Саймон Чернявский о долгах и судах с экс-владельцами агрохолдинга Мрия, планах по развитию холдинга и будущем украинского АПК
28 июня 2017, 10:33

Чернявский Сaймон
Генеральный директор «Мрия Агрохолдинг»

Уже третий год в одной из крупнейших агрокомпаний Украины — агрохолдинге Мрия — бурлят страсти. После оглашения дефолта по погашению облигаций компания успела попрощаться с основателями холдинга, перейти под контроль кредиторов и получить новый топ-менеджмент. Долгое время компания не могла договориться о реструктуризации долгов с крупнейшими кредиторами, среди которых Международная финансовая корпорация (IFC). В конце мая Мрия таки достигла компромисса с IFC и понемногу возвращает контроль над ранее утраченными земельными массивами. А на днях компания подготовила свежую финансовую отчетность. Агрохолдингом стали интересоваться потенциальные покупатели. Известно, что с предложением о поглощении заходил холдинг Андрея Веревского Кернел. Однако, по информации LIGA.net, предложений было несколько.

Несмотря на согласованные с кредиторами позиции, восстановление интереса к компании, стабильной деятельности холдинга, в операционной работе предприятия происходят катаклизмы. Летом прошлого года автотранспортное предприятие холдинга захватили неизвестные. В Мрие считают, что к захвату причастны экс-собственники — семья Гута. А на днях компания обнаружила поджог нескольких единиц техники стоимостью $300 000.

LIGA.net расспросила нынешнего руководителя агрохолдинга Мрия Саймона Чернявского о текущей ситуации в компании и перспективе всей отрасли.

О долгах: «С семьей гут не общаемся, но часто сталкиваемся с их людьми и «спортсменами»

— Недавно Мрия сообщила о том, что достигла некоего компромисса с большинством кредиторов. Расскажите, почему переговорный процесс был настолько затяжным? Какие условия реструктуризации согласовали: сумма долга, срок, проценты — все подробности.

— Действительно, недавно мы обнародовали договоренность, достигнутую с IFC. Это последний обеспеченный кредитор, с которым мы пришли к консенсусу; сейчас оформляем договоренности документально и можем приступать к имплементации соглашения. Общие условия реструктуризации не изменились, за исключением снижения процентных ставок, которые должны быть выплачены необеспеченным кредиторам в течение первых трех лет. Подробности я разглашать не могу.

Почему так долго? Есть несколько факторов. Один из них связан с кадровыми изменениями внутри самой IFC: новые люди, которые не знакомы с реструктуризацией Мрии, стали ответственными за этот процесс и должны были вникнуть в него должным образом, а мы в свою очередь — объяснить.

Кроме того, кредиторов у Мрии несколько десятков, и от многих мы получили комментарии и пожелания касательно упрощения процедуры и структуры имплементации. Мы постарались максимально их учесть, особенно со стороны украинских кредиторов, для которых эта процедура сложнее, и провели работу над упрощением юридических процедур.

Во всем этом длительном процессе важную роль сыграла поддержка как со стороны кредиторов, так и со стороны нашего государства. Для наших иностранных инвесторов Мрия — это показательный кейс защиты их интересов в Украине.

Полезные данные

Мрия работает на украинском рынке с 1992 года. С 2008-го акции компании котируются на площадке Франкфуртской фондовой биржи. По итогам 2013 года агрохолдинг получил чистую прибыль в размере $88,5 млн, что почти в два раза меньше, чем в 2012-м. В августе 2014 года Мрия сообщила о просроченной выплате около $9 млн процентного дохода и около $120 млн в счет погашения долга по ее обязательствам. Совокупная задолженность Мрии перед всеми финансовыми кредиторами с учетом гарантий, предоставленных связанным с семьей Гута компаниям, на момент объявления дефолта составляла около $1,3 млрд.

Саймон Чернявский работает в должности гендиректора Мрии с февраля 2015 года. До этого он возглавлял агрохолдинг HarvEast Рината Ахметова, куда пришел из компании РоАгро Сергея Тигипко, в которой занимал должность первого заместителя директора. Кредиторы нанимали Чернявского как антикризисного менеджера, который смог бы поставить компанию на ноги и помог вернуть банкирам и бондхолдерам их деньги.

— Все ли кредиторы теперь согласны пойти на уступки Мрие? Насколько я помню, IFC и несколько банков не хотели идти на поводу у компании.

— Нет независимого руководства компании, которое действует от ее лица на свое усмотрение или в чьих-то интересах. Есть только группа кредиторов, которые пытаются спасти бизнес. И группа консультантов, включая новый менеджмент, нанятая для этого кредиторами. Поэтому речь не идет об уступках Мрие. У кредиторов есть финансовые советники, которые сопровождают процесс реструктуризации. Они совместно с новым менеджментом формируют предложения. Роль менеджмента в этом процессе — протестировать жизнеспособность таких планов, возможность их реализации и в итоге имплементировать.
Что касается IFC, то, как я уже говорил, сопротивления не было. Был долгий процесс вникания в суть дела и согласования. Но была другая небольшая группа украинских кредиторов, которые, защищая свои интересы, пыталась сорвать процесс в расчете быть выкупленными другими кредиторами. Да, они понимают, что предлагаемые условия реструктуризации дадут для них лучший, правда, отложенный результат, но ждать они не хотят. Их действия общему процессу реструктуризации не мешают.

— Некоторое время назад я негласно общалась с одним из представителей семьи Гута. Он говорил, что условия реструктуризации, которые Мрия предлагала кредиторам изначально, были более выгодными, чем нынешние. Знаете ли вы, что это были за условия, и рассказывали ли о них кредиторы?

— Вы разве не заметили — экс-собственники Мрии всегда предлагали своим кредиторам выгодные условия. (Смеется.) И мы видим, к чему это в итоге привело. Кроме того, пока внимание кредиторов было отвлечено на так называемые переговоры, в компании кипела работа по выводу активов на подставные юрлица.

— Сколько всего кредиторов у компании? Ранее было создано два комитета кредиторов — банковский и бондхолдеров. Какой из них более лоялен к компании?

— Рабочим капиталом Мрию обеспечивает комитет бондхолдеров, это к вопросу о лояльности. Хотя сам факт того, что все основные кредиторы согласовали условия реструктуризации, уже говорит об их лояльности. Что касается количества, то если рассматривать бондхолдеров как двух кредиторов — по количеству выпусков, — то кредиторов у нас всего около 40. Если же учитывать каждого бондхолдера индивидуально, то их более 100.

— Представитель семьи Гут говорил, что достаточно тесно общается с обеими сторонами конфликта — то есть с нынешним руководством Мрии и кредиторами. Так ли это? Как давно вы виделись с кем-то из основателей Мрии? Ведь, как известно, Иван Гута создал новую агрокомпанию — Аграрная городница, которая находится в непосредственной близости от Мрии — в Тернопольской области.

— С семьей Гут мы не общаемся, зато регулярно сталкиваемся с их людьми — бывшими сотрудниками Мрии и «спортсменами», которых они привлекают для решения своих вопросов и запугивания наших сотрудников. Пересекаемся мы на полях, в регистрационных службах, на встречах с общинами.

Пересекаемся и по деятельности компании Аграрная городница. Это новое детище Ивана Гуты, пытающееся перетянуть к себе пайщиков Мрии. С этой целью его командой запущена целая информационная кампания о якобы подделанных Мрией, договорах аренды. Суд действительно признал, что несколько подписей пайщиков были подделаны, но вопрос в другом: они датированы 2011-м годом и подписаны лично Николаем Гутой. У нас есть копии этих документов. И так во всем.

— Мой недавний собеседник обвиняет нынешнее руководство Мрии, то есть и вас, в том, что используются методы для давления на на семью Гута. Что это за методы?

— Мы защищаем наши права в юридическом поле, чтобы вернуть то, что было незаконно выведено из компании. Давить будем всеми законными методами.

— Еще один тезис бывших собственников состоит в том, что компанию просто отжали в политических интересах. Такое себе политическое рейдерство. Можете ли вы это прокомментировать?

— Эта ситуация — последствия дефолта по кредитам по причине умышленного и крупномасштабного мошенничества. Никакой политики.

О сегодняшней Мрие

— Давайте поговорим о нынешнем состоянии дел в компании. Ваши предшественники заявляют о том, что ситуация в части операционной работы холдинга ухудшилась в разы. То есть вас фактически обвиняют в том, что новое руководство Мрии усугубило состояние дел в компании. Есть ли у вас контраргументы?

— Взяли у инвесторов $1,3 млрд, а отдали активы на $150 млн и пустой расчетный счет. Это объективный результат на момент дефолта.

Что касается операционной деятельности, мы не знаем достоверно, что было тогда и с чем сравнивать. Данные аудиторских отчетов нерелевантны. Поэтому мы можем сравнивать только свои периоды, начиная с 2015 года. Все отчеты можно найти на нашем официальном сайте. Да, результаты не великолепные, но и техническое состояние компании все еще не идеальное. Нам понадобится еще время, чтобы восстановить украденные у Мрии активы: технику, производственные объекты, земли.

— Что касается земельного банка Мрии прежней и Мрии нынешней, все ли земли удалось идентифицировать?

— Нет, далеко не все. 2015 год, собственно, и начался с аудита всех активов, в том числе и земельного банка. Аудированный земельный банк составляет сейчас 186 000 га. Работаем над переподписанием договоров аренды, и довольно успешно — мы уже перезаключили и зарегистрировали около 70%. На сегодня мы идентифицировали все договоры аренды, у которых есть кадастровые номера. Есть также земельные участки, арендуемые по сертификатам, у которых нет кадастрового номера и определить их месторасположение невозможно. Мы только знаем, что они находятся на территории определенного сельсовета.

Реальный земельный банк Мрии отличается от озвученного бывшими собственниками на 60 000 га. Из этих «потерявшихся» 60 000 га часть земель уже идентифицирована. Это участки, которые были выведены из Мрии бывшими собственниками вместе с рядом юрлиц, и участки, аренда которых была расторгнута неправомерно, после чего договоры аренды на них были переподписаны на юрлица, подконтрольные бывшему менеджменту. Там, где это юридически возможно, мы отстаиваем свои права в судах и комиссиях. В начале 2017 года Комиссия при Минюсте отменила незаконные действия регистратора, и Мрия восстановила контроль над 5000 га, еще около 2000 га сейчас оспариваются в судах.

— По данным компании, Мрия привлекла с новым менеджментом около 50 млн рабочего капитала. А каков оборот Мрии? Покрывает ли он сумму займов? Ведь это как-никак показатели эффективности.

— Доход за 12 месяцев маркетингового года, который закончился 30 июня 2016-го, составил $67,9 млн. Поступления денежных средств от покупателей за этот период составляют $69,4 млн.

— Не могу не спросить и еще об одном обвинении в адрес нового руководства — подкупе судей. По словам моего собеседника, решение об аресте имущества семьи Гута в прошлом году было принято за четыре часа, причем этот иск был гражданским.

— Я прекрасно понимаю, кто является источником этих слухов. Арест был наложен в рамках основного уголовного дела и по форме своей не противоречит Уголовному кодексу. Почему суд поступил так, а не иначе, наверное, нужно спрашивать судью. А такие резонансные дела проводить открыто, с привлечением СМИ.

— Сейчас семья Гут судится с Мрией Лизинг. Какие их требования и есть ли результаты тяжб?

— Семья Гута точно не судится с Мрией Лизинг и вообще с кем-либо из юридических лиц, входящих в структуру агрохолдинга. Действительно, есть спор, в котором Мрия является истцом по отношению к компании Колекси (прежнее название Деливери трейд. — Ред.), которой в момент объявления дефолта была неправомерно продана вся необремененная техника Мрии — около 700 единиц. Ведется спор о признании этих сделок недействительными и возврате техники в собственность агрохолдинга, решение суда первой инстанции принято в пользу Мрии. Трудно спрогнозировать, сколько еще времени будут длиться судебные процессы, но если все будет в соответствии со сроками, предусмотренными Хозяйственным кодексом, то мы рассчитываем, что к концу этого года они должны завершиться. И это как раз к вопросу о работе судебной системы.

— У всех вызывает вопрос тот факт, что финансовым советником компании выступает ICU. Безусловно, компания сильная, но ее близость к политическому руководству страны позволяет делать предположения — и экс-собственникам тоже — о том, что эта компания тут неслучайно. Расскажите, как ICU появилась возле Мрии.

— Комитеты кредиторов — банков и бондхолдеров — для реструктуризации кредитного портфеля Мрии назначили финансовых советников — консорциум компаний Rothschild и ICU. ICU — известная и очень опытная компания, успешно завершившая целый ряд проектов по реструктуризации в Украине. Уверен, что ключевым фактором для кредиторов при принятии решения о ее участии в проекте были именно опыт и профессионализм компании. Мы, со стороны менеджмента, также довольны сотрудничеством с нашими советниками, которые прилагают огромные усилия для успешного завершения реструктуризации оставленной нам в наследственность задолженности.

— Как обстоят дела с ранее захваченным АТП Мрии?

— Весной мы вернули контроль над АТП в Козовой Тернопольской области. Это еще один объект, который был незаконно выведен предыдущими собственниками из состава агрохолдинга за несколько недель до объявления дефолта. Как только схема продажи на аффилированные лица была раскрыта и выяснилось, что собственником АТП стал бывший директор по безопасности Мрии, решением Минюста была отменена незаконная регистрация.

По АТП в Хоросткове судебные тяжбы продолжаются. Первого июля исполнится год, как АТП захватили и мы его не используем. Но мы намерены вернуть компании этот актив и использовать его в производстве. Сейчас дело рассматривается в суде.

— Недавно вы купили новую технику за кредитные средства. Скажите, дефицит техники обусловлен именно блокированием АТП?

— Основная причина в том, что компания перешла кредиторам с полностью опустошенным парком техники. Мы не досчитались более 1000 единиц, которые частично пытается вернуть Мрия Лизинг в судах. По нашим подсчетам, на обновление техпарка нужно около $30 млн. Ежегодно благодаря пополнению рабочего капитала и в рамках инвестиционного плана мы закупаем самое необходимое. С 2015 года уже инвестировали $21 млн. На этот год под закупку техники запланировано $10 млн, а полностью покрыть дефицит в технике планируем к 2019 году.

О рынке земли и будущем агросектора

— С Мрией все понятно, давайте поговорим о глобальном. Земельная реформа в Украине срывается уже который год. Нужен ли Украине рынок земли?

— Нужен. И даже в том варианте, в котором он обсуждается сейчас. Он не идеальный, но это первый шаг, и он позволит развиваться мелкому и среднему бизнесу. Фермеры смогут оформить на себя до 200 га. А 200 га на селе — это уже нормальное хозяйство, что позволит фермеру пойти, например, в банк и попросить кредит на трактор. И это уже начало бизнеса, это очень хорошо для страны. Это даст толчок всему сектору. Затем уже можно создавать законодательные и административные рычаги, чтобы на следующем этапе открыть рынок для крупных инвесторов. Поэтому мое мнение — начните с чего-то, не надо ждать. Это совсем невыгодно крупным аграрным холдингам, но это хорошо для Украины. Это та реформа, которая позволит мелкому и среднему бизнесу развиваться

— Есть ли в планах Мрии расширение земельных угодий и диверсификация направлений деятельности?

— Да, оба пункта в планах есть. Сейчас мы сосредоточены на том, чтобы сохранить и обезопасить существующий земельный банк Мрии: мы уже перезаключили и зарегистрировали около 70% договоров аренды. Мы сумели наладить отношения с пайщиками и органами местной власти благодаря тому, что работаем прозрачно, своевременно и в полном объеме платим налоги, реализуем социальные программы. Мы также заключили новые договоры аренды на несколько тысяч гектаров, у нас появились новые пайщики. Эти новые земли компенсировали те, от которых мы отказались при оптимизации земельного банка. Каждый год происходит естественный отток и приток пайщиков. Важно то, что новых пайщиков у нас больше, чем тех, кто не хочет продолжать сотрудничество. И мы благодарны им за такое доверие.

Что касается диверсификации, то пока нам нужно разобраться с той ситуацией и положением дел, которые сложились в компании, а уже дальше заниматься инвестициями в новые стратегические направления.

— В прошлом году вы встали на путь кооперативного движения. Расскажите о ваших успехах в этой области. Почему решили создать кооператив: это бизнес или социальная миссия?

— Для нас это важный проект. Поддерживая кооперативы, мы создаем рабочие места и источник дохода для наших пайщиков. Практический пример: молокозаводы покупали в одном из наших сел молоко по 4-4,5 грн за литр у каждого жителя отдельно. Мы предложили селянам объединиться и помогли с оборудованием: купили танк-охладитель, анализатор жирности и т.д. Сегодня они формируют «товарную партию» и продают молоко по цене 6,5 грн за литр, при этом еще и сами выбирают, кому его продать. Мрия может помочь кооперативу найти потенциальных покупателей, но окончательное решение всегда за селянами. За два года мы уже создали 10 кооперативов разной направленности: молоко, выращивание ягод, переработка, которые являются источником основного или дополнительного дохода уже более чем для 700 селян.

— Что вы думаете о господдержке села: выживет ли без льгот и дотаций агросектор?

— Да. Агросектор будет финансово устойчив, если законы будут соблюдаться и если придут инвестиции в развитие. А инвестиции придут, если законы будут соблюдаться.

Если же правительство хочет поддержать и диверсифицировать профиль сельского хозяйства, то лучше выбирать конкретные сферы и субсидировать мелких фермеров, кооперативы, людей, которые привлекли долгосрочные инвестиции и требуют поддержки.

— Как у компании обстоят дела с возмещением НДС? Нет ли задолженности?

— Должен отметить, что новая система работает эффективно: проблем с возмещением НДС нет.

— Рынок долгового капитала для украинских компаний снова ожил. Рассматриваете ли вы возможность выпуска облигаций? При каких условиях это может быть реализовано?

— Да, но не сейчас. На данный момент мы сконцентрировали все усилия на реструктуризации. После реструктуризации мы рассмотрим этот инструмент для рефинансирования части долга, но это будет не раньше конца 2019-го.

— Пользуетесь ли вы квотами на беспошлинную поставку товаров в ЕС?

— Нет.

— Как топ-менеджер извне, скажите, что произвело на вас в Украине самое удручающее впечатление, как на руководителя крупного бизнеса?

— Отсутствие уважения к законам и неспособность власти контролировать их соблюдение.

Источник: biz.liga.net

Теги     Украина     долги     планы     суда     «Мрия Агрохолдинг»  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Эрдоган предложил «Исламской восьмерке» перейти на расчеты в нацвалютах
Желание турецкого лидера торговать в нацвалютах можно понять — турецкая лира является одной из самых нестабильных валют Евразийского континента.
Обзор торгов на площадке IDK.ru на 20.10.2017
Наиболее крупным лотом по стоимости является: тот же лот: продам Шрот подсолн. объемом 5000 тонн, по цене 8800 рублей, на условиях FCA, на сумму 44 000 000 рублей.