Жечь или не жечь пожнивные остатки? Мнения аграриев
04 декабря 2017, 09:46

Чтобы бороться с фузариозом, губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев в этом году попросил Владимира Путина разрешить сжигать рисовую стерню. Мол, всё равно аграрии это делают. Почему бы не управлять этим?

«Возможно ли разработать и принять спецрегламент, предусматривающий пожарные машины?» — спросил Кондратьев Путина.

Президент ответил согласием, и вскоре правительство РФ утвердило порядок сжигания рисовой соломы на землях сельхозназначения. Запрещено выжигать сухую травянистую растительность, стерню, пожнивные остатки на землях сельскохозяйственного назначения и землях запаса. Исключение — рисовая солома.

Можно — и нужно ли? — разрешить выжигать стерню других видов сельхозкультур.

Ирина Аблова, доктор сельскохозяйственных наук, зав. лабораторией селекции пшеницы на устойчивость к болезням Краснодарского НИИСХ им. П.П. Лукьяненко:

— Выскажусь по поводу сжигания растительных остатков кукурузы. Для Краснодарского края и всего юга России это очень важная тема. Если не жечь, то наше зерно будет вообще не востребовано на мировом рынке. Фузариоз буйствует. В последние несколько лет юг России лихорадит из-за этого вредоносного заболевания, и ситуация не улучшается, а ухудшается в связи с глобальным изменением климата. Если продолжать накапливать растительные остатки и не бороться, то край превратится в кукурузный пояс. Придётся выращивать только кукурузу, потому что пшеница будет никому не нужна. Вот почему мы просим разрешить в исключительных случаях сжигать растительные остатки кукурузы, особенно на тех посевах, которые были заражены фузариозной инфекцией. С соблюдением всех мер пожарной безопасности, разумеется. Если мы не будем жечь растительные остатки кукурузы, то нанесём огромный экологический и экономический ущерб стране. Мы не сможем продавать зерно, не сможем есть хлеб, потому что в нём будут токсины. Сейчас Минсельхоз планирует довести производство зерна до 150 млн тонн. Без кукурузы эту планку невозможно взять, а самые большие площади кукурузы на юге. По официальным данным, в этом году у нас более 600 тысяч тонн кукурузы на зерно. И вся она — предшественник под озимую пшеницу. А сколько идёт на силос? Мы говорим нашим кукурузникам, что надо оптимизировать площади. Должна быть граница кукурузы в севообороте. Кукурузу надо или оптимизировать — например, как с подсолнечником. Его в севообороте должно быть 13%. С кукурузой такого ограничения нет. А кукурузники думают, что чем больше сеешь, тем лучше.

Евгений Команов, глава КФХ, Краснодарский край, Кореновский район:

— Стерню нельзя выжигать, я так считаю. Но можно централизованно ввести мероприятия по отдельным культурам, чтобы предотвратить распространение фузариоза. Что отнюдь не значит, что надо слепо сжигать всё подряд. Должна быть чётко определена территория. Её надо подготовить: опахать, выставить охрану. Сжигание надо использовать, но очень аккуратно, грамотно, под присмотром и с разрешением органов власти. А главное, фермер должен понимать, зачем он это делает. Здраво всё оценить и задуматься: это необходимо? Рисовую стерню, например, выжигать разрешили. Почему? Потому что рис — ещё более опасный предшественник, и из-за фузариоза можно вообще всё потерять. Ведь основной элемент — влага, которая провоцирует развитие фузариоза. А на кукурузе сжигание можно использовать частично, вдумчиво.

Геннадий Гончаров, директор ООО «Исток-1», Ростовская область, Семикаракорский район:

— Сжигать стерню нельзя ни в коем случае. Это уничтожение плодородного слоя. Гумус, червячки, жучки — всё это нужно. В природе всё предусмотрено. Мне, когда я только пришёл работать, пришлось бороться с системой сжигания стерни. Еле справились! Жгли всё подряд. Около пятнадцати лет огонь наших полей не касался. Наоборот, бережём землю. Я скорее завезу ещё на поле органики, чтобы всё хорошо перегнивало и плодородный слой был толще. Что касается таких болезней, как фузариоз: а почему нельзя бороться с ним севооборотом? Надо чередовать культуры: озимую, потом подсолнечник, затем горох, просо — и так далее. Озимую нужно сажать только через четыре-пять лет. Подсолнечник — на шестой-седьмой год, картофель — на четвёртый, лук — на шестой… Любая культура диктует свои правила. Чтобы не допускать заболевания, нужно грамотно вести хозяйство. Сжигать землю, чтобы убить вредителей, всё равно что палить волосы на голове. Абсурдно! Столько всего гибнет! Стерня не успевает перегнивать — значит, надо увеличить количество вносимых азотных удобрений. Или собрать кукурузу на зерно — початок взять, а листостебельную массу измельчить и оставить на поле. А на следующий год посадить озимую или яровые, или горох.

Хугас Багаджиян, глава КФХ, Ростовская область, Мясниковский район:

— Я ярый сторонник сжигания стерни. У этого подхода нет никаких минусов, если подходить к делу с умом. Это не означает, что надо бросить спичку в поле, сесть в машину и уехать. Нет, это полнейшая безответственность. Я говорю о сжигании стерни с соблюдением всех правил противопожарной безопасности. Во-первых, надо опахать поле по всему периметру. Во-вторых, пропахать участки, граничащие с лесопосадками. Благодаря защитным полосам огонь не сможет добраться до деревьев. В-третьих, само поле нужно разделить на небольшие участки по пятьдесят метров. Сжигаешь один кусок, отступаешь. Потом сжигаешь второй. Это полезно по двум главным причинам. Первая: пламя небольшое, его легче контролировать. Вторая: если на поле есть какая-нибудь живность, она убежит на безопасный кусок и спасётся. Всё время, пока горит стерня, фермер должен находиться рядом, контролировать процесс. Если бы законом было разрешено сжигать стерню, то толку было бы больше, а пожаров — меньше. Аграрии всё равно пользуются этим способом, только по-тихому. А если бы закон позволял жечь стерню, то на опаханное и подготовленное поле приезжала бы бригада пожарных — на всякий случай, в качестве страховки. Жучки от пожаров не страдают — к этому времени в земле образуются трещинки, и жучки заползают в них. В глубину земли огонь не проникает, а греет только один сантиметр от поверхности. Зона у нас засушливая, стерня не успевает гнить. Кроме того, во время уборки комбайн останавливается и выгружает зерно. За ним образуется копна соломы, которую просто присыпают землёй. Это место становится райским уголком для мышей и других вредителей. Поэтому, на мой взгляд, сжигание стерни — хороший выход из положения.

Александр Липкович, зам. директора по науке заповедника «Ростовский», кандидат биологических наук:

— Тут думать особо нечего: есть закон, и ему надо следовать. Практика выжигания повторяется ежегодно, горят тысячи гектаров. Видимо, так просто удобней аграриям: выжгли стерню, пропахали. Влияет это, конечно, отрицательно. Когда происходят возгорания, особенно в жаркое время — в августе, в сентябре, — жгут стерню, стоит дым, хоть топором руби. Пытается улететь масса насекомых, гибнет огромное количество беспозвоночных животных, живущих в верхних слоях почвы. Все они помогают перерабатывать почву. Иными словами, выжигание плохо сказывается на всей почвенной фауне.

Читайте прогноз ценовых колебаний с 4 по 8 декабря 2017.

Источник: agrobook.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Россия. Экспортный потенциал АПК показывает уверенный рост
На 13 декабря текущего года российские экспортеры отгрузили на внешние рынки 24,5 млн. тонн зерна, что на 34% больше, чем в предыдущем сезоне.
Украина. OKKO GROUP выходит на рынок минеральных удобрений
В частности, ОККО будет поставлять удобрения с собственных складов в Хмельницкой и Ривненской областях. Кроме того, в ближайшее время откроется склад в Винницкой области.