Ткачев об импортозамещении, новых технологиях и экспорте
20 сентября 2017, 09:26

Ткачев Александр Николаевич
Глава Минсельхоза РФ

Сельское хозяйство в последние годы — в числе самых быстроразвивающихся отраслей нашей экономики. На руку аграриям сыграли российские антисанкции. Лучшего стимула и не найти. Надо было срочно придумать, как обойтись без импортных продуктов питания. Теперь наша зависимость от них стала гораздо ниже, а через несколько лет ее не будет вовсе. Об этом и многом другом в интервью «КП» рассказал министр сельского хозяйства России Александр Ткачев.

«Зачем отдавать рабочие места? Сами все произведем!»

— Александр Николаевич, как у нас идет процесс импортозамещения? Мы уже достигли так называемой продовольственной безопасности?

— Достигли и даже превысили по большей части значимых сельхозпродуктов. Мы обеспечены полностью зерном, сахаром, растительным маслом, картофелем и мясом. Молоком и молочными продуктами — на 82%. Над этим направлением еще надо работать. Когда начнем производить еще 5 — 7 млн. тонн в год, то закроем все потребности внутреннего рынка.

— А над чем еще надо поработать?

— Одно из главных направлений — тепличные овощи и фрукты. Мы субсидируем строительство молочных ферм и теплиц — возмещаем от 20% до 35% затрат инвесторам. Субсидируем закладку садов и виноградников. Уверен, через 5 лет мы будем импортировать только то, что не растет в нашем климате. К примеру, уже сейчас, если не брать тропические плоды, самообеспеченность фруктами составляет 70%.

— После введения наших продуктовых антисанкций в 2014 году импорт уменьшился, и цены на овощи зимой резко подскочили, потому что у нас было мало теплиц. Что сейчас?

— Десятки компаний по всей стране заинтересовались этим видом деятельности. За 2015 и 2016 годы мы ввели почти 500 гектаров новых теплиц по всей стране, в результате прибавка по сбору тепличной продукции — 25%. В этом году получим около миллиона тонн овощей. Но чтобы закрыть полностью позицию, нам нужно удвоить производство, а пока мы завозим недостающий миллион тонн из-за рубежа! Огромные деньги уходят за пределы страны. Покупаем овощи в Марокко, Азербайджане, Узбекистане, Армении, Турции. Мы там создаем рабочие места, хотя все это можем производить сами. Раньше говорили, что мясо не можем произвести, и завозили американские окорочка. А теперь по мясу птицы и свинине полностью обеспечили потребности страны.

«Надо строить теплицы и овощехранилища»

— Если появится много теплиц, то цены не будут так сильно скакать в течение года?

— Конечно, цены растут из-за сезонного дефицита. Сейчас мы нуждаемся в импорте только в конце зимы — начале весны. Нужно строить больше овощехранилищ, которые бы позволяли до собственного летнего урожая потреблять отечественную продукцию. До 2020 года планируем ввести в строй овощехранилища на

2 млн. тонн, что на четверть увеличит имеющиеся мощности.

«Ждем рекорда по экспорту зерна»

— Будет в этом году рекорд по урожаю и экспорту зерновых?

— Экспортировать планируем 40 млн. тонн, из них пшеницы порядка 30 млн. Это рекорд: лучше, чем в прошлом году, почти на 2 млн. тонн. Общий урожай зерновых превысит 110 млн. тонн. Это то, что мы соберем гарантированно. Больше — возможно, но все будет зависеть от погодных условий. Мы вышли на уборочную кампанию на две-три недели позже, с учетом холодной весны. Поэтому есть большие риски, особенно в Сибири, на Дальнем Востоке, на Урале. В октябре мы можем получить и снег, и дождливую осень. Потенциально хлеб есть, теперь задача — его убрать.

— Что мы еще поставляем за рубеж?

— Помимо зерна и рыбы, значимое место занимает растительное масло. В 2016 году мы его продали на $1,5 млрд. Начинаем экспортировать свинину, мясо птицы. В прошлом году впервые стали крупным поставщиком сахара на мировой рынок: увеличили продажи в десятки раз — до 340 тыс. тонн. Отрадно, что начинаем экспортировать не только сельхозпродукцию, но и продукты переработки, что очень важно. Только шоколада мы поставили в разные страны почти на $0,5 млрд.

— А у российской продукции есть какие-то преимущества?

— Наша продукция ценится на международном рынке своим качеством. У нас нет ГМО. Плюс в 90-е годы снизилось внесение удобрений, а часть сельхозземель и вовсе перестала обрабатываться. По сути, Россия является мировым банком экологически чистой земли. Если мы сможем выйти на мировые рынки, получить достаточные объемы сельхозпродукции для обеспечения внутренних потребностей, а также излишки, которые сможем продавать на экспорт, мы на этом будем еще и зарабатывать. И наша продукция будет пользоваться спросом. Хотя есть и минусы из-за этого — наша продукция быстрее портится.

— Наверняка основные экспортеры — это крупные агрохолдинги. А как быть фермерам?

— Крупному агрохолдингу легче выйти на внешний рынок, он более заметен и может обеспечить стабильные поставки. Так во всем мире. Мелкие фермерские хозяйства, чтобы выйти на зарубежные рынки, должны объединяться в кооперативы. У нас есть в этой части поддержка экспортных кооперативов. Мы будем это делать. Места хватит всем.

«Если землю не используешь — её надо изымать»

— А что больше всего мы закупаем за рубежом? И можем ли часть этих товаров производить внутри страны?

— В прошлом году мы больше всего закупали цитрусовые и бананы, их закупили на $2 млрд. Их мы вряд ли сможем заместить. Третью строчку занимает соя, мы ее импортировали почти на $1 млрд. Сою используют при производстве кормов. Для сокращения импорта нужно увеличивать посевы этой культуры в европейской части России, а также улучшать условия для ее поставок с Дальнего Востока. Четвертую и пятую строчки занимают говядина, а также сыр и творог. Это те продукты, которые мы можем производить сами, и к этому идем.

— Недавно Центр стратегических разработок представлял доклад «Земля для людей». Основной вывод: получить землю в России почти нереально, особенно если это земля сельхозназначения. Нужно ли упрощать процедуру получения земли? Особенно там, где ее много и она не осваивается…

— Трудность в переводе земли сельхозназначения в землю других категорий, вполне оправданна. Это ценный ресурс, поэтому ее надо постараться сохранить именно в таком качестве. Это пятая часть — 22% — от общей площади земельного фонда России. Что касается неиспользуемых земель, то был принят закон об их изъятии для возврата в оборот. Ведь почему земля не используется? Есть собственник, но он не хочет ее обрабатывать, часто это наследники пайщиков, которые получили землю от родителей или бабушки и дедушки. Они живут в городе, земля им не нужна, она зарастает бурьяном. Или вообще нет собственника, прежний умер, а наследники не объявились. Такую землю надо изымать в муниципальную собственность, чтобы потом передавать тем, кто готов ее обрабатывать. Изъятие неиспользуемых земель выросло в

4 раза — до 10 тысяч гектаров в прошлом году. Но есть сложности, связанные с тем, что муниципалитеты не хотят оплачивать постановку участка на кадастровый учет. Это отдельный вопрос, который требует решения.

Подорожает ли продовольствие?

— Несколько лет назад были прогнозы, что продовольствие будет дорожать быстрее, чем все остальные товары. Мол, население в мире растет, а угодий не прибавляется. Но цены на еду особо не повышаются. Какова глобальная тенденция — будет она дорожать или нет?

— Надо разделять российскую ситуацию и мировую. У нас был всплеск цен на продовольствие после введения санкций и девальвации. Но сейчас ситуация другая. За январь — июль годовая инфляция составила 4,3%, а рост цен на продовольствие — 3,9%. Цены на продукты питания растут медленнее инфляции. Такая же ситуация сложилась и в прошлом году: инфляция составила 5,4%, а стоимость продуктов питания выросла на 4,6%. Отечественные производители увеличили выпуск, и давление на цены снизилось.

Когда говорят про мировые цены, имеют в виду, как правило, цены на зерновые, ведь они торгуются на бирже. В последние годы стоимость пшеницы находится под давлением из-за хороших урожаев, в том числе и у нас. Что касается роста населения, то он компенсируется развитием технологий в сельском хозяйстве. Урожайность зерновых в России за последние 20 лет выросла на 76%. Хорошие результаты и в других отраслях. Например, в птицеводстве конверсия корма за 10 лет снизилась на 17%, в свиноводстве — в 1,5 раза. То есть стали использовать меньше корма на 1 кг увеличения веса. Это показатели роста производительности. Повышение эффективности происходит за счет инвестиций, внедрения новых технологий. Сельское хозяйство превращается в технологичную и даже инновационную отрасль. Поэтому говорить, что мы, аграрии, не сможем прокормить растущее население земли, нельзя. Сможем, это вопрос развития технологий.

Кстати

«Настанет момент, когда люди начнут массово переезжать в деревню»

— Люди стали возвращаться к огородам. Мы недавно писали об этом феномене. Даже в Подмосковье дачники начинают кур заводить, теплицы строить. О чем это говорит?

— Все зависит от человека и его мотивации, есть ли у него время и желание. С одной стороны, каждый должен заниматься своим делом, зарабатывать на основной работе так, чтобы мог позволить себе любые продукты. Надеюсь, уровень жизни будет повышаться, это не здорово, когда ты разрываешься между огородом и работой.

С другой стороны, это мировая тенденция. Труд на земле благодаря новым технологиям становится более комфортным. Уверен, что настанет момент, когда люди начнут массово переезжать в деревню заниматься сельским хозяйством, потому что качество жизни в деревне не будет уступать городскому, а в плане экологии будет значительно превосходить. В последние годы по всему миру появляются вертикальные фермы, на крышах домов выращивают фрукты и овощи. Эти технологии делают первые шаги, но их нельзя не заметить: в Париже в контейнере на 24 квадратных метрах в год собирают по 7 тонн клубники, в Нью-Йорке выращивают салат и капусту. Вертикальные фермы существуют в Великобритании, Голландии, Японии, Корее и других странах. Главное преимущество — близость к потребителю. Вырастил — продал. Не надо тратить средства на хранение и логистику. Это вполне рентабельный и успешный бизнес.

Читайте прогноз ценовых колебаний с 18 по 22 сентября 2017

Источник: kp.ru

Теги     экспорт     импортозамещение     технологии     РФ     Ткачев  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Эрдоган предложил «Исламской восьмерке» перейти на расчеты в нацвалютах
Желание турецкого лидера торговать в нацвалютах можно понять — турецкая лира является одной из самых нестабильных валют Евразийского континента.
Обзор торгов на площадке IDK.ru на 20.10.2017
Наиболее крупным лотом по стоимости является: тот же лот: продам Шрот подсолн. объемом 5000 тонн, по цене 8800 рублей, на условиях FCA, на сумму 44 000 000 рублей.