Как они там работают? Там понимания в отношении нас нет. Они сегодня мотивируют порядком. Москва дала им порядки и всё — ни шагу влево или вправо.

Помощи мы от министерства не видим никакой. Да и не только с минсельхоза — ни от кого. Ни с минэкономразвития, ни с минтерразвития, ни с минприроды. Ни один министр за 35 лет не был здесь ни разу. Губернатор первый раз была 12 декабря, спросила: был кто? Никто. Откуда они могут знать, как живёт сегодня село, чем ему помочь? Никто из вышеназванных министерств не знает, а может, знают, но виду не показывают.

— Помимо картофеля ещё какие-то сферы вашей деятельности будут урезаться?

— Ну, если работников сокращать, то и вся сфера сократится. В этом году человек 15 придётся сократить.

— А всего сейчас сколько работает?

— Около 40 во всей сфере — переработке, животноводстве и растениеводстве.

Специалистов вообще нет. Кто пойдёт в сельское хозяйство? Гарантированно нет сегодня зарплаты, ни больничных, ни выходных, ни отпускных. Пенсию тут гарантированно не заработаешь выше 7 тысяч. Какой специалист пойдёт? Легче получить диплом и пойти продавцом работать, где есть выходные, 15-20 тысяч гарантированно получать. Вовремя дома, вовремя на работе.

— Вы с района людей набираете?

— Да отовсюду. Круг не успевают проходить — текучка. Механизаторы и животноводы ещё более-менее, а другие — постоянно текучка до первого рубля.

— О молодых специалистах можно не спрашивать? Не идут?

— Как закончился Советский Союз, так и прекратили молодые специалисты про работу спрашивать. Особенно про специальности ветеринаров, зоотехнических. Про агрономов ладно, молчу, сам агроном. Инженеры, электрики. Всё, забыть про такие специальности можно населению.

— Вы говорили, что местные сети не хотят с вами работать, а на межрегиональный рынок пытались выходить? В тот же Иркутск или Благовещенск?

— У нас нет таких объёмов. Мы всё сами перерабатываем: мясо вырастили, сами переработали. Немного муки, немного мяса и картофеля. Заниматься экономикой сельского хозяйства в крае вообще нереально. Рынок сегодня, все супермаркеты чем забиты? Растениеводство, овощеводство — всё Китай. Картофель, овощи — всё Китай. Что мы кушаем? В Китае сегодня практически нет никакого контроля по применению пестицидов. Его и не было. Поэтому и здесь его нет, те же самые руки приехали сюда.

Я вижу, как всё это на моих глазах тает, словно снежный ком

— Какие у вас вообще объёмы производства? Кому продаёте?

— Ну, как я говорил, федеральных заказов у нас нет, как и региональных.

В хозяйстве Валерия Стерликова также есть цех по производству мясных полуфабрикатов —пельменей, поз, чебуреков, вареников. Продукция поступает в местные магазины, а также в несколько небольших магазинов Читы, в том числе в личный магазин сельхозпредприятия на улице Горького.

Всю продукцию местные работники делают вручную, в день одна лепщица может сделать до 10-12 килограммов полуфабрикатов.

Работают в основном под заявки — по заказанному объёму товаров.

— Если случится чудо и региональные сети станут забирать вашу продукцию, сможете обеспечить их объёмами?

— Мы же одни не сможем. Посмотрите, в каком состоянии находится сельское хозяйство в крае? Вы прекрасно видите, что картофеля своего практически нет, овощей нет, молока нет. Ни одного свинокомплекса в крае нет, ни одной птицефабрики. То, что сегодня [птицефабрика] в Маккавеево и два китайских небольших свинокомплекса в Улётах и Маккавеево — это вообще ни о чём. Если посмотреть, в каком состоянии там производство, тоже можно сделать выводы.

Строительство свинокомплекса в Улётовском районе начали в 2016 году. По словам главы района Сергея Савина, свинокомплекс в селе Албатуйский Бор продолжает работать, там сейчас в районе 3,5-4 тысячи голов. Распространяют продукцию свинокомплекс в Улётах и Чите. Савин добавил, что в данный момент свинокомплекс испытывает затруднения с реализацией из-за производителей из Томска и Омска, которые, по его словам, используют стимуляторы роста, из-за чего себестоимость продукции снижается.

— Почему федеральный центр на это плевать хотел? Почему сельское хозяйство вдруг стало невыгодным? Почему стало выгодно закупаться в Китае?

— Так это в целом по стране так. У нас в Подмосковье сегодня вьетнамские, американские и итальянские агрохолдинги работают. Вьетнамцы — генеральные директора, американцы там — содиректора, итальянцы сыр выпускают — 100 тонн в месяц. Работают вьетнамцы, американцы и итальянцы — все, кроме российских работников. Россияне работают на такой самой грязной низкооплачиваемой работе: скотники, разнорабочие. Специалиста русского там ни одного нет.

— Вы в перспективе рассматриваете возможность закрыть хозяйство?

— 35 лет я этим занимался. Здесь до того уже надумано… Просто я вижу, как всё это на моих глазах тает, словно снежный ком. Лучше не становится — только хуже и хуже. У нас сегодня в крае нет ни одной компании, которая занималась бы обеспечением техникой и снабжением запчастями. У нас был «Читарегионопр» — региональная компания, которая поставляла технику и запчасти. Трактора, комбайны. Сегодня не осталось. Частные занимаются моторами, дизелями. Это планово-стихийное снабжение, они ведут какой-то мониторинг. Сегодня население китайские трактора держат, белорусы в ЛПХ и не более того. Сенокосная техника. Мелочёвку эту возят, но глобальных программ на этой мелочёвке не решишь.

Задумаешься, почему у нас 260 тысяч населения уехало из края? Рыба ищет, где глубже, человек — где лучше жить. А как выживать здесь? Мы просто заложники своей судьбы. Быстро всё это не бросишь и не распродашь — это не мешок картошки. Но процесс идёт. И не только у нас. Многих людей знаю, которые сегодня готовы всё это закрутить, выехать, по бросовой цене отдать.

Читайте прогноз ценовых колебаний с 9 по 13 апреля 2018.

Источник: chita.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Гибрид пшеницы и ржи из Башкирии получил серебряную медаль выставки «Золотая осень»
Озимая тритикале (гибрид пшеницы и ржи) «Башкирская 3» получила серебряную медаль выставки «Золотая осень», которая прошла в Москве 10-13 октября.
Путин поздравил российских аграриев с профессиональным праздником (Видео)
14 октября праздник тех, кто трудится на земле. Работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности поздравил президент России Владимир Путин.