С кем будем торговать? Эксперт о том, как России жить под санкциями
29 ноября 2018, 10:44

Григорьев Леонид Маркович
Главный советник руководителя Аналитического центра при Правительстве РФ

В самом жёстком варианте санкций, который обсуждается в США, — закрытие торговли между Америкой и Россией. Что будет, если это случится? С какими странами мы тогда сможем развивать экономику?

На эти вопросы ответил главный советник руководителя Аналитического центра при Правительстве РФ профессор Леонид Григорьев:

— Сам по себе торговый оборот с США у России не очень большой. Экспорт на 11-м месте среди других стран, импорт на 3-м и за последние четыре года сократился на треть. Без американских автомобилей мы обойдёмся, многие лекарства и оборудование сможем купить в Европе и Азии. И вряд ли американцы запретят всё без исключения. Они всё время оставляют себе возможность и покупать, и продавать то, что им нужно. Если бы «ножки Буша» можно было сейчас поставлять в Россию, они точно попали бы в такие исключения. Но я не могу представить себе запрет на торговлю без «большого запрета» на финансовые операции с нашей страной. И вот это наиболее опасно. Под удар попадут наши торговые отношения с партнёрами по всему миру, завязанные на расчётах через банки в Нью-Йорке. Но большая часть мира всё равно хочет сотрудничать с Россией. Поэтому наши партнёры постараются найти способы продолжить торговлю, не вступая в прямой конфликт с американцами. И Россия сможет защитить свои интересы, если будет терпеливо договариваться и заключать экономические союзы.

Зачем нужна дружба с арабами?

— Рост нашей экономики возобновился в конце 2016 г. и был поддержан повышением мировых цен на нефть. Какой альянс помог изменить ситуацию на этом стратегическом рынке?

— Это результат естественного роста спроса на сырьё и соглашения об ограничении добычи нефти, которое было подписано в конце 2016 г. с Саудовской Аравией и другими членами ОПЕК. Продажи углеводородов внесли наибольший вклад в увеличение нашей экспортной выручки. В 2017 г. денежный объём российского экспорта вырос на 25%, в первом полугодии 2018 г. — ещё на 26,6%. И страны, входящие в ОПЕК, тоже хорошо заработали.

— Почему же мы раньше не могли их убедить снизить добычу?

— Не были готовы главные члены Организации экспортёров нефти — монархии Персидского залива, но в 2014-2015 гг. падение цен сильно ударило и по ним. В Саудовской Аравии произошли изменения: там сейчас новый наследный принц, руководящий правительством. И, наконец, уважение к России сильно подняли наши военные успехи в Сирии. А респект на Ближнем Востоке — первое дело.

— И ещё мы стали главным поставщиком зерна в этот регион…

— Мы и раньше его немало поставляли. Когда в сентябре 2010 г. из-за сильной засухи нам пришлось ввести мораторий на зерновой экспорт, это сильно ударило, например, по Египту. Дешёвое российское зерно в стране тогда закончилось, пришлось покупать более дорогое. И в 2011 г. волнения, которые закончились свержением президента Хосни Мубарака, начались с резкого подорожания лепёшек у бедняков.

— В октябре Россия решила предоставить Египту 25 млрд долл. в кредит на строительство АЭС. В районе Суэцкого канала создаётся российская промышленная зона, где планируют разместить свои производства «Газпром нефть», КамАЗ, ГАЗ, Трансмашхолдинг. Зачем нам такие дорогие проекты в этой стране?

— Не может быть дружбы с Ближним Востоком без дружбы с Египтом. И после стабилизации ситуации в регионе эти инвестиции окупятся. Большая часть денег, выделенных на атомную электростанцию, в итоге достанется российским предприятиям, которые будут её строить. И нам важно расширять рынки сбыта для наших сложных несырьевых товаров. Российские заводы, созданные в Египте, получат налоговые льготы и возможность с минимальными пошлинами поставлять продукцию в африканские страны, где она конкурентоспособна по качеству и цене.

— Говорят, западные страны подумывают о переносе в Африку заводов из Китая, где производство сильно подорожало. А Россия? Мы не опаздываем?

— Пока нет. В африканских странах рабочая сила дешёвая, но необученная. Для того чтобы Чёрный континент стал, как начали говорить, новым сборочным цехом мира, дешевизны недостаточно. Там сначала должна появиться база для промышленного развития: дороги, электросети, система образования, готовящая рабочие и инженерные кадры.

Чем важен Китай?

— Торговля с каким мировым регионом растёт у России лучше всего?

— На первом месте страны, входящие в Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС). За первое полугодие 2018 г. экспорт вырос на 29% по сравнению с тем же периодом 2017-го. Половина этого экспорта идёт в Китай.

— То есть совершается долгожданный поворот российской экономики на Восток?

— Успехи есть. Но что-то грандиозное не может произойти за несколько лет, особенно после того, как наш недавний кризис уменьшил торговлю. Оборот с ЕС у России по-прежнему больше, чем с КНР. Но планы сотрудничества на восточном направлении множатся. Китай, Япония, Южная Корея — очень крупный альтернативный рынок, куда продаётся наше сырьё. В ответ мы получаем оборудование, автотехнику, электронику. Ширпотреб даже в импорте из Китая уже только на 3-м месте.

— Что дружба с Китаем может дать нам такое, чего не дадут ни Европа, ни США?

— Совместное внедрение инноваций. Наши страны уже работают над широкофюзеляжным дальнемагистральным самолётом. В основе его конструкции уникальные российские технологии. Собираться он будет в Шанхае и продаваться не только в Китае и России, но и по всей Азии. В одиночку окупить такой проект мы не сможем: российский рынок для него очень мал, а западные рынки заняты «Боингом» и «Эйрбасом».

По такой же схеме мы можем сотрудничать с Бразилией, Индией и ЮАР. Мы похожи с этими странами тем, что производим инновационных товаров в пять раз меньше, чем покупаем. У нас, например, почти все компьютеры импортные. В странах БРИКС широко обсуждаются идеи развития собственных инноваций, а значит, им логично объединить свои усилия.

Какова роль Европы?

— Под давлением США европейские страны ограничили продажу технологий в Россию. Тормозится строительство наших новых газопроводов. Не приведёт ли это в итоге к понижению роли Европы в наших планах?

— Не думаю. При всём расширении связей с Азией, с БРИКС, со всем миром мы привыкли чувствовать себя европейцами, мы хотим и дальше активно торговать с Евросоюзом. Новые большие проекты вполне возможны. Даже сейчас всё, что напрямую не запрещено, продаётся и покупается. А что касается страхов перед Россией, которые имитируют европейские политики, прагматический взгляд на вещи в конце концов перевесит. Бизнес Европы от санкций совсем не в восторге, а российский турист для неё всё равно самый выгодный.

Тем более что европейцы сотрудничали с нашей страной и в более сложные времена. В разгар войны в Афганистане Рональд Рейган потребовал от них прекратить поставку оборудования, необходимого для строительства новых газопроводов в Италию и Францию. Но Италия тогда поставила нам трубы, а французское правительство, чтобы обойти эмбарго, национализировало американский завод, который производил газовые компрессоры. Парижу нужен был сибирский газ, чтобы создать ценовую конкуренцию и не зависеть полностью от поставок из Алжира и Норвегии. Не было той истерики, которая сейчас наблюдается.

Источник: aif.ru

Теги     экспорт     Россия     торговля     санкции  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Российская делегация в Багдаде обсудила экспорт пшеницы в Ирак
Ирак нуждается в ежегодных поставках пшеницы от 4,5 до 5 миллионов тонн и сталкивается с дефицитом около 2 миллионов тонн в год.
Банк России принял решение повысить ключевую ставку на 0,25 процентного пункта, до 7,75% годовых
Сохраняется неопределенность относительно дальнейшего развития внешних условий, а также реакции цен и инфляционных ожиданий на предстоящее повышение НДС.