Что почем? Экспертные прогнозы на стоимость продуктов, лекарств и бензина
17 августа 2018, 09:19

Третьяков Олег Александрович
Эксперт Института экономической безопасности Финансово-научного университета

Противоречивые слухи ходят на продуктовом рынке. В центре внимания — угроза производителей колбас поднять цены, инициатива ФАС ввести квоты на вылов рыбы и влияние погоды на урожай зерновых.

Да и не только на продуктовом рынке стоит ждать изменений: США грозят новыми санкциями, из-за которых непонятно, что ждет цены на бензин, а фармакологические компании, возмущенные требованиями к маркировке лекарств, и тоже угрожают ростом цен. О том, что ждет российского покупателя в ближайшее время, мы поговорили с экспертом Института экономической безопасности при Финансово-научном университете Олегом Третьяковым.

Мясо, птица, колбаса

Искусственное перераспределение и ФАС против сговора

— Цены на мясные продукты уже взлетели. Свинина подорожала на 20%, курятина — на 25%, а индейка — на 40%, сообщает Минсельхоз. Резкий скачок произошел буквально за последние две недели. Так в чем причина, что у нас сейчас с мясом на рынке?

— Например, в Петербурге и Ленобласти мы уже лет десять как полностью обеспечиваем свой рынок птицей. По свинине тоже покрываем все свои потребности. По индейке — ну, она больше производится в центральной части России. Там идет производство и поступает часть продукции уже сюда. Поэтому Минсельхоз давно уже озабочен тем, что у нас идет перепроизводство мяса и птицы, поэтому просит всех инвесторов ориентироваться на производство говядины. Поэтому на фоне того, что Минсельхоз говорит, что нужно сдерживать производство птицы, чтобы старые игроки получали достаточную прибыть, с другой стороны, говорят о повышении цен. Наверное, это уже задача Федеральной антимонопольной службы — смотреть, есть ли там сговор, почему так резко выросли цены на продукцию. Потому что для этого нет никаких факторов. Не повысились цены на электричество, не было, пока, резкого скачка курса доллара. ФАС должна сразу мониторить: если повысились цены на важные для населения продукты, то, конечно же, реагировать. Например, на 5% повышаются цены на бензин, и это уже является предметом для совещания с участием премьер-министра. А тут — на 20%… Я даже предполагаю, что это такая маркетинговая «артподготовка»: повысить на 20%, а потом снизить — мол, хорошо, повысим только на 10%.

Рост цен возможен в маленьких городах

— Причин для подорожания по всей России тоже нет?

— В России есть города, где высокая конкуренция среди поставщиков продуктов. Они, чтобы удержать покупателей, стремятся держать пониже цены в магазинах. Дальше идут регионы, в которых конкуренция низкая. Вот это повышение, скорее всего, в первую очередь коснется региональных покупателей, в частности, районных центров, где низкое проникновение торговых сетей.

Однако есть и объективные причины для роста цен. Это птичий грипп, это свиная чума, от которой погибли животные и в Калининградской области, и в Белгородской. Так что было некоторое падение по отгрузке продукции, но это не должно приводить к тому, чтобы на 20% выросли цены.

«Колбасники» хотят быть «в тренде»

— Подорожает ли колбаса? О резком повышении закупочных цен на сырье сообщили «Ведомостям» несколько мясопереработчиков — «Останкино», «Дымов», «Продо».

— Мы же знаем, что в колбасе мало мяса. Те субпродукты, которые используют производители колбас — муку и прочее — они не должны подорожать. Килограмм колбасы — там можно предположить 10 — 15% мяса. Соответственно, даже если эти 10 — 15% подорожают на 10%, то в структуре общего изделия это скажется на 2-3%. Поэтому, скорее, можно говорить о том, что решили прицепиться к повестке такой, общего подорожания мяса и на этой волне решили повысить цену на колбасу.

— А если производители колбас решат все же повысить цены?

— Это значит, что население будет покупать меньше. Будет покупать нарезку не на 150 грамм, а на 100. Как покупатели реагируют? Они переходят просто на меньшую упаковку. Производители хотят больше наших рублей. А мы как тратили на колбасу сто рублей, так больше и не сможем потратить.

Хлеб и крупы

Государство — гарант цен на хлеб

— В России аномальная жара. Эксперты опасаются, что экспорт отечественной пшеницы может сократиться на 18%, а цены на нее на внутреннем рынке вырастут на 20—30%. Это, в свою очередь, приведет к росту цен на хлеб. Или не приведет? На какие продукты повлияет рост цен на пшеницу?

— У нас в прошлом году цена на зерно была низкая из-за того, что было перепроизводство. И есть такое понятие — зерновые интервенции со стороны государства. Государство покупало зерно по цене, которая удовлетворяла и покупателей дальше по производственной цепочке, и сельхозпроизводителей. Они закупают это зерно: а) чтобы не сильно падали цены, б) на следующий год, если он будет неурожайный, удерживать цены для производителей хлебобулочных изделий. Поэтому есть государственная политика балансирования цен на зерновые продукты. Никто не позволит, чтобы цена на хлеб резко выросла.

— То есть, если раньше мы покупали буханку хлеба, допустим, за 50 рублей, то теперь будем покупать за сколько? За 55?

— Ну, скорее всего, за 53. Потому что потихоньку растут цены на электричество, растут цены на транспортные услуги, потихоньку происходит инфляция. Может быть, какая-то конкретная буханка останется по 50 рублей, но все, что вы покупаете вместе с буханкой, подорожает.

Греча — наше все

— В России цены на крупы достигли рекордного максимума за последние семь лет из-за сокращения посевов. Это сведения со ссылкой на эксперта из Института конъюнктуры аграрного рынка. При этом говорят, что гречки у нас хватает, запасы ее велики, а площади рисовых посевов последние два года сокращаются, но цены остаются на прежнем уровне. Да и урожай проса, говорят, проседает в этом году… Мы это вообще как-то на себе ощутим?

— Помните, два года назад была большая такая, серьезная истерика насчет гречи? Прошел какой-то слух, население сразу взбудоражилось, все побежали покупать гречу. Гречу начали сносить с прилавков, журналисты об этом писали, а в конце все успокоились. Иногда, в принципе, прогнозы не сбываются, поэтому бессмысленно обсуждать, на что государство сможет повлиять — а оно может делать запасы и за счет этого регулировать цены, чтобы стабилизировать рынок.

Допустим, купили производители хлебобулочных изделий гречу. Цена гречи осталась примерно такая же, но стоимость изделия дальше все равно будет расти. Потому что растет арендная плата, растет стоимость электричества, коммунальные услуги для предприятий, которые производят продукцию. Это раз. Во-вторых, есть еще один способ удержать маржинальность — это снизить качество продукции. То, что было у нас с сырами. Для того, чтобы делать сыр, в него добавляли больше пальмового масла. Здесь то же самое. Изделия из круп и из зерновых останутся на том же ценовом уровне, просто станут не такими качественными.

Умерить аппетит придется только гурманам

— То есть, бабушка, покупающая пакетик гречи, ощутит подорожание меньше, чем менеджер-гурман, выбирающий элитный сорт риса?

— Да, менеджер будет жаловаться, что в его любимом суши-баре закупали хороший рис, а теперь не очень. И ему придется либо страдать, либо идти в более дорогой суши-бар и, например, заказывать там не восемь суши, как раньше, а четыре.

— А у бабушки все в порядке будет?

— Ну да, набор социальный — он так и остается по минимальной цене. Кстати, это натуральные продукты! Для здорового образа жизни!

Рыба

Дальний Восток — дело темное

— На Дальнем Востоке рыбаки обеспокоены ситуацией: их не устраивает отсутствие диалога с ведомствами (Росрыболовством и Минсельхозом). Это связано с обсуждаемыми предложениями по изменению порядка квотирования рыбной ловли. ФАС предлагает заменить механизм распределения квот на электронные аукционы. Ждать ли нам подорожания рыбы из-за этого?

— Будем честны и циничны: никто не знает, что происходит с отловом рыбы на Дальнем Востоке. Вся рыба раньше продавалась тут же, в море, и уходила в другие страны. Была совершенно непрозрачная схема. Где налоги, где рыбопродукция, которой нужно кормить наше население, где вообще вся эта отрасль? У нас рыбу заказывали из-за границы. Государство стремится отстаивать свои интересы, чтобы рыбу перерабатывали здесь, чтобы здесь ее отгружали на экспорт, чтобы здесь она проходила таможенный контроль и можно было фиксировать, сколько рыбы выловили, сколько продали. Поэтому идет перетягивание каната. У государства свои интересы, а те, кто привык жить по принципам девяностых, хотят остаться на тех же позициях.

Целительные контрсанкции

— Продуктовое эмбарго на мясо, колбасы, рыбу и морепродукты, овощи, фрукты, молочную продукцию — производители утверждают, что оно укрепило внутренний рынок. Действительно ли это так? И как это влияет на ценообразование?

— Когда вводили эмбарго на поставку продукции из-за границы, выиграли те, у кого были запасные мощности по производству продуктов. Выиграли те, кто уже имел базовые предприятия и они могли, владея всеми компетенциями, всей логистикой, наращивать производство. Они сняли первые сливки. Первый год все думали, что все это скоро закончится. Никто не думал, что это продлится лет десять, все думали — максимум года два. Поэтому серьезных инвестиций в эту отрасль никто не делал. Потом бизнес понял, что это надолго и надо вкладываться в производство мяса, птицы и другой сельхозпродукции. Соответственно, за четыре года Россия сделала большой скачок, по практически всем видам продукций себя обеспечив. В прошлом году экспорт продуктов питания из России из статистической погрешности стал серьезной статьей наполнения бюджета, и на него так же рассчитывают, как на доходы от нефти и оборонного экспорта. Здесь есть два момента: первый — само производство продукции и продажа ее за рубеж, и второй — переделка, когда мы из нее делаем вкусную колбасу, которой заваливаем всю Германию.

— Так что, в Германии уже продается российская колбаса?

— Я этого не говорил. Я сказал, что мы делаем мясо — говядину, продаем ее за рубеж, но одно дело, например, продавать нефть, а другое — бензин. Разная маржа. Одно дело — продавать мясо, другое дело — колбасу. Добавленная стоимость у колбасы намного выше. У нас пока продают не колбасу, а просто убитых коров. Лучше, конечно, продавать колбасу. Наших нефтяников часто упрекают, что они продают не бензин, а нефть, потому что бензин продавать выгоднее. Но для этого надо построить немало нефтеперегонных заводов. То же и с газом. Одно дело продавать просто газ, а другое — продукты, от него производные. Это и нефтехимическая промышленность, те же самые шины, и удобрения. Правда, с удобрениями у нас все в порядке, мы мировой лидер.

Бензин

Просто о сложном

— Кстати, о бензине. Есть анекдот: «Цены на нефть растут — бензин дорожает, цены на нефть падают — бензин дорожает, цены на нефть стабильны — бензин дорожает. Бензин последователен, будь как бензин». От чего же все-таки зависит его рост его цены, и будет ли бензин дорожать в ближайшее время?

— Одно дело прибыль нефтяников, а другое дело — акцизы, которые устанавливает государство. В цене на бензин довольно значительная составляющая интересов как раз государства. Государство может снизить акцизы, а может поднять.

— Но почему цены на бензин растут независимо от того, дорожает или дешевеет нефть?

— Потому что государству нужны доходы, и это закладывается в акцизы. Себестоимость бензина в России плавно растет в рамках инфляции. Растет стоимость производства нефти. Все месторождения, которые можно было открыть, открыли. Нефть добывают. В принципе, стоимость добычи достаточно низкая. Дальше мы переходим к переработке. Если бы у нас была высокая конкуренция среди перерабатывающих заводов, например, в нашем регионе был бы не один завод в Киришах, а три, то все бы конкурировали, старались бы сделать так, чтобы наладить технологию и бизнес-процессы таким образом, чтобы делать качественный бензин за меньшие деньги. Но нет конкуренции.

Нас с вами рост и повышение цен на нефть волнует каким образом? В государственном бюджете, допустим, заложена определенная цена на нефть. Допустим, 30 долларов. Все, что в районе тридцати долларов — это нормально, компании продают, получают прибыть и так далее. Все, что сверх тридцати, после выплат, транспортных расходов и так далее, попадает уже в так называемый резервный фонд государства, фонд будущих поколений. Таким образом, скачок цен на мировом рынке нас не касается, точнее, касается косвенно. Потому что когда цены высокие, то пополняется резервный фонд, и на эти деньги строят мост, дороги, повышают пенсии и так далее.

В Америке другая корреляция. Там чем дешевле нефть, тем ниже стоимость бензина на заправках. Но там другая модель управления нефтяными запасами. Там вообще они только недавно отказались от эмбарго по добыванию нефти на территории Америки. Соответственно, все скважины были законсервированы, а вся нефть закупалась в других странах.

— То есть, подешевение бензина в России практически невозможно?

— Сейчас, после угрозы введения очередных санкций курс доллара вырастет, приблизительно на пять рублей. И производителям бензина в России будет очень выгодно продавать его не в России, а за рубеж. Потому что они получат больше денег. Рублей. Соответственно, что государству нужно? Умерить немного их аппетиты, чтобы они не создавали дефицит и не повышали цены. Для этого вводится пошлина на вывоз бензина. Вот и все. Но бензин все равно подорожает немножко.

Лекарства

Честным торговцам бояться нечего

— ФСБ требует усовершенствования маркировки лекарств. Но фармацевтические производители уверены, что введение элементов криптозащиты приведет к росту цен и убыткам производителей. Ждет ли нас подорожание лекарств? Особенно волнует ситуация с бюджетными медикаментами, в которых нуждаются пенсионеры: анальгин, аспирин, валидол, корвалол…

— Я двумя руками за усовершенствование маркировки. Потому что вы упустили один очень важный момент в перечне вопросов. Главный вопрос — это фальсификат. У нас же до чего дошло — аспирин, чтобы быть уверенным в том, что он настоящий, заказывают в Финляндии. Или рассказывают друг другу, что вот в этой аптеке точно лекарства не поддельные. Пострадают те, кто специализируется на подделках. То же самое, что и с водкой. Ты можешь по коду отследить всю цепочку производителей. Точно так же и здесь. Если ты покупаешь лекарства, ты можешь быть на сто процентов уверен, что покупаешь настоящее лекарство, а не плацебо. Поэтому я считаю, что контроль от производителя до конечного потребителя лекарств должен быть максимально жестким.

— Но фармацевтические компании протестуют…

— Так же сначала были против и производители алкоголя. Производители пива вот сейчас не хотят, чтобы их маркировали. Точно так же производители сигарет не очень рады. Но, во-первых, это позволяет контролировать оборот акцизных товаров, во-вторых, увеличить доходы в бюджет государства и, в-третьих, повысить качество продукции. А производители привыкнут.

— Так цены на лекарства первой необходимости в итоге вырастут или нет?

— А кто им позволит подняться? Если резко и неоправданно вырастет стоимость лекарств, то должна вступить Федеральная антимонопольная служба и потребовать, чтобы этого не было. Это как с роумингом. Сейчас ФАС добилась того, чтобы не было роуминга. Тоже раньше сотовые операторы говорили: мол, это невозможно, мы обанкротимся, придется повысить стоимость минуты. Ну вот пока стоимость минуты если и растет, то незаметно, по крайней мере, есть разные пакеты. Просто фармацевтические компании создают шум. У них есть свои GR, PR отделы, которые требуют каких-то компенсаций за то, что работа компаний будет более прозрачной и им придется больше платить в бюджет России. В наш с вами бюджет.

Источник: 5-tv.ru

Теги     Россия     цены     прогнозы     бензин     продукты     лекарства  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Зерновые баталии: Россия угрожает банкротством американским фермерам (Видео)
Российская пшеница угрожает американским фермерам. Об этом пишет газета The Wall Street Journal. Чем именно помешали наши зерновые заокеанским аграриям и почему американские фермеры теряют в прибыли.
Египет готов закупить импортное соевое и подсолнечное масло
По условиям тендера, поставщики должны доставить партию растительного масла в промежутке с 25 октября по 10 ноября 2018 года. Все заявки от поставщиков GASC будет принимать до 25 сентября текущего года.