Урожайный код. В России разрабатывают правила зерновой торговли
21 сентября 2018, 07:28

Сельхозпроизводителям, продавцам и экспортерам предложат типовые контракты, новый налоговый режим, третейское разрешение споров и цифровые платформы.

В России началась разработка новых правил зерновой торговли, которую инициировали сами участники рынка и поддерживает государство.

Это позволит гармонизировать внутренний рынок с международным, а значит нарастить экспорт зерна и в то же время минимизировать риски для бизнеса. Регулирование взаимоотношений участников рынка и разрешение споров предусмотрено на базе отраслевого третейского суда. А в перспективе зерновой рынок сможет полностью перейти на цифровую платформу. Создать основу для решения этих задач рабочая группа по разработке правил зерновой торговли рассчитывает за год. Первый свод правил планируется обнародовать уже в ноябре, а внедрить уже к началу следующего сезона.

В ближайшие шесть лет Россия должна более чем в два раза увеличить экспорт товаров агропромышленного комплекса. Такая цель ставится в президентском указе №204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», который Владимир Путин подписал 7 мая 2018 года, после церемонии инаугурации. В денежном выражении экспорт сельхозпродукции и продовольствия к 2024 году должен достичь $45 млрд против $20,7 В 2017 году.

С учетом глобальных мировых тенденций, задача более чем актуальная, отмечают опрошенные «Агроинвестором» аналитики рынка. Эксперты полагают, что в ближайшие годы реально занять лидирующие позиции поставщика сельхозпродукции на рынке стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), в которых проживает около 40% мирового населения. Но для решения этих задач, в первую очередь, надо навести порядок на внутреннем рынке.

В «майском указе» особо выделено создание в базовых отраслях экономики, в том числе в АПК, «высокопроизводительного экспортно ориентированного сектора, развивающегося на основе современных технологий и обеспеченного высококвалифицированными кадрами». Учитывая, что самую крупную статью в структуре российского агроэкспорта занимают зерновые, неудивительно что модернизация и новые технологии в первую очередь приходят на этот рынок.

Гармонизация с мировым рынком

Сегодня отсутствие правил зерновой торговли на внутреннем российском рынке становится существенным препятствием для наращивания экспорта, а значит и для выполнения майских указов. На мировом рынке давно функционирует разветвленная система зерновой торговли, которая охватывает различные страны. Единство правил обеспечивают международные организации. Например, GAFTA (The Grain and Feed Trade Association) применяет стандартные контракты, схему управления рисками и ведет «черные списки» недобросовестных контрагентов. Гарантирует исполнение единых правил и разрешает споры третейский суд на базе Лондонского арбитража.

Наличие системы типовых контрактов, которые разработаны и постоянно модифицируются экспертами ассоциации, позволяет оперативно и комфортно заключать сделки. А третейский суд, в котором арбитрами выступают в том числе и эксперты зернового рынка, гарантирует выполнение обязательств и справедливое возмещение убытков сторон с учетом актуальных реалий рынка.

В отличие от мировой практики, участники российского рынка вынуждены постоянно лавировать в море разнообразных договоров с контрагентами, а в случае невыполнения ими своих обязательств, обращаться в государственные суды, от которых тяжело ожидать погружения в проблемы рынка зерна и реальной оценки убытков причиненных вследствие срыва поставок или претензий по качеству продукции. Фактически, как отмечают участники рынка, сегодня в судах невозможно возместить реальные убытки, а практика невыполнения договоров поставок стала повсеместной.

Российские экспортеры зерна постоянно находятся в «ножницах» между довольно жесткими и неоспариваемыми обязательствами перед зарубежными покупателями в рамках мировых правил торговли и российскими реалиями внутреннего рынка, где выполнение перед ними обязательств со стороны поставщиков сельскохозяйственной продукции фактически негарантированы из-за отсутствия правил торговли внутренней. А в таких условиях ожидать прорыва в росте зернового экспорта не приходится.

Время перемен

Драйвером позитивных изменений на зерновом рынке еще в прошлом году выступила Федеральная налоговая служба с успешно реализованным проектом по пресечению незаконного возмещения НДС зерновым экспортерам. Интересы фискального органа совпали с целям добросовестных сельхозпроизводителей и позволили консолидировать участников зернового рынка вокруг актуальных для отрасли вопросов.

«ФНС пресекла незаконное возмещение НДС, из-за которого государство теряло миллиарды рублей. А мы хотим внедрить новые для России, но отработанные на мировом рынке стандартные правила торговли зерновыми, чтобы увеличить рентабельность и минимизировать риски для всех участников рынка», — описывает «Агроинвестору» суть преобразований руководитель рабочей группы по выработке стандартных правил и типовых договоров на зерновом рынке Кирилл Подольский. CEO стартапа Smartseeds (IT-сервис автоматизации сельскохозяйственных перевозок) имеющий опыт работы в IT и в сельскохозяйственной отрасли (основатель крупных зернотрейдеров с агроактивами компаний ЮТС и «Валарс») выступил одним из инициаторов преобразований в этой сфере.

В первую очередь рынку предстоит выработать типовые документы, регламентирующие продажу зерна, и прежде всего договоры. «Как ни странно, у России — одного из крупнейших производителей и экспортеров пшеницы — до сих пор нет Национальных правил зерновой торговли, которые давно существуют у всех стран- крупных производителей зерновых- США, Канаде, Австралии, Франции и других — говорит Подольский.

20 июля в Москве прошло первое совещание рабочей группы по теме «Саморегулирование и стандартизация на рынке сельскохозяйственной продукции». В нем приняли участие крупные производители, переработчики зерна, представители мукомольных предприятий, животноводческого рынка, экспортеры, представители Минсельхоза и ФНС России Участники рынка одобрили создание четырех рабочих групп по основным направлениям реформы зернового сектора, которые будут функционировать при вновь организуемой некоммерческой ассоциации «добропорядочных участников рынка АПК», в создании которой участвуют практически все кластеры сельского хозяйства: сельхозтоваропроизводители, экспортеры зерновых и масличных культур, маслоэкстракционные заводы, мукомольные предприятия, животноводческие организации, трейдеры сельскохозяйственного сырья. Первая рабочая группа сформирует стандартные правила и типовые договоры. Вторая займется совершенствованием оценки качества продукции. Третья — созданием специализированной системы арбитражных споров между участниками рынка сельскохозяйственной продукции. Четвертая — документооборотом.

При разработке системы договоров, которые будут использоваться на внутреннем рынке, будет использован опыт GAFTA и договорная практика крупнейших игроков российского зернового рынка. Работу по разработке правил зерновой торговли уже ведет «Центр международных и сравнительно-правовых исследований». А на базе «Российского арбитражного центра» (РАЦ) будет создан отраслевой третейский суд. Его задача — депонировать новые правила и, руководствуясь ими, регулировать возникающие споры. Параллельно ведется работа по созданию отраслевых цифровых платформ, которые должны структурировать всю информацию, автоматизировать сделки, перевозки, отчетность на рынке зерна.

Первый проект правил зерновой торговли должен появиться уже в ноябре этого года, весной можно будет провести тестовые сделки по новым правилам. А к началу нового сельскохозяйственного сезона — к 1 июля 2019 года — они должны заработать на всем внутреннем рынке.

Государство за прозрачность

К инициативам по саморегулированию зернового рынка позитивно относятся в Минсельхозе и ФНС России. По данным ФНС России, ежегодные потери для бюджета от «серых» экспортных операций с зерном и подсолнечным маслом в среднем составляли 65 млрд руб. В прошлом году, когда служба начала системно бороться с этой проблемой, она фактически объявила нелегитимными 70% объема экспорта этих товаров.

«Добросовестные участники рынка сейчас просят нас о консалтинге в свете начатых преобразований, им важно понимать, есть ли риски», — рассказывает «Агроинвестору» начальник отдела стратегии и мониторинга поведения налогоплательщиков Контрольного управления ФНС России Варвара Бурлевич, которая принимает активное участие в работе группы по разработке правил зерновой торговли. А возможность злоупотреблений возмещениями НДС, по ее словам, как раз и возникла «в результате отсутствия единых стандартов поведения и запутанности отношений на зерновом рынке. Поэтому, вместо того, чтобы искать того «кто виноват» и тратить ресурсы государства и бизнеса на противоречивые разбирательства в арбитражных судах, до конца не решающих проблему с мошенническими схемами, ФНС России всецело поддерживает инициативу добросовестных участников рынка, которая позволит многие вопросы решить за счет саморегулирования и системы правил торговли, а также позволит создать систему профилактики возникновения проявления «недобропорядочной конкуренции», создаст твердый фундамент для инвестиций и развития всех кластеров сельского хозяйства.

В схеме по незаконному возмещению НДС, которая долгие годы действовала на этом рынке были заинтересованы почти все участники рынка, так как суммы, полученные из бюджета в счет возмещения фиктивного экспортного НДС, между всеми и делились, утверждает Бурлевич.

Поставщик-посредник часть НДС, полученного от экспортера, перечислял производителям, а часть присваивал. Благодаря этому посредники могли предложить аграриям цену ниже не на 10%, как это было бы за вычетом НДС, а всего на 2-3%. В результате возникала путаница в финансовых отношениях между разными контрагентами. Гарантией схемы выступала экономическая зависимость посредников с конечным экспортером, переработчиком или сельхозтоваропроизводителем, хотя формально, по документам посредники редко были аффилированы с ними. Чтобы отказать в возмещении НДС конечному покупателю товара, налоговая инспекция должна была провести проверку и доказать взаимозависимость и подконтрольность посредников конечным покупателям. Сельхозтоваропроизводителям вменить НДС было практически невозможно, так как большая часть из них применяла спецрежим ЕСХН и не являлась плательщиком НДС.

Покрывали эту систему и банки, обслуживавшие зернотрейдеров как ВИП-клиентов. Потому доказывать наличие противозаконной схемы налоговым органам без правоохранительных было сложно», — рассказывает Бурлевич. В итоге, по ее словам, последовали уголовные дела, и стало ясно, что под следствием могут оказаться практически все двадцать крупнейших экспортеров, контролирующих 70% рынка.

Посреднические схемы исказили рынок, поскольку переработчики и покупатели оказались оторваны от производителей», — отмечают участники рынка. Стали накапливаться проблемы. Например, из-за фиктивного НДС невозможно было точно установить цену товара. Открыто озвучиваться могли одни ставки, в реальности действовали другие. Цену с НДС и цену без НДС также невозможно было точно установить, поскольку цена с учетом налога была заниженной в расчете на возмещение неуплаченного НДС. Непрозрачность рынка породила недоверие и отсутствие гарантий. Заключенные контракты могли быть отменены одной из сторон, если она видела, что может купить или продать зерно другому контрагенту с большей выгодой. Штрафы за расторжение контракта, как правило, не останавливали.

«Сегодня мы предложили участникам рынка самим разработать общие правила и начать их применять», — говорит Бурлевич. ФНС допускает три возможных схемы дальнейшей работы зернового рынка. Первый вариант — заключение контрактов покупателями зерна напрямую с сельхозпроизводителями. Второй — работа через посредника по агентской схеме. Такую схему в налоговой службе считают наиболее прозрачной схемой работы с посредниками. «Если зерно закупается без НДС у сельхозтоваропроизводителя и затем без НДС же продается в пользу покупателя, то не возникает и возмещения и четко прослеживается цепочка движения товара: сельхозтоваропроизводитель — посредник — экспортер или переработчик. Соответственно, все документы прозрачные», — говорит Бурлевич. Третья схема работы с группами компаний (имущественными комплексами) по договору купли-продажи в одно звено от сельхозтоваропроизводителя при условии соблюдения налогового законодательства и поддержания добропорядочной конкуренции.

Чтобы предложенные ФНС схемы начали действовать, в первую очередь нужна типизация правил зерновой торговли, единообразные документы. «Если мы все типизируем — и агентский договор, и первичные документы, которые будут подаваться в налоговую инспекцию в электронном виде, — то появится понятная и честная система, — надеется Бурлевич. — Налоговый орган, продавец и покупатель будут работать в абсолютно прозрачных условиях».

Как будут решаться споры

Гарантировать исполнение типовых правил и договоров, как и на мировом рынке зерна, призвано третейское разрешение споров. Создание негосударственного арбитража станет отдельным направлением повышения прозрачности рынка, считают инициаторы изменений.

Условия в стране для этого есть, в России с 2013 по 2017 годы прошла реформа арбитражной системы. Она была призвана повысить репутацию третейского правосудия и очистить рынок от «карманных» судов. «В результате, с 1 сентября 2016 года вступил в силу федеральный закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Он регулирует порядок образования и деятельности негосударственных третейских судов и постоянно действующих арбитражных учреждений», — рассказал «Агроинвестору» представитель пресс-службы Министерства юстиции. К компетенции третейских судов отнесено разрешение любых гражданско-правовых споров, за исключением тех, по которым законом установлен иной порядок. Основная роль в третейском разбирательстве отведена арбитру, обладающему опытом разрешения гражданско-правовых споров. «Перспективным направлением является развитие специализированного отраслевого арбитража, предполагающего привлечение к разрешению споров арбитров, обладающих опытом и репутацией в конкретной отрасли, и наличие отдельных правил, учитывающих специфику отрасли», — добавляет представитель Минюста.

По новому порядку разрешать споры могут только арбитражные учреждения, которые получили разрешение от правительства России. Это постоянно действующие арбитражные учреждения, созданные на некоммерческими объединениями участников рынка. Арбитров в одном учреждении должно быть не менее 30 человек, включая опытных судей, экспертов, ученых. Одной из четырех организаций, на текущий момент получивших разрешение правительства на администрирование арбитража, стал Российский арбитражный центр (РАЦ) при Российском институте современного арбитража. Он располагает профессиональным административным аппаратом и штатом арбитров более чем из 20 стран. На его базе теперь предполагается создать «зерновое» отделение.

«Интерес участников сельскохозяйственной отрасли к созданию профессиональных арбитражных площадок, специализирующихся на разрешении зерновых споров, свидетельствует об успешных результатах третейской реформы», — отмечает в интервью «Агроинвестору» замминистра юстиции Денис Новак.

Действовать «зерновой» арбитраж будет на тех же принципах, что и РАЦ. А финансировать третейский суд предполагается за счет административных сборов, выплачиваемых сторонами при передаче споров в арбитраж, а также собственных средств РАЦ. Появление третейского суда на зерновом рынке закрепит применение типовых правил и сформирует единообразную практику разрешения споров, надеются участники отрасли. «Само по себе создание специализированного арбитража предполагает единые правила игры — то есть принятие правил, по которым будут разрешаться все споры», — отмечает ответственный администратор РАЦ Андрей Горленко.

Третейский суд должен быть удобнее для участников зернового рынка, чем государственный арбитражный суд по нескольким причинам, отмечают эксперты. В специализированном третейском суде арбитрами выступают профессионалы в соответствующей сфере. Если к тому же действуют стандартные правила рассмотрения спора, решение дел происходит быстро и эффективно, то есть вынесенное решение не оставляет вопросов у спорящих сторон.

Ускорению рассмотрения споров будет способствовать и переход на электронный документооборот. Российский арбитражный центр в 2017 году уже запустил электронную систему (ЭСАЦ), которая дает возможность сторонам и арбитрам начинать арбитраж в электронной форме, загружать документы и материалы дела, скачивать их с любого устройства, подключенного к сети Интернет. «Если, например, стороны предусмотрели, что арбитраж будет проводиться без устных слушаний, ЭСАЦ, по сути, позволяет провести весь арбитраж от начала до вынесения арбитражного решения в электронной форме», — отмечает Горленко.

В «зерновое» отделение предполагается привлечь арбитров и экспертов, имеющих опыт работы на отраслевых рынках. «При формировании состава арбитража будет учитываться специализация конкретного арбитра», — поясняет Горленко. Арбитры независимы и дорожат своей репутацией, рассуждает он. Если они вынесут необоснованное решение, то это станет известно рынку. Потому в третейском суде воздействовать на арбитра какой-то из сторон практически невозможно. В тех случаях, когда речь идет о коллегиальном составе арбитража, часть арбитров могут быть юристами, а часть — экспертами в других областях. Благодаря этому должно улучшиться качество принимаемых решений.

Есть и еще одно преимущество. Арбитраж имеет международный статус, а значит, любое арбитражное решение можно привести в исполнение как в России, так и еще более чем в 150 странах мира. Таким образом, можно взыскать причитающиеся деньги с должника, находящегося за границей. В том числе за рубежом можно исполнить арбитражное решение принудительно. «Это максимально простая процедура, которая не предполагает пересмотра арбитражного решения по существу, и проходит по сокращенной процедуре», — говорит Андрей Горленко.

Пожалуй, только в одном третейский суд сейчас может уступать государственному арбитражу — он не может принуждать к исполнению решения. Предполагается, что решения третейского суда будут исполняться добровольно. Однако если этот механизм не срабатывает, то дело передается в государственный суд. По вынесенному им исполнительному листу к должнику применяют меры воздействия.

В третейский суд могут передаваться любые гражданско-правовые споры, за исключением тех, которые прямо перечислены в процессуальном законодательстве. Например, третейский суд имеет право рассматривать любые споры, вытекающие из договоров между участниками зернового рынка — покупателям, поставщиками, элеваторами, перевозчиками, а также между ними и финансовыми организациями, торговыми площадками или иными инфраструктурными организациями.

Создание третейского суда на зерновом рынке будет означать рассмотрение профессиональных споров c учетом специфики рынка и практики делового оборота, надеются инициаторы изменений.

Споры могут рассматриваться на основе оговорки, сделанной уже в самом типовом договоре. До судебной процедуры дело можно и не доводить. Предполагается многоуровневая система разрешения споров. Сначала медиация — то есть досудебное урегулирование с утверждением в арбитраже. И только затем собственно третейский суд. Возможно также упрощенное рассмотрение споров в несложных случаях.

Профессиональный кодекс

Первый прообраз профессионального кодекса на российском зерновом рынке уже есть. В прошлом году крупные экспортеры, переработчики, сельхозтоваропроизводители и трейдеры начали подписывать «Хартию в сфере оборота сельхозпродукции», к которой уже, к слову сказать, присоединилось более 3000 компаний. В ней они обещают избегать применения недобропорядочной конкуренции за счет незаконных схем неуплаты налогов, избегать многоступенчатой системы закупок и продаж, работать с посредниками по агентской схеме и иметь дело только с добросовестными участниками рынка. В ходе преобразований правил торговли зерном будет запущен еще один важный элемент — система управления рисками и рейтингования компаний. Если перенимать такой опыт за рубежом, то к системе рейтингования стоит добавить и добровольную сертификацию компаний на соответствие стандартам их внутренних процедур и процессов.

В итоге саморегулируемый рынок начнет вести учет недобросовестного поведения игроков в специально созданном информационном ресурсе.

Первым этапом формирования такого информационного ресурса станет информация, предоставляемая ФНС России о наличии разрывов по НДС в цепочке поставщиков на основании данных системы АСК-НДС 2. Сегодня бизнес-сообщество (экспортеры, трейдеры, переработчики), стремясь внедрить на рынке практику саморегулирования в части поддержания налоговой дисциплины и неполучения конкурентного преимущества за счет незаконной налоговой оптимизации, обратилось в ФНС России с проработанным алгоритмом действий, предусматривающим информирование участников рынка о нарушении такой дисциплины в части неуплаты НДС и размещении нарушителей в специальном созданном информационном ресурсе. Федеральная антимонопольная служба (ФАС) выпустила письмо о том, что такой алгоритм не противоречит требованиям антимонопольного законодательства.

Информирование ФНС России о разрывах в цепочке поставщиков на основании данных системы АСК-НДС 2 предусматривает добровольную передачу налоговым органам согласий всеми заинтересованными сторонами в части публичности сведений, составляющих налоговую тайну, а также добровольную выдачу согласий всем покупателям на рынке (экспортерам, переработчикам) на публичность коммерческой и налоговой тайны в части наличия разрывов по НДС в цепочке поставщиков. На данном этапе алгоритм находится на согласовании в ФНС России, при этом ведомстве рассчитывают запустить информирование налогоплательщиков до конца года.

Информационный ресурс будет открытым и доступным для всех налогоплательщиков вне зависимости от отрасли и сопровождаться Некоммерческой ассоциацией добропорядочных участников рынка АПК. Он поможет компаниям оперативно проверять историю своих контрагентов и тем самым снижать для себя риск стать участником цепочки налоговых махинаций, а также сформировать дисциплину на рынке и профилактику налоговых злоупотреблений.

Кроме того, получая информацию о налоговых разрывах компании, чтобы не нести риски назначения выездных налоговых проверок и привлечения к налоговой ответственности сами смогут подавать уточненные налоговые декларации и уплачивать сумму НДС, неисполненную контрагентом перед бюджетом, взыскивая при этом причиненные убытки с поставщика, не уплативших НДС, посредством третейской налоговой оговорки.

Что будет в новых договорах

В сущности, все договоры, которыми регулируются отношения между продавцом, конечным покупателем и посредниками, рынку хорошо известны. Среди них — договор купли-продажи товара, хранения, подработки и отпуска, перевозки, экспедирования, перевалки. Имеются также сопутствующие договоры оценки качества и экспертизы, торгового финансирования, залогов, гарантий, поручительств, а также договор страхования.

Однако на практике каждая компания по-своему трактует любой документ. Поэтому конкретные формулировки могут серьезно различаться. Проблемой является несогласованность предметов договоров, перечня условий, когда для одних и тех же отношений могут применяться разные договоры поставки, реализации товара, перевозки и хранения. Более того, даже в одной и той же компании разные юристы могут по-своему составлять договоры и расставлять в них различные акценты. Например, перегружать документ какими-то положениями законодательства, которые и так прописаны в различных кодексах.

В новых типовых документах одинаково должны быть прописаны права и обязанности сторон, условия поставки и оплаты, форс-мажорные обстоятельства. При составлении таких договоров сначала потребуется определить стандартный глоссарий и стандартные положения. Договоры должны будут включать лишь конкретные условия сделки и отсылки к стандартным правилам торговли. Их терминология и условия должны быть понятными и едиными для всех.

Вслед за типовыми договорами в сфере оборота товара должны появиться также стандартный документооборот, условия залогов, гарантий и поручительств. В конечном итоге, использовать типовые договоры смогут не только отдельные участники рынка при заключении сделок, но также организованные рынки и торговые площадки.

Почему нужен электронный документооборот

Для увеличения агроэкспорта к 2024 году с $20 млрд до $45 млрд Минсельхоз формирует федеральный проект «Экспорт продукции АПК», который войдет в национальную программу «Международная кооперация и экспорт». Определено четыре основные задачи проекта. Развивать предполагается экспорт качественно новых продуктов, которые соответствовали бы ожиданиям потребителей на целевых рынках сбыта. Также потребуется построить эффективную экспортоориентированную логистическую инфраструктуру, снять тарифные и нетарифные ограничения. Кроме того, развивать продвижение продукции АПК на внешних рынках.

Сложность этих задач в том, что трудно наращивать существующее производство без изменения его структуры, отмечают в Минсельхозе. Предполагается развивать экспорт кондитерских и колбасных изделий, напитков, продуктов глубокой переработки зерна — крахмала, пищевого спирта и т. д. Для выполнения указа президента необходимо к сегодняшнему объему сельхозпроизводства прибавить еще более 40 млн т сельскохозяйственной продукции и продовольствия.

Значит, вырастет нагрузка на производства и товаропроводящие каналы.

Если система, в частности, зерновой торговли останется прежней, то будет увеличиваться и ущерб от ее неправильного функционирования, яркий пример которого — миллиарды рублей в год незаконно возмещаемого НДС. Переход на типовые договоры — тоже часть этой работы, указывает Варвара Бурлевич из ФНС. Чтобы успеть с наращиванием экспорта, пройти первый этап обеления рынка нужно в краткие сроки. Запуск в массовое использование типовых правил и договоров намечен на июль 2019 года. Следующим этапом станет введение электронного документооборота.

Как оцифруют сельское хозяйство

К цифровизации процессов на зерновом рынке подталкивает логика его развития. В этом направлении сейчас движутся все сектора российской экономики, вопрос лишь в том, где переход случится раньше, и каким он будет сам по себе. В числе уже «оцифрованных» сфер — логистика, энергетика, проекты «умных» городов, медицина, тяжелая и легкая промышленность, где уже идет внедрение искусственного интеллекта и робототехники, рассказывает директор по коммуникациям АНО «Цифровая экономика» Матвей Алексеев. Сельское хозяйство, по его словам, также в числе передовых отраслей. Здесь действует несколько платформенных решений.

Например, цифровизация проявляется в так называемой уберизации транспортно-логистических услуг. Таким термином, от названия сервиса такси Uber, в последнее время стали обозначать процессы поиска заказчиками исполнителей через мобильные платформы. Эти платформы переадресуют поступившие запросы непосредственно исполнителям, например, на рынке пассажирских перевозок — водителям автомобилей. В сельском хозяйстве, в частности, есть платформа для заказа перевозок Smartseeds.

Успех цифровизации зависит при выполнении нескольких условий. Там где они сходятся, процесс идет быстрее. Условия определены в программе «Цифровая экономика Российской Федерации», принятой в прошлом году. Программа работает по нескольким направлениям. Среди них — нормативное регулирование, научно-технологический раздел, кадры, образование и инфраструктура. По каждому направлению предусмотрена достаточно большая дорожная карта.

Необходимость поддержки цифровизации АПК признают и в Минсельхозе. В сельском хозяйстве появится своя отдельная программа, хотя ее статус пока не определен, рассказал «Агроинвестору» директор департамента развития и управления государственными информационными ресурсами министерства Игорь Козубенко. Ведомство нацелено на создание электронной платформы, которая позволит сельхозпроизводителям произвести, а потом продать товар в единой системе. Сюда будут загружаться не только документы, подтверждающие факт продажи, но и сертификаты качества продукции, документы на перевозку товара, чтобы покупатель был полностью уверен в происхождении и качестве, поясняет Козубенко.

Уже есть и действующие примеры. «В прошлом году мы запустили систему прослеживаемости семян, которая станет одним из модулей большой платформы. Сельхозтоваропроизводители, покупая семена, могут удостовериться в их качестве», — отмечает Козубенко.

Научно-технические условия для внедрения информационных технологий, на зерновом рынке тоже есть. «Сегодня технологии вполне доступны, программисты сделают все, что угодно», — не сомневается Подольский. Специалисты также появятся, если на них будет спрос. Проблема, в частности, зернового рынка, не в том, что нет IT- решений или инфраструктуры, а в том, что нет типовой документации, которую можно обрабатывать. Например, так называемые смарт-контракты в этой сфере возможны только при наличии типовых договоров. Тогда все взаимоотношения участников рынка превращаются в цепочку последовательных событий, которые фиксируются в электронном виде, возможно, с применением технологии блокчейн.

«В идеале должна быть создана прозрачная система, большая цепочка. Она должна снять так называемый барьер времени, когда у вас на решение всех проблем уходят не два-три дня, а всего лишь несколько секунд», — описывает Алексеев.

«Далее стоит задача перейти к искусственному интеллекту с учетом того, что мы планируем собрать всю объективную информацию со всех сельхозпроизводителей и на ее основе с участием ученых выдавать аналитические заключения о том, как правильно использовать те или иные технологии, материалы, удобрения. Искусственный интеллект нужен для обработки большого объема данных», — поясняет Козубенко.

Для широкого внедрения цифровых технологий потребуется создание правовой базы. Сейчас устранением правовых барьеров для развития цифровой экономики занимаются эксперты рабочей группы по нормативному регулированию, рассказывает Алексеев. Они разрабатывают нормативную базу для перевода всей информации в электронный вид.

Пока нет регулирующих документов — нет и порядка определения стоимости агротоваров, соглашается Козубенко. Колебания цен при их продаже могут быть очень большими. Поэтому, по его мнению, не выживают пытающиеся работать на зерновом рынке электронные торговые площадки.

Есть и еще одно условие — финансирование. К какому бы снижению издержек цифровизация ни привела в перспективе, сначала проинвестировать в эту систему придется как государству, так и бизнесу, добавляет Алексеев. С этим согласны и в Минсельхозе. «Рынок пока не готов переходу на смарт-контракты, — говорит Козубенко. — Многим проще, условно, отдать мешок зерна за «наличку», чем выйти со своим товаром на электронную площадку. Если государство будет субсидировать переход на такие площадки, тогда на это пойдет и бизнес».

Пока для этапа цифровой трансформации рынок еще не созрел, но начинать нужно с малого. Минсельхоз со своей стороны пытается заинтересовывать участников рынка в цифровизации всех процессов и параллельно получить финансирование для привлечения к разработке электронной платформы лучших специалистов, говорит Козубенко. По его оценке, на подготовку к цифровизации уйдет около двух лет.

Источник: agroinvestor.ru

Теги     Россия     зерновые     торговля  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Как влияет торговая война США и Китая на морские перевозки
Суммарный объем насыпных грузов, затронутый торговой войной, составляет менее 2% от общего объема перевезенных морем балкерных грузов в 2017 году.
Названы сроки, когда в Египте закончится зерно и растительное масло
Министр снабжения Египта Ali Moselhy заявил 15 октября 2018 года, что государству хватит зерна еще на четыре с лишним месяца. Растительного масла в Египте хватит на 3,2 месяца.