Нужно ли сдавать дальневосточные гектары в аренду Китаю
21 августа 2018, 09:02

Дальневосточные гектары, не востребованные россиянами, могут сдать в аренду иностранцам. Россия готова выделить на это миллион гектар сельскохозяйственных земель. Такое предложение, по сообщению англоязычной газеты Гонконга (South China Morning Post), озвучил инвестиционный директор Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта Валерий Дубровский.

По его словам, в первую очередь ожидается спрос со стороны китайских фермеров — ряд компаний из КНР уже высказал заинтересованность. Китайцы могут получить около половины всех предложенных земель, еще 25% может отойти инвесторам из Японии и Южной Кореи.

В условиях торговой войны с США Китай ввел пошлины на импорт американских соевых бобов и теперь нуждается в землях, чтобы собственным производством компенсировать нехватку поставок, напоминает Finanz.ru. Также китайцы могут выращивать на Дальнем Востоке пшеницу и картофель.

Китайские фермеры уже активно забирают в аренду посевные площади по договорам аренды и другим временным соглашениям, отмечает директор Института конъюнктуры агрорынка Дмитрий Рылько. По его словам, лучшие земли уже эксплуатируются местными фермерами, а новые, скорее всего, будут расположены в отдаленных и малопродуктивных районах.

Предлагая значительные площади дешевой земли, Россия стремится укрепить сотрудничество с КНР, а заодно увеличить доходы региона. Но такие легкие деньги могут обернуться тяжелыми последствиями — социальными и экологическими.

Местные жители и так уже обеспокоены масштабным притоком китайских рабочих, отмечает эксперт по изучению России Восточно-китайского университета в Шанхае Жан Си. Тревогу вызывают и методы китайского земледелия — урожайность любой ценой, использование слишком большого количества пестицидов, химических удобрений и т. д.

Или тщательный контроль, или новый «борщевик Сосновского»

Опасения дальневосточного населения разделяют и эксперты, опрошенные «Ридусом», хотя предложения такого рода их не удивляют. Россия занимает 1/6 часть суши и по этому показателю находится на первом месте в мире, в то же время при нынешнем количестве населения достаточно большие площади (без учета тех, что непригодны к землепользованию) остаются невостребованными. Конечно, возникает соблазн ввести их в оборот хотя бы в виде аренды, пусть пользуются.

«Интерес к российским просторам уходит корнями в глубокое прошлое, и до сих пор этот интерес не пропадает. Совсем недавно с частным визитом в Ставропольском крае были семьи буров из Южной Африки. Там на смену апартеида в отношении коренного населения пришло давление на белое население с целью изгнать их. Проявляют интерес потомки старообрядцев из Латинской Америки, которые возвращаются на историческую родину», — рассказывает финансовый консультант Teletrade Михаил Грачев.

Но если интерес этих групп вполне понятен, они ищут новую Родину и не на один год, то с китайцами все несколько сложнее. И, судя по их отношению к экологии в собственной стране, вопрос о том, стоит ли отдавать им в аренду российские земли и на каком основании, — не совсем праздный.

«Не получит ли Россия на Дальнем Востоке новый „борщевик Сосновского“? Идея решить продовольственную проблему была самая благая, но сейчас впору объявлять тотальную войну сорняку! Разрешить аренду достаточно просто, а проконтролировать выполнение условий аренды в полном объеме государство в состоянии? Вопросов достаточно много, и, прежде чем прийти к конечному предложению, стоит взвесить все за и против», — призывает эксперт.

Китай давно и успешно арендует земли сельхозназначений во многих странах Латинской Америки, в Южной Корее, Японии и даже в Австралии, добавляет аналитик компании «ФинИст» Геннадий Попов. В России китайские фермеры-арендаторы тоже представлены уже достаточно неплохо в Восточной и Западной Сибири, в Хабаровском крае и Приморье, в Еврейской автономной области.

«Такая стратегия объясняется не желанием расширять свой ареал обитания, а борьбой с собственным продовольственным кризисом», — поясняет эксперт.

Вместе с тем он предупреждает, что главная опасность, которая может подстерегать в этой области, — сохранение не только плодородности арендованных земель, но и экологической обстановки Дальневосточного региона, а также условий обитания местного животного мира.

«Опыт сотрудничества с китайскими арендаторами показывает весьма агрессивное, „хищническое“ землепользование, нацеленное на массовое применение гербицидов с целью извлечения краткосрочной прибыли. В этой связи успех данного проекта во многом будет зависеть от российских федеральных контрольных органов и местных органов власти», — поддерживает Попов слова коллеги.

На пороге катастрофы

Продавая дальневосточные земли, Россия опять «стреляет себе в ногу», печалится эксперт «Международного финансового центра» Дмитрий Чечулин, «нефтяная игла» ничему нас не научила.

В экономике существует два способа развития производства, напоминает эксперт. Первый — экстенсивный, когда рост производимого товара достигается путем увеличения используемых ресурсов (больше рабочих, больше земли, больше заводов). Это очень традиционный путь и, к сожалению, любимый для России.

Второй способ — интенсивный: он позволяет увеличить объем производимого товара с помощью использования более технологичных методов обработки материалов, привлечения более квалифицированных рабочих, более современной техники. Примером такой модели экономического роста может стать Япония.

Россия, по словам аналитика, уже использует все легкодоступные сельскохозяйственные площади и не стремится развивать интенсивные методы экономического роста. К тому же сегодня у страны просто нет времени на инвестиции и развитие: деньги нужны «здесь и сейчас».

«Принесет ли это выгоду стране и региону? Пожалуй — да, денег мы получим, но это не прибыль, а выручка. Фактически мы сможем прикрыть экстренные дыры в бюджетах, но это примерно как закрывать горящее окно деревянным щитом — на время поможет», — проводит аналогии эксперт.

Сейчас Россия имеет уникальную возможность получить новые рынки сбыта и поднять сельское хозяйство Дальневосточного региона, а вместо этого рискует получить очередной очаг социального напряжения, предупреждает он. Уже сейчас все чаще слышно от дальневосточного населения, что китайцев в регионе больше, чем россиян.

«Мы можем создать рабочие места, увеличить приток средств в бюджет посредством налогов, сделать регион привлекательным для инвестиций, но мы слишком привыкли к „быстрым деньгам“. Это мы даже не берем в расчет катастрофические последствия для природы. Один раз в истории страны мы уже распахали целину, и итог нам всем известен. В XXI веке ситуация будет еще страшнее. Концентрированные удобрения и пестициды полностью уничтожат экологию региона», — прогнозирует Чечулин.

Конечно, это не произойдет за ближайшие 2—3 года, «утешает» он, однако на горизонте 10—15 лет мы можем получить еще одну экологическую катастрофу, и никакие привлеченные средства уже не помогут восстановить природные богатства. В качестве примера эксперт приводит Аральское море.

«На самом деле еще в 2009 году вышел рассказ молодого автора Андрея Рубанова „Хлорофилия“, в котором всю Сибирь сдали в аренду Китаю. Последствия этого решения для страны были катастрофическими. Что-то мне подсказывает, что автор как в воду глядел», — заключает Чечулин.

Читайте прогноз ценовых колебаний с 20 по 24 августа 2018.

Источник: ridus.ru

Теги     Россия     Китай     Дальний Восток     аренда     Земля  
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Важные
Алжир приобрел по тендеру 75 тысяч тонн фуражного ячменя
Зерновая имела произвольное происхождение. Поставка покупателю должна быть проведена в ноябре текущего года. OAIC закупил ячмень по цене $252–$255 за тонну C&F.
Комментарий. Судьба глифосата в Бразилии. Запрет отменяется.
На днях федеральный суд Бразилии отменил это решение на том основании, что не было анализа возможных серьезных последствий данного решения для экономики страны.